Иди за мною

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 1, средний балл: 5,00 из 5)
Загрузка...

Пояс Ориона, звёздное небо, фото, смерть, умереть, иди за мною, мечта

 

На кухоньке московской квартиры говорили о мечтах три старика: 62, 66 и 70 лет.

— Я с юности мечтал о любви и дружной семье, — начал шестидесятидвухлетний. — И что получил? С женой развёлся, дети разъехались. Знаете, как я представлял себя в старости? С книжкой в руках, в пластмассовых очках, в кресле-качалке в саду. Или на скамейке, в беседке под соснами. За самоваром. У своего большого дома. На травке внуки резвятся. Пахнет хвоей и тёплым ветром. Когда я встретил и полюбил будущую свою жену, я говорил ей о росе, лугах и рассветах. Стихи наизусть читал. Мы мечтали о семейном счастье. Где всё это? — Дрожащей рукою он сунул зелёную таблетку в рот, запил остывающим чаем. — Словно и не было ничего. Жизнь не вернёшь.

— В который раз томит меня мечта… — пробормотал самый старый среди троих.

Рассказал о своих желаниях и второй. Поэзия и любовь были ему чужды. Зато он всегда хотел загребать деньги лопатой. В советском детстве увлечённо играл в «Монополию», в молодости крутился среди фарцовщиков, стараясь не угодить под колпак милиции или КГБ, а в зрелые годы, когда грянул в России капитализм, гонялся за рыночной конъюнктурой, менял бизнес за бизнесом. Под седую голову ему повезло: наладил связи с китайцами, завёл бойкую торговлю чипами. Да вляпался в кризис: из-за кредитов иностранным банкам и обвала рубля фирма обанкротилась.

— Вот не думал, что придётся жить на нищенскую пенсию.

— Мечтал ли ты о правде трудовой… — отозвался тот, кому было семьдесят.

66-летний посмотрел на часы, достал из кармана пиджака пузырёк и принял розовую таблетку.

Самый старый, живший без зелёных и розовых таблеток, подлил себе кипятка и заварки. Прибавил земляничного варенья.

— Вы несчастны, потому что не о том думаете.

Он не сомневался: его-то мечта непременно сбудется.

— Брось житьё, иди за мною! — прошептал он едва слышно.

— Ты что-то сказал? — спросили первый и второй одновременно.

— Мечты почти никогда не сбываются, — ответил самый старый. — Лишь на одну можно смело рассчитывать. Она не разочарует.

— Какая же у тебя мечта?

— Умереть.

С усмешкою оглядев застывшие, вытянувшиеся лица собеседников, их приоткрытые рты, отметив тающее розовое пятно на беловатом языке одного из них, он не спеша размешал ложечкой варенье в чае.

— Смерть обязательно состоится. Это мечта, которая не обманет.

 

© Олег Чувакин, 27-30 июня 2016

 

Любите читать Олега Чувакина? Дайте ему денег!

229

Отзовись, читатель!

14 comments — "Иди за мною"

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Гость

Грустно, но так и есть….

Гость

Это было круто. Согласна с самым старшим: ЭТО сбудется всегда.

Гость

Олег, когда вам будет 62, и вдруг вас назовут стариком…

Гость

Это всё понятно. Другие бы убавили. Столько же…

Гость

мне тоже хотелось им каждому лет по 20 прибавить. ну, 15 минимум

Гость

Олег Чувакин В рассказе — да… Настолько, что даже не требовалось указывать точные цифры… А в жизни? А нам чё остается делать? Женщинам? Стареть вместе с вами? Ну уж нет! О себе я говорю: мне нужно жить долго и быть здоровой. Потому что, мой сын жив, пока жива я… Совсем иная система ценностей. А рассказ хороший, жанр притчи вам уже тоже по силам!

Гость

В рассказе же все трое БЕЗУСЛОВНО старики. Безоговорочные такие старики.

Гость

Я и сейчас чувствую себя стариком. Да что я: Чехов был стариком уже лет в 29, когда писал «Скучную историю».

Когда у меня что-то спрашивают, я прикладываю ладонь к уху и говорю погромче: «Ась?»

Вообще, определение возрастных градаций для многих людей есть тема болезненная. Время от времени читатели злятся и сообщают мне о своём несогласии с некоторыми границами зрелости-старости. Однажды на «Самиздате» раскритиковали «стариковство» главного героя моего рассказа «Организм». Там старику 60 лет. Но мне бы и в голову не пришло употреблять канцелярские выражения типа «пожилой мужчина». Или повышать планку лет до 85.

Спустя лет 10 нынешней «оптимизации» медицины стариками в России надо будет называть сорокалетних. Особенно мужчин. Особенно в деревнях, где от медицины уже сейчас почти ничего не осталось.

Короче говоря, будем здоровы и будем чувствовать себя не по годам, а по настрою душевному.

Гость

Кстати, даже в моем советском детстве «монополии» не было. Неологизъм.

Гость

Я поправлю эту строчку. Спасибо. Тут я ошибся. Самодельная «Монополия» была популярна в начале 80-х. Я в неё играл. Мало того, я её рисовал. И у меня в шкафу сохранился экземпляр. :)

Гость

Разрушаете иллюзии.

Гость

Ах, по-моему, всё это так и есть…

Влад
Гость
Влад

Погулял по сайту, прочитал последний короткий рассказ. Пишите грамотно и гладко — редакторская школа «НС» видна, только в нем нет главного — жизни, поверьте мне ( я вам в папы гожусь) — одни придумки, пусть и красивые. И еще покоробило: графоманов хватало и хватает, даже среди лауреатов престижных премий, но нельзя быть навязчивым попрошайкой. Если автор — мужчина, а не поднаторевший, окололитературный БОМЖ, которых сейчас пруд пруди, то мой комент, надеюсь, «увидит свет».