Дмитрий Иванов. А был ли мальчик?

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 6, средний балл: 4,33 из 5)
Загрузка...

Раскрытая книга, страницы, слова, фото

 

Обзор финалистов конкурса «Художественное слово»

 

Действительно, был ли мальчик? Вернее, удался ли конкурс? Попробуем ответить на классический вопрос «царю Борису», прочитав внимательно конкурсные тексты, попавшие в финал. И сразу же без предисловий начнём, как говорится, помолясь.

 

 

Фальшивый писатель

 

Как говорится, брат пошёл на брата. Создал для брата мир-иллюзию, к которому тот оказался не готов. Написано несколько путано. Автор выбрал сложную манеру изложения. Основные события происходят в настоящем времени, а диалоги по большей части относятся ко времени прошедшему, да порой автор и в основном теле текста также срывается на время прошедшее. Очень это всё напрягает меня как рядового читателя.

Кроме того, автор не стремится более точно и просто изложить свои мысли относительно того, что же произошло с братьями в мире, полном мутантов. Собственно, и сам мир не показан, не прорисован. Есть только какие-то отрывочные сведения о нём, но этого мало.

Рассказ скорее разочаровал, чем порадовал.

 

Теперь несколько замечаний по технике написания. Думаю, может пригодиться автору в дальнейшем творчестве.

 

«— Какой ужас. Эти мутанты уже в конец обнаглели. Совсем страх потеряли! — Его интонация уверенно повышается: — Если ты не можешь применить свои способности против другого сверхчеловека, это вовсе не значит, что нужно разрушать его имущество!»

 

«Бросившись тому на помощь, у Макси с трудом получается спасти непутёвого Баффи. После пары обвинений, нескольких ругательств и кучи недовольства, связанного с таким тёплым приёмом, Макси интересуется у посаженного в кресло Баффи:

— Да что опять не так

 

«Но Баффи жил не для этого. Не для того, чтобы портить свою судьбу какими-то богоподобными способностями. Поэтому Макси никогда не мог понять, почему брат так глупо и недостойно относится к своему дару».

Во всех выделенных авторских фрагментах встречаются повторы, от которых желательно отказаться.

 

«— У тебя хотя бы перед страхом смерти возникла мысль, что ты мог всё исправить, если бы не относился к своей ососбенности так брезгливо? — Говорит он, заваривая себе чай». Лишняя буква в слове.

 

«Баффи очень нервирует глупое непонимание брата:

— Ты что, глупыйБез комментариев.

 

«Он вовсе и не собирался говорить об этом ещё каких-то несколько минут назад, но несколько минут назад он не ожидал услышать то, что в итоге услышал от брата.

— Послушай, ты ни в чём не виноват. Ты не делал ничего такого с этой девушкой.

Он признаётся:

Это всё моя вина…» Без комментариев.

 

«— Проследив за тобой последние пару недель, мне захотелось подсобить единственному близкому мне человеку. Я привёл к тебе эту девушку. Я заставил тебя написать этот стих. Я влюбил её в тебя. Я устал делать что-то для себя, пытаться кого-то уничтожить, поэтому решил помогать людям. И начал с родного брата. Но мне и в голову не могло прийти, к чему всё это приведёт…» Избыточность связок «это» в абзаце не выглядит обязательной. Стилистически не обосновано.

 

Теперь обобщим: автор употребил связку «это» 21 раз. Многовато для коротенького текста в 6,8 килобайт. А ещё в рассказе 13 раз использовано слово «всё» из 50-ти на все 18 рассказов финала. Тенденция, однако. Я бы с ней поборолся.

 

 

Кухонный сюрприз

 

«Оказывается, соседка с нижнего этажа, некая тётя Римма, надумала переезжать, а посему сочла, что самое время подарить своего домашнего питомца моим детям». Пропущена запятая после вводного слова.

 

«А поскольку блины у меня уже явно подгорали, и времени для раздумий у меня оставалось всё меньше, я подарок приняла». От повторения выражения лучше избавиться.

 

«Птичка так и осталась у нас.

Относился этот попугайчик к виду волнистых, и был полностью жёлтого цвета. Таких, вроде, называют лютино». От повтора лучше избавиться.

 

«Но в целом оказался существом, не требующим к себе много внимания, и не доставляющим особых хлопот». Лишняя запятая.

 

«Был самый обычный день. Муж на работе. Дети в школе. Я готовила обед. На плите булькал борщ. Уже почти доварился, нужно было только вовремя выключить, чтобы капусту не переварить. Очень уж нам нравится, когда капуста в борще слегка похрустывает. А если её переварить, то блюдо, конечно, съедобное, но не то». Предложу автору иную редакцию, как говорится, для улучшения стиля.

«Стоял самый обычный день. Муж на работе. Дети в школе. Я готовила обед. На плите булькал борщ — уже почти готовый, нужно было только вовремя выключить, чтобы капусту не переварить. Очень уж нам нравится, когда капуста в борще слегка похрустывает. А если её передержать, то блюдо, конечно, съедобное получится, но не то».

 

«Я уже второй раз пересматриваю все сезоны и вот этот финал — это что-то!» Неудачный повтор связки «это».

 

«Гениальнейшая развязка. Прокручивая страницу сайта и бегло просматривая комменты (борщ я уже выключила, успела вовремя), я чувствовала себя единственным в мире человеком, который действительно понимает этого Декстера, а также понимает сценаристов, что решили зафиналить всё именно так, а не иначе». Неудачное повторение личного местоимения. И снова пресловутая связка «это», паразитирующая на чистом теле современной литературы.

 

«Я хохотала, и хохотала, и просто не могла остановиться». Запятая не на месте.

 

«В конце концов, смеяться я устала, и почему-то спросила у попугая… Прошу прощения, у Кеши. До этого мы как-то не беспокоились, есть у него имя, или нет». Лишние запятые.

 

«— Ты вр-р-рёшь. Себе вр-р-рёшь. Ты знаешь — ты пи-сАтельница. — упрямо твердил попугай Кеша». На месте точки должна быть запятая.

 

«Видимо, он умеет не только говорить, но и льстить.

— Ну, подумай, самые светлые писательские умы — это мужские». Не хватает знаков пунктуации.

 

«— Ага-ага! — вредный попугай не очень-то мне верил». Пропущен дефис перед частицей «то».

 

«…птичке, — Природа мужчины — это покорять внешний мир и жить для себя, а природа женщины — это создавать домашний уют и жить для своего мужчины». Продолжать прямую речь следовало со строчной буквы, а тире пропущено.

 

«Нужно только прислушаться к голосу своего воображения, довериться своей собственной фантазии». Лишнее слово.

 

«Я не знаю, допишу ли я свой первый роман до конца, или так и брошу на полпути». Лишняя запятая.

 

«О! Кажется, подмигнул. Вы видели?»Да, я видел. Только на мой взгляд, героине рассказа и самому автору ещё рановато заниматься романами. Сначала следует набить руку на коротких и ёмких сюжетах. Причём на таких, чтобы у читателя дух захватывало. К сожалению, при чтении рассказа дыхание моё оставалось ровным, а сам я равнодушным. Потому не стану дарить автору никаких надежд — на главный приз конкурса произведение не тянет совершенно точно. Но потенциал имеется. Нашлись бы только достойные и убедительные сюжеты. Автору удачи в творчестве!

 

 

Чудак

 

«— Не плачь, я знаю, кто тебе может помочь». Два подряд однокоренных слова… Хм, не слишком удачное авторское вложение в назойливую тавтологичность. Думаю, следовало использовать редакцию «сумеет помочь».

 

Романтическая легенда написана в духе волшебных сказок, каким обычно грезят юные барышни ещё достаточно среднего школьного возраста. Со временем отношение к миру, жизни, судьбе у этих нежных созданий меняются… а у кого-то и не меняются вовсе. Это не хорошо и не плохо. Просто такой взгляд на природу вещей. Кому-то он близок, иным, наоборот, неприятен. Отнесу себя к лицам нейтральным. Высоко в табели о рангах рассказ не вознесу, но и опускать его на самое дно рейтинга не за что. Впрочем, всё зависит от общего качества финальной «пульки».

 

 

Анна

 

«Писатель отбросил ручку и устало потянулся. Последние два часа дались ему невероятным трудом. Сидеть, бессмысленно разглядывая чистые листы бумаги, с каждым разом становилось все сложнее, но он дал себе обещание, и начатое следовало бы довести до конца». По-моему, здесь автор попал в плен шаблонного представления о писательском труде. Вам так не кажется?

 

«Продержаться бы до Нового года, три дня осталось», — подумал он, подходя к окну». Отсутствует запятая в начале деепричастного оборота.

 

«Заскочив в приоткрытые ворота, он быстро прошагал по дорожке и, смахнув озябшей ладонью снег, почти рухнул на белую скамейку». Пропущена запятая.

 

«Раздав их, уже к полудню возвращались на дачу, где, радостно виляя хвостами, их встречали две лохматые собаки». Ошибки пунктуации.

 

«Так было давно, почти сотню лет назад, когда была жива Анна». «Былинный» повтор явно нехорош.

 

«У него тоже могла бы быть дочь…или сын. Анне сейчас было бы тридцать, она была бы все так же красива». Думаю, передо мной авторский приём — сознательный двукратный повтор словосочетания. На мой взгляд, он совсем нехорош на фоне уже оправданных стилистически предложений, в которых уже имеются повторы.

«Была бы», — громко повторил вслух Писатель, горько усмехнувшись. «Была бы», — тряхнув головой, он повернул ключ в замке зажигания.

 

«Писателя, растерявшегося под начальственным напором, схватила за руку шустрая темноглазая девчонка и потащила в даль коридора». Интересно, а даль у коридора светлая или не очень? И есть ли, кстати, такое понятие, как «близь коридора»?

 

«— Вы знаете, а у нас кошка есть, и пять котят. Мы их кормим после школы». Парафраз на тему Агнии Барто? Неосознанный или намеренный? Да-да, «а у нас сегодня кошка родила вчера котят…» — именно эти строки у меня и всплыли перед глазами человека, сражённого на всю жизнь пионерским прошлым.

 

«…и Настя, отпустив его руку, скрылась в за дверью напротив, откуда слышался детский смех и сердитый голос воспитательницы». Лишний предлог.

 

«Он опустился на диван рядом с забытой кем-то книжкой, на которой был нарисован румяный Колобок в кокетливой шляпке и ботинках, доверчиво протягивающий руку явно удивленной лисе». Колобок в шляпе? Допустимо — голова-то у парня имеется. А вот руки… хм, извращение какое-то.

 

С самого рассказ поразил меня сумбуром описаний. Впрочем, ничего в том странного нет, поскольку Писатель, герой произведения, потерял в какой-то катастрофе супругу и теперь лихорадочно ищет, как я понимаю, ребёнка, в которого переселилась душа жены. В общем, объяснить сумбур можно авторской задумкой, но нельзя же заводить всё настолько далеко. Какие-то непонятные намёки и полунамёки. Писатель — сторонник теории загробного странствия душ согласно тибетской Книге мёртвых? И почему-то крайний срок — новогодняя ночь. То ли герой сам себя ограничил, назвав эту дату поиска крайней, то ли автор имеет в виду какие-то очевидные вещи, которые для меня, читателя, совсем не очевидны. Скорее даже — совершенно непонятны.

В общем, герой нашёл ту, которую искал, уложившись в установленные собой же сроки, но меня оставил в недоумении. Чудо чудом, но должен же быть ещё какой-то сермяжный смысл? К сожалению, я его так и не обнаружил. Увы мне.

 

 

Лабиринты

 

«— …да, а бывает, читаю книги. —

— Правда? Выделяешь время? —

— Случается. Вот сейчас увлёкся Мураками. И перечитываю, и новое … —

 

Он выглядит сосредоточенным и самоуглублённым. Кажется, это называется интровертивностью.

 

— У меня жена тоже его читает, — говорю я и смахиваю с плеча несколько снежинок. -Считает, Мураками — это модно. Говорит, что Пелевин «уже не тот». Хотя — «не тот» он у неё уже после второй книги. А мне нравится. Да и к тому же Виктор Олегович … —

 

Но он не даёт мне закончить фразу.

 

— Только вот знаешь, … во мне это рождает желание писать самому. —

— Вот как. Ты серьёзно? -»

Начало рассказа что-то мне напомнило. Что же? А вот — из моего же предисловия к повести «Когда уехал цирк»:

И что, печатался?

— Смеёшься, только в Интернете…

— А сериал снимали по твоим произведениям?

— В общем… нет… Ты шутишь, наверное…

— А Татьяна Толстая читала?

— Думаю, она про меня и не слышала.

— А душка Виктор Пелевин?

— Это тот, который что-то про Чапаева?.. Чапаев и простота… или, простите, простата?

— Чапаев и Пустота! Классиков современных нужно знать и почитать, деревня!

— Так он?

— Он, он…

— Ну, ты скажешь тоже… Если я его с трудом, то он-то меня откуда?

— Хорошо, с кем из журналистов знаком?

— Никого не знаю.

— В шоу-бизнесе родственники имеются?

— Не бывало. Всё больше из служащих родственники. Так, кажется, в анкетах писали?

— Неважно, конечно, но поправимо. Ну, а педерасты в текстах у тебя, надеюсь, присутствуют?

— Что ты, совсем нет…

— А хотя бы парочка клоунов?

— Н-н-н-е-т. А разве в этом дело?

— Шутишь, брат? Без клоунов сейчас никуда! Особенно если про педерастов ни слова…

— А язык… Метафоры, там, всякие… Уже не важно?

— Помилуй, бог, конечно же, нет. Публика любит позажаристее… хоть и не съедобное.

— Нет, нет. Я с такой постановкой вопроса вовсе не согласен.

— Тогда какой ты, на хрен, писатель! Гарсон, водки нам! Выпьем за помин души так и не рождённого классика!

 

Из подслушанного разговора в кафе «Розовый голубец» в канун Нового года авторизованной японской собаки.

 

 

«Приятно.В читальном зале редкие студенты крошат «гранит науки» в крошку конспектов». Предложения не разделены пробелом, а сознательная тавтология «крошат в крошку» меня напрягла. Но лишь на секунду, ибо я понял, автор знает, что хочет сказать.

Итак, начало рассказа типичное для текста, любимого разного рода эстетствующими окололитературными молодчиками и молодицами.

 

«Интересуюсь книгой «колыбель для кошки» Курта Воннегута». Отчего название произведения написано не с прописной, а со строчной?

 

«— И чего тебя туда понесло? Дома книг достаточно. —» Странное какое-то охвостье у прямой речи. Там, где должны быть слова автора. И не первый раз, кстати. Очень раздражает подобное небрежение правилами пунктуации. Надо с этим что-то делать. Как думаете, автор?

 

«— Захотел почувствовать себя настоящим Читателем. — просто ответил я». Вместо точки следует использовать запятую.

 

«— «Охота на овец». Это про браконьеров что-ли? —» Наличие дефиса перед «ли» и тире в конце предложения взывают к Ожегову и Розенталю о милости.

 

«По-этому услышать её версию мне всегда интереснее, чем читать оригинал самому». Зачем было разрывать слово дефисом, будто секатором — по живому?

 

«Проваливаясь в бездонную пустоту межстрочного пространства, ловил фантомы ускользающих смыслов». Пропущена запятая.

 

«Покидая сознанием привычную трёхмерность, погружался в другую, неизведанную». Тот же диагноз.

 

«Я вижу, как рождается текст. Как мысли обретают одеяния фраз. Читаю …» Герой умеет читать мысли Писателя? Иносказательно получается именно так, а это сомнительно.

 

« … и произносимые слова, и чётко сформулированные мысли не растворялись в воздухе, зависнув дымкой эха на время». Не хватает запятой.

 

«Мысли и высказанные фразы распадались на слова». Герой видит, как мысли перетекают в слова, формируют фразы, как капли букв наполняют строки… а потом фразы начинают распадаться на слова. Получается, что в лабиринтах литературных миров наблюдаются взаимообратные тенденции — и дифференциальная, и интегральная. Что-то вроде конструктора, которым пользуются Писатели? Или я не смог понять авторского замысла?

 

«Чуть присмотревшись, замечаю, как падают быстрыми тонкими стрелами, проявленные солнечным светом, мельчайшие капли тумана». Без комментариев.

 

То ли сон, то ли явь, то ли сны под впечатлением чтений вслух с супругой. Метафизика переплетается с музыкальными и прочими умозрительными фантазиями. Мураками посыпает героя снегом, а Васильев солирует «Сплином» по мистической части.

Эх, трудно мне тягаться с автором в постмодернистских штуковинах, но я считаю, надобно писать так, чтобы мысль не только накручивалась на папильотки подсознания тугим сюрреалистическим узлом фантазии, но и могла легко развернуть перед читателем задумку криэйтора. Я полагаю, с последним вышла небольшая незадача. Меня отчего-то мир, созданный в рассматриваемом произведении, не убедил. Извините.

 

 

Герои будущих книг

 

Хорошая история о том, что писательский труд тяжёл. Это важно понимать тем, кто хочет стать не графоманом, коих нынче расплодилось преогромное количество, а властителем душ современников, а в идеале — и будущих поколений. Понимаю, в короткой истории не передать всего многообразия писательского ремесла, но о том, что лишь ничтожная часть армии литераторов становится известной и может прожить на гонорары от творчества, не худо было бы упомянуть — чтобы не возникало вредных иллюзий.

 

 

Последнее слово

 

«Он выписал слова на отдельные карточки и долго тасовал, и выкладывал их на столе, пытаясь выстроить в предложение, пытаясь найти между ними связь, вытащить скрытый, заложенный смысл». Пропущена запятая. А повтор явно ни к чему.

«Ни в порядке, в котором эти слова проникали во сне в его мозг, ни в самих словах не было никакой системы. Это могли быть термины из совершенно разных областей науки, имена древнегреческих героев или название деревни на триста человек в заброшенной китайской провинции. Единственно, что объединяло эти словаэто то, что он их не знал». От повторов не худо бы избавиться.

 

«…окончательно удостоверившись, что это не связано с другой женщиной (для этого она дважды проследила за ним, дойдя до читального зала) плюнула и перестала обращать внимания на мужнины странности». И вновь повтор пресловутой связки «это». На месте автора я бы попробовал избавиться от него.

 

Интересная история, очень интересная. Но по мне так она тоже вторична, поскольку напоминает повесть Пелевина «Числа». Хотя, скорее всего здесь всего лишь мои тараканы, обитающие в темнице черепа, знатно повеселились.

 

 

Жары-птицы

 

«Заходи, уважь старика». Пропущен мягкий знак.

 

«Случившееся объяснялось происками шпионов неизвестной цивилизации. Известные гуманоиды, почему-то, то в синь, то в зелень, а девушки были копиями народов нашей планеты». Неизвестные известные?

 

Хм, космическая история неземной любви чем-то мне приглянулась. Хотя я не особый сторонник космической фантастики, и в тексте есть место расхожим штампам, известным ещё с советских времён — интернациональные экипажи, мир, дружба-жвачка, но это всего лишь шелуха облачения. Идея, заложенная в рассказ хороша, да и решение её вполне на уровне.

 

 

Ночной полёт

 

Неплохая романтическая история с финальной сценой, явно напомнившей мне эпизодом ухода Мастера и Маргариты по дорожке луны. Вторичность неявна, но мне она показалась несколько нарочитой.

Написано грамотно и стилистически выверено, но не слишком моё, хотя готов согласиться с наверняка имеющимися фанатами автора — произведение достойное.

 

 

Поймай девушку, падающую с поезда

 

«Это было больно.

А ведь начиналось все неплохо. Они были одной из самых красивых пар в универе». Былинного повтора лучше избежать.

 

«Она чувствовала себя на концерте, словно дельфин в голубой лагуне». Не хватает запятой.

 

«Он стал ревновать. Его стихи и романы становились все драматичнее. И она стала уставать от этого». Повторять глагол не стоило.

 

«Он погрузился в творчество и принялся писать новый роман. Но он получался мрачным и скучным. Потом он вообще увяз в паутине мыслей, и на бумагу уже не получалось выдать что-то путное». Повтор местоимений путает понятия — человека с романом.

 

«Это же ненормально — то, что я хочу уйти, — думал Артем. — Интересно, а что думает обо всем этом Создатель? Как же я хочу хоть минуту пообщаться с ним, услышать совет: что делать дальше?» Не хватает запятой перед «что». Повтор связки «это» не нужен, да и комбинация «что думает» — «что делать» тоже назвать стилистическим изыском никак нельзя.

 

«Артем пошел в храм. Он думал, что найдет ответ там.

На исповеди признался священнику, что хочет умереть. Услышал, что эти мысли — грех, и что его жизнь принадлежит не ему, а Богу, и он сам не вправе ею распоряжаться». Невероятно неудачное чтоканье.

 

«— Просто отвлеки каким-то образом папу, он в том времени на 20 лет моложе, но ты его обязательно узнаешь…» В художественных текстах числительные принято писать прописью.

 

«Артем сделал все правильно, как ему сказали. Сел в этот странный аппарат, внутри которого мигали красные и зеленые лампочки, перевел цифры с «2016» на «1997», задал месяц, число, время и место.

Убедившись в том, что все выставлено верно, парень нажал кнопку и дернул рычаг. Пошел обратный отсчет». Не верю! Дилетанту доверили управлять машиной времени без контроля. Не верю!

 

«В машину времени был встроен еще и навигатор — она материализовывалась в безлюдном месте, чтобы ни у кого не вызвать подозрений, а затем указывала путь — как добраться до нужной точки». Теперь мне понятно, что рояль в кустах чаще всего — это машина времени со встроенным навигатором. Кстати, навигация в наше время — дело обычное, а вот каким образом она осуществляется в прошлом, на каких принципах основана? Впрочем, пустое… В коротком рассказе не до того, разобраться бы с коллизиями сюжета.

 

«Сейчас ему нужно было пройти пешком всего около километра — нужная станция была как раз в том месте, где заканчивалась эта посадка». Повтор однокоренных ни к чему.

 

«Вдруг внутри машины засверкала яркая лампа возле причудливого аппарата. Он увидел на мониторе текст: «Если передумаешь — машина тебя заберет на этом же месте»». Он, как я понимаю, из написанного — аппарат. С понятием аппарат.

 

«Если бы не этот факт — он, Артем, возможно, никогда бы не появился на этот свет». От повтора связки «это» стоит отказаться.

 

«Может быть, поэтому у меня и в жизни все идет наперекосяк? — Я не должен был вообще появляться на свет!» — думал он.

Диспетчер сообщил, что к 1-й платформе прибывает поезд. И отец Артема, совсем заскучавший в ожидании своего рейса, переходит на противоположный путь, чтобы купить в киоске газету.

Артем не знал, что делать: с одной стороны, он почему-то хотел спрятаться от этого человека». Автор, что-то Вас штормит — бросает из прошедшего времени в настоящее. А какая в том необходимость, если этим портится стилистика изложения?

 

«Но ведь ему надо как-то его отвлечь, увести отсюда!

Поезд остановился. А вот и судьбоносный вагон №7. Спускаются пассажиры. Он искал взглядом свою будущую мать. Его отец тоже оказался здесь, почему-то забыв о своей газете.

«Не смог отвлечь, значит надо опередить!»

Вот она! Великолепная светловолосая красавица с вьющимися волосами. Его будущая мать! Она появилась в проеме дверей вагона и ждала, когда подойдет ее очередь спускаться». Целый абзац одних местоимений. Зачем? Автор, кроме имени героя, есть ещё разного рода существительные: молодой человек, парень, юноша, герой, незадачливый герой. «Ему его отвлечь…» Да-с, кому и кого — не совсем понятно. Выразиться бы поточнее.

 

«Эта блондинка и этот сильный молодой парень — люди, которым предначертано быть вместе». Неужели кто-то считает, будто повтор связки «это» — хорошее вложение в литературную составляющую произведения?

 

«Артем не мог оторвать взгляда от матери: какая же она все-таки красивая! И отец! Лучшего мужчины для нее не найти! Вот он разведет их… и исчезнет! Кому достанется его мама, с кем пересечется ее судьба?» Какие-то неестественные для современного молодого человека рефлексии, свойственные, скорее, гимназистке начала XX века, нежели юноше с вживлённым IT-мировоззрением. Впрочем, бывают и в наше время исключения… К тому же — верующий, раз в церковь пошёл.

 

«Он обошел уже всех, единственным препятствием на его пути был… его сын». Одно из местоимений лишнее.

 

«— Что ты стоишь! Не видишь, что она падает!

Их взгляды встретились.

— Кого-то ты мне напоминаешь… Мы не знакомы? — спросил отец». Ах, Голливуд! Ах, Роберт Земекис. «Назад в будущее in Russia».

 

«Аппарат понес его обратно — в 2017-й, в дом того монаха». Того монаха? Какого «того»? О монахе уже 6 Кб ни словечка. Читатель может припомнить, о каком из священнослужителей речь, но для сюжета сие небрежение стилем явно ни к чему хорошему привести не может.

 

«— Я так и знал, — улыбаясь, встретил его старец.

— Почему вы мне сразу не сказали?

— У каждого должен быть выбор. Тебе нужно было все увидеть и самому принять решение. Ты выбрал жизнь, и это хорошо…» Монах в кустах — это сильнее «Фауста» Гёте. А уж рояля и подавно.

 

«Вскоре Артем уже мчался домой. В руках у него была сумка и букет цветов. Родители, которые в последнее время видели его только мрачным, были очень удивлены». «Былинный» повтор лучше бы ликвидировать.

 

«Он написал роман о том, что с ним приключилось. О его желании уйти, о монахе и о путешествии во времени. И послал Алине по электронной почте.

Вскоре она позвонила:

— Нам не нужно было расставаться, — всхлипывая в трубку, произнесла девушка. — Я многое поняла. Меня никто никогда так не любил как ты.

Парень возвел глаза к небу и поблагодарил Создателя за помощь. После этого быстро оделся и помчался к своей любимой». Заключительный абзац представляется мне очень и очень шаблонно-слабым, уж извините, автор. Какой-то местечковый пафос пополам со «слезодавилкой», вроде «возвёл глаза к небу», «меня никто и никогда…», «я много поняла», «всхлипывая в трубку».

 

Словечко о герое. Позволите? Какой-то странный молодой человек. Его бросила девушка, а он всерьёз решил свести счёты с жизнью. С трудом верится, с трудом. Впрочем, раньше уже говорил об этом.

Автор, чувствуется, не слишком большой мастер изысканного стиля при написании художественных текстов. Порой произведение выглядит слишком шаблонно. Вполне неплохие фрагменты чередуются с откровенно слабыми.

Обидеть автора стремится любой и каждый, как заметил классик, но не в нашем случае. Обижать кого-то не входит в мои планы. Просто я констатирую факты, которые мне представляются очевидными, хотя кому-то мои высказывания покажутся чересчур категоричными.

О весьма условном соответствии данного произведения теме конкурса говорить не стану, это, по-моему, и так очевидно.

 

 

Утро

 

«Соня, которая полагала, что просыпаться даже от пушечного выстрела ниже ее достоинства, вздохнула, не открывая глаза, нащупала и обезвредила об стену орущий будильник». Пропущена запятая.

 

«Некрупные мышеподобные бобры затаились за дверцей шкафа, но, осмелев, высунули носы и зубы». Запятой не хватает.

 

Неплохая юмористическая зарисовка. Наверное, на любителя. Я бы тоже записался в любители такого рода произведений, да уж больно данный конкурсный рассказ на рассказ не похож. Всего лишь фрагмент истории, которая только обозначена, но не написана. Нельзя же, в самом деле, считать показ чудных зверушек и одной семейной ссоры полноценным художественным произведением? Или можно?

 

 

Так сошлись люди

 

Уж не знаю, чем, но меня просто очаровала эта история, где всё поставлено с ног на голову. Не люди живут по гороскопам, а звёзды по челоскопам. Нет, это не пародия, а что-то более возвышенное и лёгкое. И написано прекрасным языком. Автор явно не новичок в написании художественных текстов. Мои комплименты!

 

 

Дивный сад

 

«— Почему плачете, дедушка? — спросил я.

У деда тряслась борода:

— Было время, когда и я сплавлял по воде испеченную мамой лепешку, а потом ел, теперь вот вспомнил и плачу, сынок. Моя жизнь тоже, как лепешка, была да сплыла…»Мудрость древних в словах старика. Чувствую, автор знает в этом толк.

 

«Деревья, хотя и были похожи на привычные для нас, на самом деле были совершенно другими. Это был небесный сад! Удивительный по своей красоте!» «Былинные» повторы несколько портят красоту изложения и глубину авторской мысли.

 

«Сад был настолько завораживающим, что я невольно сделал еще шаг. Если бы позволил себе еще один шаг, то оказался бы внутри». И этот повтор улучшению стилистики изложения не способствует.

 

«Как я и предполагал, когда оглянулся, видение уже исчезло. Сын, вытянув руку в ту сторону, где исчез сад, пытался что-то мне сказать.

Потом мне вспомнилось то дерево возле ворот и сорвавшийся с его ветвей лист. Я побежал домой. Сердце, предчувствуя что-то, билось часто-часто. За углом я свернул на нашу улицу и ноги подкосились. Возле наших ворот собрались мужчины со всего кишлака».

 

«Что ты от меня хочешь? Оставь меня в покое, я не хочу заходить в твой сад!»

 

В тексте имеются мелкие стилистические помарки, которыми не стоит пренебрегать, а лучше поправить. Как говорят в трансляциях теннисных матчей, ни к чему дарить сопернику (в нашем случае — критику) невынужденные ошибки. Понимаете, о чём я, автор?

 

«Нынешний вид сада свидетельетвовал о некой странной закономерности, глубину которой я все еще не мог постичь». Ошибка в слове «свидетельствовал».

 

«Мне ешще не доводилось видеть такой красоты». «Ещё», а не «еше».

 

Рассказ-притча о сути жизни, о круговороте и цикличности её, написан очень и очень достойно. Но такого рода произведения желательно вычитывать и править до зеркального блеска. Автор пока не довёл текст до нужной кондиции, на мой взгляд. Но у него ещё есть время, пока привратник не позвал за собой, распахнув ворота.

 

 

Жаль

 

Рассказ, который я прочитал на одном дыхании. Замечательно, достоверно, трогает. История одной любви, рассказанная настолько поэтично и в то же время жизненно, что совершенно забываешь о том, что писано на эту тему миллионы миллионов раз. Этот — первый. По крайней мере, покуда не оторвался от текста.

Сказать более нечего, поскольку навязывать своего мнения не хочется никому, а в меня эта история угодила со снайперской точностью. И если бы не нарушение правил в части ограничения объёма конкурсных текстов. Впрочем… Хотя… Отнюдь… и видно, неспроста.

 

 

Голос из прекрасного далека

 

Встреча с самой собой, ещё юной и наивной, в реальности — разве это не подарок судьбы! Прекрасное произведение на границе жанров. Больше добавить нечего. Кроме, пожалуй, денежной премии.

 

 

Старинные часы

 

«Прислушивалась к себе, ходила на балкон и втягивала через собранные в трубочку губы теплую ночь». Блеск! Просто блеск!

 

«Я вскочила с дореволюционного стула, вцепилась в теплую пятнистую ее руку и просипела: «Только не часы, бабушка! Умоляю тебя! Только не часы!»»

Рассказ точно попал в конкурсную тему. И писатель есть, и фантастическо-мистический элемент великолепен: старинные бабушкины часы превращают умозрительные размышления героини в тематике «что было бы, если бы…» в реальность. Одна беда — превышение объёма, указанного в правилах конкурса. Нет, не хочу быть формалистом, держите меня семеро!

 

 

Прости, что не выбрала прозу

 

«Ты ушел, и все, что мне остается — это писать о твоем уходе. А О таком внезапном и резком, о беспощадном и жестоком уходе». Использован не тот союз?

 

«Я должна быть благодарна. За один день я повзрослела на черт знает сколько лет.

Какое-то время я была обеспокоена пустотой. Она победила меня, съела все мои рифмы и ничего не оставила. А мне так хотелось написать хотя бы четверостишие! Тебе, наверное, очень грустно смотреть на меня со стороны». Многовато повторов местоимений в выделенном фрагменте текста.

 

«Я смотрела на красную луну. Возможно, она кровоточила. Прям как мои руки». Для человека, пишущего высокодуховные стихи, а именно такой представляется мне героиня рассказа, словечки и выражения из просторечья не выглядят гармонично. Вам не кажется, автор?

 

«Не скажу, что разговоры с мертвыми — это прям фантастика». Снова возникло то же самое просторечное выражение. К чему оно здесь?

 

«И я понимаю, почему «жизнь» не рифмуется со «смертью». Смерть — это часть жизни. А как же жизнь может сама с собой рифмоваться? Тавтология получается». Почти афористично. И эта свобода, и изысканность мысли вступает в прямое противоречие с используемыми героиней терминами коммунальной кухни. Диссонанс какой-то.

 

Неплохое эссе с попыткой философских обобщений, испорченное противоречиями, которые были обозначены выше. Неплохое, но не выдающееся и даже не тянущее на оценку «очень хорошо». Но автор явно может словом обжечь не только сознательное, но и бессознательное. Успехов!

 

 

Курай

 

«Что это? Ревность? Не смог перенести её будущее признание, известность? Но у него и самого этого такого рода признания — выше крыши». Без комментариев.

 

Хорошо и стилистически грамотно написанная история взаимоотношений мужчины и женщины, которые так или иначе всё равно сведутся к некоему раздражению… если вычленять из этих отношений негатив. И ад следовал за ними, как утверждал Иоанн Богослов, имея в виду четырёх Всадников Апокалипсиса. И ад следовал за ними — так считает автор рассказа, полагая, что мужчину и женщину не смогут переделать внешние обстоятельства… Но мысль о созданном своими руками рае может, как мне представляется, всё поправить.

Курай — флейта из сухого стебля, из которого ушла жизнь. Курай — планета, на которой зарождается ад гендерных отношений. Или всё-таки рай? Это символ пустоты, выхолощенности зашедших в тупик отношений или таки примета их возрождения? Автор не даёт ответов на вопросы. Он умело эти вопросы ставит.

 

 

*

 

Так был ли мальчик? Удался ли конкурс? Я считаю, что удался, поскольку из восемнадцати рассказов финала не менее восьми-десяти — очень достойные тексты, да и оставшиеся лишь немного уступают конкурентам из первой половины списка.

Ну, а победители… Перед ними я просто снимаю шляпу!

 

© Чваков Димыч / Иванов Дмитрий, 2017

277

Отзовись, читатель!

29 comments — "Дмитрий Иванов. А был ли мальчик?"

Подписаться на
avatar
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Назвался груздем… э-э-э… меценатом, изволь держать слово! Осталось выяснить — куда отправить ранее объявленные 5 тысяч рублей…

Алла
Гость
Алла

Спасибо, Дмитрий. Я автор «Кухонного сюрприза». Со всеми замечаниями, что Вы сделали, согласна. Чувствуется рука профессионального редактора.

Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Добрый день, Алла!
Я вовсе не редактор. Просто пописываю немного на «Самиздате» вот уже 11-ый год. Руку за это время набил. К работе над стилем применяю технические подходы. Это важно для больших текстов, где повторы почти не видны. Главная наша беда… почти всех, кто пишет, это «четыре всадника стилистического апокалипсиса». С ними лучше всего побороться немного погодя после того, как написал текст.
Называю всадников по именам:
1. Былинный всадник — повтор глаголов «был/была/были» во всех проявлениях на небольших участках текста;
2. Этот всадник — повтор связок «это» во всех проявлениях.
3. Такой всадник — повтор «так/такой/тот/те» и подобных.
4. Что за всадник — повторяющееся «что»-канье…

Алла
Гость
Алла

Отличный подход. Спасибо.

Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Не за что :)

Гаянэ
Гость
Гаянэ

Дмитрий, спасибо за отзыв на рассказ «Ночной полет»! В оправдание автора хочу сказать, что нарочитая вторичность концовки текста (схожесть с Мастером и Маргаритой) если и вышла, то помимо воли автора. Потому как осознанной параллели не предполагалось проводить. Когда текст читали друзья, то тоже находили переклички с романом Булгакова и даже (почему то) с Маленьким Принцем. Считаю это, скорее, комплиментом.

А победителями названы действительно самые достойные. Спасибо большое за конкурс!

Гаянэ
Гость
Гаянэ

Жаль, что отредактировать собственные комментарии нельзя. Поспешишь отправить, а потом видишь свои ошибки, и стыдно становится…

Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Согласен. ППКС (подписываюсь под каждым словом) :)

Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Добрый день. Гаянэ!
Вторичность (схожесть, если угодно) — это не ругательство и не диагноз. На «Самиздате», например, много раз встречал осознанное или подсознательное копирование тематики Роберта Шекли — одного из величайших «мелодистов» ироничной фантастики. И зачастую это было очень и очень в тему. Например, я сам позаимствовал одну идейку у маэстро в рассказе «Зелёный глаз дракона» (кстати, в тексте нет и намёка на фэнтези, исключительно фантастика… правда, ненаучная). Она, собственно, и не замаскирована никак, но разглядел оную всего один человек (не считая меня)
Таким образом, вы совершенно правильно считаете мои слова комплиментом!
Удачи Вам в творчестве!

Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

http://samlib.ru/i/iwanow_dmitrij_aleksandrowich/thegreeneyeofdragon.shtml
Тот самый «дракон»… раз уж упомянул

Гаянэ
Гость
Гаянэ

Спасибо за добрые пожелания, Дмитрий!

Герман
Гость
Герман
О меценатах и тех, кого «штормит» С большим интересом почитал обзор на конкурсные рассказы в исполнении одного из членов жюри – писателя, мецената, спонсора, победителя, отличника, комсомола, спортсмена и просто хоро-о-о-шего человека Дмитрия Иванова. Ну что сказать, приехали, господа. По ходу конкурса уже не раз приходилось слышать критику в свой адрес про разные технические недоработки моего конкурсного рассказа (переизбыток местоимений, былинный повтор, не все запятые и точки над «і» расставлены и прочее…) Да, неидеален, да у меня не всегда запятые там, где нужно, неправильный прикус и фланец с патрубком не всегда совпадают. Но извините, дорогие, у нас здесь конкурс на лучший рассказ, мы же все-таки не диктант в школе пишем и не изложение, или я ошибаюсь? Поспешил. Да. Согласен. Возможно, нужно было не в первые же дни конкурса свою работу посылать, а «дать вылежаться», потом свежим глазом все проверить-перепроверить. Убрать повторы, расставить знаки препинания, подчистить, подгладить, шнурки завязать. А еще лучше – отдать знакомому корректору, чтобы вообще никто потом не придрался. Но я не такой. Я «плохой» парень. Максималист. Резкий как кока-кола и быстрый как радиация. Я ураган. Я, знаете ли, накрывать люблю, а не подкрадываться. Бить в самое сердце, в самую душу, если, конечно, она у человека есть. Увидев анонс конкурса «Художественное слово», я все бросил, ринулся к компьютеру и за два часа нарисовал на бумаге сюжет. То, что давно у меня крутилось как фильм в голове. То, что давно хотел поведать миру. Вдохновил меня этот конкурс, и на технические формальности я уже просто махнул рукой. Словно мартовский кот, несущийся навстречу манящему запаху (рыбы, мышки, кошки – не важно), не просто отправил, а пулей выстрелил текст в онлайн-пространство – туда, на почту организатору. И будь что будет – это моя работа, всю душу выложил, не лукавя ни единой секунды… Финал, результаты – промежуточная победа! Елки-моталки, неужели мой сюжет тронул… Read more »
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Спасибо, что пояснили свою позицию. Я свою пояснять не стану, ибо она обозначена в тексте. Обиду Вашу понимаю и принимаю. Сам не раз оказывался в ситуациях. подобной вашей. Спорить не буду, поскольку ни к чему хорошему это привести не может. Не рождается в спорах истины, а только лишь растёт неприятие… как правило. Опыт такого рода у меня имеется богатый.
Пожелаю лучше терпения в творчестве и замечательных сюжетов, способных привести в восторг не только ваших явных сторонников, но и тех, кто к таковым не относится.
Всего доброго!

Джерри
Гость
Джерри
Дмитрий, обзор понимаю и принимаю, обоснованную критику также. Хотелось бы поднять важную тему. Еще до того, когда первый доисторический писатель лихорадочно начал чертить что-то доисторическим пишущим устройством, человечество задумалось над тем, почему то, что в голове у одного человека, нельзя в полном контексте передать другому. Собственно, на этот вопрос ответа нет до сих пор — ну как передать мыслеформу? Даже поднатужься — никак. И именно эта проблема становится краеугольным камнем для разных жанров, стилей, форм. Я согласна с тем, что рассказ как правило несет определенную окончательность мысли. Есть точка отсчета идеи, есть ее развитие, есть окончание — временный финал или самый что ни на есть окончательный, с гробовой доской и прочими декорациями. Но контекст, полноту мыслеформы рассказ все равно передать не в состоянии. Каждый из нас существует в собственном контексте по большому счету. Даже слова «красная тряпка» у каждого вызывают свою ассоциацию. И хороший с моей точки зрения рассказ характеризуется тем приятным, теплым мысленным послесловием, которое каждый читатель хочет к нему добавить — домечтать еще пару страниц, книг, ситуаций. Подумать о том, что предшествовало описываемым событиям. Подумать о том, что будет с детьми героев и так далее, на сколько способностей и воображения хватает. Я внимательно подумала над вашим резюме. Вы правы — у меня не рассказ, а зарисовка. Рассказ у меня в голове остался, это же явно не единственное утро в жизни героев, не единственная забавная стычка. Но и зарисовка вполне может существовать как отдельная форма, потому что она получается менее фундаментальной, и каждый желающий может дополнить ее с любого момента — до, после, даже во время. Верно? В чем-то это более фривольная форма, чем рассказ, да и возможностей для читателя дает куда больше. И мы снова возвращаемся к доисторическому вопросу бытия, в смысле, передачи информации. А нужно ли расставлять все точки над «і»? Нужна ли морализаторская фундаментальность, окончательность в… Read more »
Владимир
Гость
Владимир

Владимир Резник. Расказ «Последнее слово»
Дмитрий. Вы правы, что, спорить на литературные темы смысла нет – в таких спорах истина не рождается)) А вот насчёт запятой поспорить могу – не нужна она там! Это не два перечислительных «и», в случае которых нужно было бы ставить запятую. Это первое «и» — обобщающее два процесса: «тасовал» и «выкладывал».
Кстати, повтор «пытаясь» в выбранной вами куске сделан искусственно, чтобы сохранить ритм фразы и подчеркнуть неудачность попыток.
Про Всадников и про «пространство слова» – осведомлён. За лишнее напоминание – спасибо. Жаль Граф не знал этих правил:
«Мертвец лежал, как всегда лежат мертвецы, особенно тяжело, по-мертвецки, утонувши окоченевшими членами в подстилке гроба, с навсегда согнувшеюся головой на подушке, и выставлял, как всегда выставляют мертвецы, свой желтый восковой лоб… «

Ким
Гость
Ким

А про Солнце русской поэзии забыли?! «Пропищала дама толстым голосом» — это из пушкинского Дубровского))) Наслаждалась Вашим рассказом, так что и всадников никаких не заметила. Здорово пишите!

Светлана Ломакина
Гость
Светлана Ломакина

Спасибо, Дмитрий! Обстоятельно и с душой! И очень много важного, того, что можно распечатать и повесить над рабочим столом.

Гость

Хороший критик — редкий дар. Преклоняюсь .

Александр Юм
Гость
Александр Юм

Отличный разбор полетов! А заявку на текст, не прошедший в финал можно подать?

Гость

Строг, но справедлив!

Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Заскочил на минутку, чтобы прояснить кое-что.
Когда авторы, не особо следящие за стилем, начинают апеллировать к классикам, Толстому, Достоевскому, они забывают одно обстоятельство. Мы с вами живём не в 19-ом веке, когда написание текстов больших размеров превращается в занятие крайне сложное. Писать перьевыми ручками при свечах не слишком-то весело. Или я ошибаюсь? И вычитывать повторы, неудачные обороты — смертная мука. Вот, скорее всего, объяснение некоторому косноязычию графа и каторжанина. Их собрания сочинений, их глубина мысли дают им право на некоторые вольности. К тому же — авторский слог угадывается.
Вместе с тем есть в русской словесности 19-го века два примера, которые своим творчеством доказывают, что возможно и в тех условиях отличиться великолепной выверенной стилистикой. Тургенев и Чехов. Они умели писать так, что после них разного рода литературных ляпов практически не осталось.
А нам-то с вами что мешает почистить свои опусы с помощью компьютерной техники? Это же не сотни страниц, написанных неразборчивым почерком, перелопачивать в поисках «плохоты и нехорошести», верно?
Поэтому все ссылки такого рода — мол, «а у самого Толстого» принять не могу. Это всё от лени, как я понимаю. Нельзя себе давать поблажек в этом смысле. Вот, собственно, и весь сказ.

Ким
Гость
Ким

Вы абсолютно правы. Насчет того, что надо не лениться чистить и править себя любим(ого/ую). Главное — не выплеснуть с водой младенца:)

Чваков Димыч/Иванов Дмитрий
Гость
Чваков Димыч/Иванов Дмитрий

Совершенно сапоги!

Мария
Гость
Мария

Читала сейчас «разбор полётов»…, то есть, прошу прощения, обзор… Дмитрий Иванов, вот практически с каждым предложением согласна. У меня только один вопрос: неужели Вы только в самом конце текста «Поймай девушку…» увидели перекличку с «Назад в будущее»? У меня эта чудная ассоциация сразу возникла. Кстати, об авторе: Герман Борисов осознаёт, что его комментарий на Вашу критику в разы лучше выставленного на конкурс рассказа?

Герман
Гость
Герман
Мария, искренне и не лукавя отвечаю: не осознаю. С сюжетом «Назад в будущее» не знаком, хотя название на слуху, безусловно. Прочитаю или посмотрю фильм обязательно, заинтересовался. Не пародировал, не списывал, не плагиатил. Идея появления «высших сил», которые рядом с церковью, но не в самой церкви, посетила меня после близкого общения с этими торговцами верой в рясах. Идея отправки в прошлое, чтобы не допустить рождения — тут, скорее, «Терминатора» можно вспомнить. Однако здесь все по-другому: человеку вместо самоубийства предлагают предотвратить СВОЕ, а не чужое рождение. С критикой по поводу техн.моментов я согласился и не единожды: «всадник» былинный и т.п. — тут спорить не буду — поспешил, не вычитал, слишком уж загорелся — полетел и наступил тем самым на горло своей же «песне». Но в вопросах содержания я принципиален, когда критики мне предъявляют столь нелепые замечания по поводу «слезливости», нереальности и неправдивости сюжета и т.п. Особенно если это делают в столь некорректной форме, как один из членов жюри (будь он хоть тысячу раз прав в отношении «всадников»). И это при том, что некоторые конкурсные рассказы вообще посвящены онкологическим больным или связаны не с желанием умереть, а вообще со свершившимся фактом суицида. Никого я на жалость пробивать и не думал, а наоборот — показал, что выход из этого мерзейшего состояния потери любимого человека — возможен. И согласитесь: член жюри, хотя и не сказал практически ни единого хорошего слова в мой адрес, посвятил моему рассказу наибольший объем своего обзора. Значит, зацепило. если так скрупулезно искал изъяны — оправдать факт своего голосования против него. Зато после прочтения обзоров я четко вижу, кто из жюри «вытащил» меня в финал, а кто «зарубил». Два женщины голосовали «за», двое мужчин — «против». Претензий более ни к кому не высказываю. Если мою сюжет тронул душу не всем — ЭТО МОЯ НЕДОРАБОТКА. Перевернуть страницу, учесть свои ошибки и продолжать работать… Read more »
Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Димыч, спасибо за доброе слово в адрес моего «Курая»
Стебель, из которого ушла жизнь… Интересно. Обдумаю эту фразу.

wpDiscuz