Рай за стеной

Рай, фото

 

Писатель сидел в квартире на втором этаже и работал. Вдруг стена исчезла, и за нею открылись незнакомые улицы и дома. Под летним небом густо зеленели сосны. К обнажившемуся краю железобетонной плиты снизу приставили лестницу, и писатель спустился на тротуар.

— Вам тут понравится, — сказал один из тех, кто его встретил. Встречающих набралось с дюжину, лица всё молодые, сдержанно улыбаются. Никого из этих людей он не знал. Лишь крепкий стриженый юноша, державшийся в центре, смутно напоминал кого-то.

Ему показали это место: маленький городок на холмах, разрезанный надвое речкой и окружённый, словно средневековый замок, плотным кольцом соснового леса. Несмотря на возраст, писатель нимало не устал от купания и прогулки. Ноги его пружинили, будто у баскетболиста, попавшего на Луну, а лёгкие сделались бездонными бочками. Воздух был удивительно чист и свеж — и нигде ни автомобиля.

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Писателя проводили до бревенчатого дома на холме.

— Добро пожаловать домой, — сказали ему, и он не спросил ничего. Он и прежде не хотел ничего знать наперёд: вдруг узнаешь, что мечты не сбудутся? вдруг узнаешь это в самом детстве?

О доме с кабинетом в мансарде он мечтал всю жизнь, годами прорабатывал мечту в деталях, с той поры, когда сочинил на разрозненных листках первый рассказ, делая записи урывками, выхватывая у трудной судьбы время для главного.

Гулявшая с ним молодёжь подевалась куда-то. Должно быть, все незаметно ушли, дав ему возможность освоиться. Деревянные ступени лестницы поскрипывали, когда писатель поднимался на верхний этаж. Поднимаясь, он вспоминал свою мечту.

Мечта была из простых. Он представлял дом, книги, стол, окно — и покой, замершее время, много времени для карандашей и бумаги. Постепенно он привык к мечте и иногда будто жил в ней. Расставлял в воображении шкафы с собраниями сочинений, вкатывал столик с кофейником, вычерчивал светлое оконце с широким подоконником, к стене придвигал большой стол, очень большой, по столешнице рассыпал заострённые карандаши с чёрными, синими, серыми гранями. Зимою за окошком цвикали синицы, а в июле на высокой рябине галдели воробьи. Сейчас как раз галдели: всё устроилось по давней фантазии.

Отворив дверцу шкафа, писатель достал голубой том писем Чехова. Книга выглядела абсолютно настоящей. Тяжесть бумаги, пыльный запах, гладкие, слегка потёртые на уголках страницы — тот самый том, часть тридцатитомного собрания, что он не торгуясь купил когда-то у московского букиниста.

В кабинет вошла жена. Такая, какою она была спустя несколько лет после свадьбы. Они любили тогда друг друга ещё больше, чем в день свадьбы. Собственно, они любили безостановочно, каждое мгновенье. Не так уж много мгновений отпустили им небеса!

Он удержался, не бросился к ней тотчас.

— Всё настоящее, — сказала она, видимо, прекрасно понимая мужа.

— Как это сделано? — воскликнул он.

— Силой воображения. У меня была любовь. И было почти двадцать лет. Достаточно, чтобы потренироваться. Чтобы воссоздать со всеми штрихами, сотворить всякую мелочь. Я вспоминала и творила — час за часом, день за днём, ночь за ночью. Сон тут ни к чему. Шли годы. Вырос холм, появились дом, мансарда, стол, кофейник, карандаши, нужные книги. Не хватало тебя.

Он заглянул в глаза жены и осторожно поцеловал её, ощущая дух василькового луга. От неё никогда так не пахло. То был запах мечты. Он мечтал о том, чтобы её волосы пахли летом и травой, и сеном, и чтобы жили они в окруженье лугов и лесов. В далёкие дни жена выспрашивала его о мечте и вносила в придуманное улучшения.

— Заметишь неточность — подправь. — В глазах её скакнули озорные зайчики.

На стене висело зеркало. Писатель увидел немного её и много себя. И вздрогнул. В стекле отражался молодой человек лет 25-26. «Но мне же…» — подумал он и решил свою мысль не оканчивать.

— Ты можешь взять себе лицо постарше, — предложила жена. — Если тебе так хочется.

Гуляя по улицам, он приметил: многие жители были молодыми. Такими же, как та компания, что встретила его на тротуаре. Старые бородатые лица попадались редко. Он словно по университетскому городку прогулялся.

— Где это место?

— Это не какое-то место с долготой и широтой. Рай — это вся Вселенная. Отсюда до Бетельгейзе рукой подать. Как в твоих рукописях.

«Как в рукописях!»

— Что же нужно делать, чтобы попасть в рай?

— О, ничего особенного. Всего две вещи: любить и трудиться. Адски трудиться, я бы сказала.

Двое помолчали.

— Твои рассказы читает Чехов.

Сердце в груди писателя запрыгало. «Сердце?»

— В числе прочих тебя встретил Чехов. Инкогнито. Он сменил лицо. Не выносит узнавания и поклонения. Здесь никто этого не любит. — Она кивнула каким-то своим мыслям. — В речке ты купался с Толстым. Лев молод и острижен под машинку, его мало кто узнаёт. Будешь себя хорошо вести, он стачает тебе сапоги.

— Мне нужно поработать, — сказал он. — Я много чего не закончил. Там…

— Сию минуту.

Она подала ему чёрный кофе. Она варила восхитительный кофе — в той жизни, долгих двадцать лет назад. Когда она ушла, когда от неё осталась горсть пепла, он стал варить кофе сам, перебирая сорта, смеси, способы обжарки, марки и страны, покупая кофе молотый и в зёрнах, пытаясь приблизиться к ней, открыть её кофейную тайну. Ему так и не удалось приготовить тот самый кофе.

В чашку упала слеза.

 

© Олег Чувакин, 18-22 января 2017

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
1 679

26
Отзовись, читатель!

avatar
13 Ветка отзывов
13 Ветка ответов
1 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
8 Число отозвавшихся
НиколайКимГостьВалерияМарго Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Irish Gam
Гость
Irish Gam

очень откровенный рассказ…. это давно написано?

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

18-22 января 2017 года.

Irish Gam
Гость
Irish Gam

:)

Alisa Nelson
Гость
Alisa Nelson

Сильно!!! Осталось тончайшее, неуловимое послевкусие сразу нескольких моих самых любимых произведений литературы и кино. Классный рассказ

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Благодарю вас, Алиса!

Olga Belous
Гость
Olga Belous

Несбыточные мечты имеют обыкновение сбываться. Хороший рассказ, Олег. Спасибо.

Олег Чувакин
Гость
Олег Чувакин

Да будет так!

Olga Pavlova
Гость
Olga Pavlova

В душе что-то «шевельнулось» от прочитанного. Как напоминание о том — чего же я хочу, и как это может быть… Спасибо, Олег.

Олег Чувакин
Гость
Олег Чувакин

Благодарю вас, Ольга!

Оксана Родионова
Гость
Оксана Родионова

Я вижу здесь двойной финал…

Оксана Родионова
Гость
Оксана Родионова

Точнее, два финала. И оба мне подсказывает воображение… Ведь это о воображении рассказ! Я, конечно, не спрашиваю…

Сергій Карпенко
Гость
Сергій Карпенко

Олеже, дякую.

Олег Чувакин
Гость
Олег Чувакин

Спасибо, далёкий друг!

Татьяна
Гость
Татьяна

Спасибо! Аж всколыхнулось все внутри…

Ольга
Гость
Ольга

Здорово! Слов нет, за душу берет. Спасибо!

Марго
Гость
Марго

Тонко так. Столько прожитого, сокровенных мыслей и желаний.

Валерия
Гость
Валерия

Хорошо написано. Напомнило фильм «Куда приводят мечты»

Гость
Гость
Гость

Первый «зацепивший» из прочитанных: когда после прочтения хочется остаться в ауре рассказа, сидеть и тихо улыбаться… Запах лучшего кофе и бульк слезы в чашку всё ещё со мной…Спасибо!

Ким
Гость
Ким

Хорошо и трогательно

Николай
Гость
Николай

Карандаш и бумага, тонкая писательская деталь.