Цветок любви для милой Милы

Влюблённые под зонтом, дождь, он и она, любовь, милая Мила, цветок любви

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Борис Фабричный, родился в посёлке Новотроицкое Донецкой области (Украина). В жизни сменил много профессий: от рабочего на заводе до учителя физики. Любит писать романы и небольшие рассказы, а также участвовать в различных литературных конкурсах.


 

И песне внемля в тишине,

Любимая с другим любимым,

Быть может, вспомнит обо мне,

Как о цветке неповторимом.

Сергей Есенин

 

 

1. Враг на мосту

 

Стрелки часов жизни медленно приближались к цифре 40. На берегу реки стояли двое. Ровесники. Здесь, на безлюдной полянке возле крутого склона, поросшего тростником, они гуляли в далекой студенческой юности. И теперь вновь решили встретиться на старом месте.

— Рад видеть тебя, Мила! — произнес он.

— И я рада, Тимур! — улыбнулась она. — Сколько же лет мы с тобой не виделись!

Имя Мила очень подходило ей. Эта женщина действительно была на редкость милой и выглядела гораздо моложе своих лет. Её обворожительная улыбка могла растопить ледяное сердце самого чёрствого и строптивого упрямца.

Погода часто менялась, словно дразня влюблённых. Не успели те насладиться теплыми лучами солнца, как небо скрыли тучи, и сверху стал срываться мелкий дождик.

Мила достала из сумочки синий зонтик с красивыми, но уже выцветшими узорами, и сокрушенно вздохнула:

— Опять сломался… Уж сколько раз отдавала его в ремонт.

— Почему не выбросишь его?

— Ты что! Это же твой подарок!

Мужчина наклонился, внимательно всмотрелся в узоры и рассмеялся:

— Точно! Полдня его выбирал. Сколько же воды утекло с тех пор?

— Зонтик знает точное количество воды, — играя словами, пошутила подруга.

Когда-то Тимур считал, что Мила просто играет с ним в любовь. А она столько лет хранила его подарок.

Он нежно обнял спутницу, укрыв от ветра и дождя. А та всё рассматривала его карие глаза, мужественные черты лица. Взгляд Милы упал на небольшой шрам над правой бровью Тимура. Она протянула руку и слегка коснулась его лица.

— Помнишь тот ужасный вечер? — спросила Мила.

— Конечно. Забудешь его!

— Я поступила тогда очень глупо. А ты… Ты даже не поругал меня.

— Забудь. Сейчас мы вместе.

— Надолго ли?

— Неважно. Пусть этот миг продлится вечность!

Много лет назад, когда Тимур видел в глазах любимой равнодушие, в его сердце словно вонзался острый нож. Но сейчас на душе спокойно и тепло. Рядом любимая женщина — нет ничего прекраснее! И он надеялся, что Миле тоже хорошо с ним, а её необыкновенная улыбка и нежные слова — не игра.

Река медленно и величаво текла по своему руслу. Раскидистые вербы на обоих берегах, словно солдаты на параде, уважительно кивали, отдавали ей честь. Годами не срезаемый камыш на берегах затруднял прогулку вдоль реки.

Временами её воды казались Тимуру мрачнее сурового Стикса. В те времена он чувствовал себя брошенным и приходил сюда, чтобы просто побыть на природе, отвлечься от грустных мыслей. Сейчас всё иначе: темно-серая речка радовала глаз и вызывала приятные воспоминания: юность, посиделки на берегу у костра, романтика, первые встречи…

— Помнишь, как ты прыгал с этого моста? — спросила Мила и указала на старое сооружение из металла и бетона, нависающее над рекой.

Конечно помнил. Когда она находилась рядом, его всегда тянуло на подвиги.

— Сейчас, наверное, уже не рискну, — признался Тимур. — За последние несколько лет река прилично пересохла и измельчала — можно запросто разбить голову о камни. Прогуляемся по мосту, как тогда?

Дождь продолжал моросить, но теперь сквозь серые облака начали пробиваться редкие солнечные лучи.

— Конечно, пойдем, — улыбнулась она. — Только он такой старый, не провалиться бы…

— Со мной ничего не бойся — я буду тебя держать.

Мужчина и женщина вышли из поймы, направляясь туда, где находилась конструкция с испорченными ржавчиной перилами и шатающимися бетонными блоками.

Осторожно передвигаясь по мосту, они дошли до того места, где Тимур около двадцати лет назад признался Миле в любви. Тогда серые блоки ещё не шатались, а перила были окрашены в строгий красный цвет — сейчас от ветхой краски остались лишь редкие следы.

На середине моста перила огибали небольшую площадку для рыболовов. Местная молодежь называла её «местом встречи влюбленных». Отсюда открывался прекрасный вид и на саму реку, и на частный сектор, который она пересекала.

Как и 20 лет назад, Тимур стал рядом с любимой на том же месте и повторил своё признание. Сейчас она уже не рассмеялась, как тогда. Вместо легкомысленного юнца с «ветром в голове» перед Милой стоял взрослый солидный мужчина, многое повидавший на своем веку, но не сломавшийся от испытаний.

Услышав слова любви, женщина обняла несостоявшегося супруга и принялась целовать, нежно касаясь руками его лица.

— Как мне тебя не хватало все эти годы! — прошептала она.

Он осторожно провел ладонью по её щекам, по шее, подруга страстно поглядела на него… Губы влюблённых соприкоснулись, и их накрыла волна необыкновенных чувств.

Волна… Именно так Мила называла свое ощущение, когда Тимур обнимал и целовал её раньше, нашёптывая ласковые слова. Он тоже чувствовал себя с любимой словно на гребне волны.

Тимур просил судьбу, чтобы этот миг длился бесконечно… Но их наслаждение друг другом резко оборвали. На мосту появился кто-то мрачный и злой. Мила глянула за спину Тимура, и на её лице возник неподдельный страх.

— Как он тут оказался? Следил за мной? — с дрожью в голосе произнесла она.

Увлекшись общением с любимой, Тимур не заметил, как на мост прокрался полноватый мужчина лет шестидесяти. Он шатался, поскольку принял немалую дозу спиртного. Его серое пальто развевалось на ветру, а тронутая сединой борода угрожающе тряслась. Это был Виктор, муж Милы.

— Привет, голубки, — небрежно бросил он, и в его руке заблестел пистолет. — Сейчас я вас обвенчаю…

Виктор не походил на бандита. Его лицо, на котором будто написаны 40 лет преподавательского стажа, нисколько не внушало опасности. Но лишь на первый взгляд. На самом же деле он был полон решимости поквитаться с соперником.

Расстояние между ними — метров шесть. Тимур продумывал варианты. Стой этот тип чуть ближе, сохранялся бы шанс сделать рывок и сбить его с ног. А так — не успеть.

Вдруг седого мужчину качнуло в сторону, и тот взялся левой рукой за перила, продолжая держать Тимура на прицеле.

— Виктор, ты что, с ума сошел, убери немедленно оружие! — крикнула Мила.

— Ты украл у меня жену! — рявкнул тот.

— Не ври! — возразил Тимур. — Это ты увёл у меня невесту! Соблазнил молодую девчонку, обманул, она родила тебе ребенка, а ты её бросил!

— Заткнись! — кричал Виктор. — Если бы ты не появился тогда в её жизни во второй раз, у нас бы отношения наладились! Ты всё разрушил!

Мила стала между ними и выставила руки вперед, словно пытаясь закрыть Тимура:

— Витя, пойди домой и проспись! — сказала она. — Если ты выстрелишь — надолго сядешь в тюрьму!

— Отойди, зайка, — прошептал Тимур. — Пусть он лучше меня убьёт, чем я позволю себе прикрываться тобой!

Он силой отодвинул её в сторону и вновь остался один на один с вооруженным противником.

— Не строй из себя благородного и смелого, — язвительно скривился Виктор. — Ты просто красуешься перед ней, а на самом деле тебе очень страшно. Твоя жизнь зависит сейчас от меня.

«Что делать? — думал Тимур. — Просить его, унижаться не хочу. Но и нет желания поймать пулю от этого пьяного сумасброда. Ну же, думай!»

Женщина ещё пыталась вразумить бывшего мужа, но тот её не слушал. Перед глазами Тимура пронеслась целая жизнь. Он вспомнил, как впервые встретил свою любовь — красивую стройную студентку Милу с длинными русыми волосами, водопадом спадавшими с плеч. Время на мгновение словно вернулось назад…

 

 

2. Лепестки в форме сердец

 

На стене справа от двери деканата висели часы. Причудливые такие. Молодежь бегала по коридорам университета. 18-летний Тимур читал расписание занятий, и перед ним открывался новый мир. Лекции, семинары, зачеты, экзамены… И, конечно же, юные однокурсницы.

Казалось, Миле ещё не исполнилось 18. «Что это за школьница, неужели она будет учиться в моей группе?» — удивился Тимур, увидев в первый раз её возле расписания.

Почему обратил на неё внимание? Ведь на первый взгляд — обычная девушка, ничем особо не приметная. Она не использовала много косметики, в отличие от других сверстниц. Так, слегка подкрашивалась. Длинные ровные волосы аккуратно уложены. Одета простенько, из украшений только маленькие серёжки.

Для Тимура Мила открывалась постепенно. Словно книга, написанная мастером. Перелистываешь первые страницы: обычный текст, таких тысячи, миллионы. Но постепенно зачитываешься, увлекаешься и не замечаешь, как с головой погружаешься в этот мир. А потом не можешь оторваться, пока не дочитаешь до конца.

Но есть разница: открыв свою любовь, ты увлекаешься настолько, что «читаешь» её без конца. Вся жизнь любимой — сюжет. Ты хочешь быть с ней, чувствовать её, перечитывать главу за главой. И пусть финал не наступает!

Не было красивого знакомства, поцелуя руки, обмена любезностями: здравствуйте, очень приятно, взаимно. Зато уже в аудитории, когда он сел немного позади неё, она повернулась к нему и улыбнулась. И так ещё раз.

«Почему эта девушка мне улыбается?» — спрашивал сам себя Тимур.

Милая улыбка однокурсницы поразила его в самое сердце. Навсегда.

Он не сразу понял, что влюбился. Не догадывался, почему ему не хочется идти домой после занятий, по какой причине словно магнитом притягивает к Миле. Просто хотел находиться рядом, чувствовать её тепло. Походка однокурсницы, казалось, была сплошным танцем. Все движения изящны, выверены. Стоит с журналом группы у доски, а сама ножками пританцовывает: раз-два-три, раз-два-три.

— Милка, тебя в деканат вызывают, все журналы на месте, кроме нашего!

На милом личике появляется невозмутимое выражение:

— Спокойно! Никуда он не денется.

И пританцовывает. Она расцветала медленно, словно запоздалая роза. Но с каждым годом учебы становилась всё красивее.

Мила серьезно занималась танцами. А Тимур — спортом. На уроках физкультуры, конечно же, не преподавали его рукопашный бой, и он не мог продемонстрировать свои навыки. Но, тем не менее, каждое упражнение старался выполнить на «пятерку», дабы обратить на себя внимание однокурсницы.

Та тоже стремилась делать все на «отлично». Тимур помнил тот забег на соревнованиях между факультетами — километровка. Финиш: Мила бежит впереди всех с громадным отрывом, позади — остальная группа девчонок. Её волосы развеваются на ветру, она несётся словно сказочная нимфа, каждое движение идеально. И, конечно же, лёгкая улыбка после пересечения финишной ленточки. Хоть картину пиши!

«Мы бы могли создать прекрасную спортивную семью!» — мечтал Тимур.

Он почти всегда ждал её после занятий.

— Мила, пойдем прогуляемся?

На её лице вместо улыбки — хитрое выражение:

— Не могу. Мне нужно на репетицию… Скоро выступаем с ансамблем на Дне города.

— Можно я провожу тебя?

— Как хочешь.

Он не мог её понять. И не прогоняла, и не отвечала взаимностью. Парень не знал, что было нужно этой девушке.

Попытки Тимура завоевать сердце однокурсницы не увенчались успехом. Он много раз провожал её домой, девушка мило беседовала с ним, но к себе ни разу не приглашала.

Один раз ходила с ним в кино. Потом согласилась прогуляться к реке. На мосту он впервые признался ей в любви. Но она тогда лишь рассмеялась. Не сказала ни «да», ни «нет». А когда Тимур решил произвести на однокурсницу впечатление: прыгнул с моста в речку и долго не появлялся над водой, она даже собиралась броситься ему на помощь. Правда, увидев, что тот вынырнул, тут же придала своему лицу невозмутимое выражение. Вообще не выразила ни волнения за него, ни восхищения его поступком.

Одной из удобных возможностей для начала отношений могла стать полевая практика на втором курсе, в то время они с группой две недели жили в лесу и занимались научной работой. Там он сделал очередную попытку завоевать сердце Милы. Когда девушка купалась в реке, Тимур зашёл в воду и взял её на руки. Она не сопротивлялась. Лишь повернулась и посмотрела ему в глаза. По его телу словно прошёл лёгкий электрический разряд. Он медленно опустил девушку в воду, и она обвила руками его шею.

Парень чувствовал, как его накрывает волна. Не речная — вода здесь совершенно не при чем. Необыкновенная волна ощущений.

Искупавшись вместе с ней, он чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Наконец-то неприступная Мила оттаяла, и теперь он сможет быть с ней вместе.

Но вечером его ждало разочарование. Когда он подошёл к ней снова и попытался обнять, она отстранилась и сообщила, что у неё есть парень.

Тимура словно резануло ножом. Он повернулся, сказал «спокойной ночи» и собрался идти.

— Подожди! — произнесла вслед она. — Вообще у нас не всё гладко, мы с ним давно надоели друг другу.

Но Тимур не слушал. Он ушёл…

Потом он винил себя за то, что покинул её, не дослушав до конца. Может, это был шанс.

 

 

* * *

 

Приехав домой после практики, Тимур посадил в своем огороде один экзотический цветок — антуриум. Мощный стебель, огромные жесткие зеленые листья и красные цветы в форме сердца. Прямо из середины красных «сердечек» росли жёлтые соцветия, чем-то напоминающие початки кукурузы, только намного меньше и тоньше. Его мама сказала, что это цветок любви, и каждый посадивший его дома обязательно обретет счастье с любимым человеком.

На зиму он укрывал цветок под маленькой теплицей. Тимур хотел подарить его Миле. А ещё пытался пригласить любимую девушку в гости. Но она всё не соглашалась…

Как же ему хотелось заключить в объятия эту изящную танцовщицу, привести в свой дом, накрыть стол и при свечах беседовать на всякие приятные и весёлые темы до глубокой темноты! А потом проснуться вместе и встретить новый день за чашечкой утреннего кофе.

 

 

3. Холодный выпускной вечер

 

После безуспешных попыток добиться взаимности Милы Тимур пробовал встречаться с другими девушками. Но всегда, обнимая их, он видел только её. Обворожительный взгляд серых глаз, необыкновенно милую улыбку, стройные ножки, отбивающие ритм на полу. И божественный голос: ко всему прочему, она ещё и петь умела хорошо.

Часы жизни неумолимо отсчитывали годы. В тот холодный выпускной вечер стрелки показывали 22. Мила появилась в стильном костюме тёпло-жёлтого цвета. Тимур пригласил её на танец. Он понимал, что по окончании учебного года станет сложнее. Если сейчас он её видел почти каждый день, то потом она уедет куда-нибудь, найдёт работу, выйдет замуж. И всё!.. Или нет?

Они закружились на танцплощадке под медленную музыку. Тимур обнял свою партнёршу. Ему нравился жёлтый костюм Милы. И он обожал чувствовать тепло её тела. Он не удержался и поцеловал однокурсницу в щеку, потом в шею. Девушка не отстранилась, но и вообще никак не отреагировала.

— Мила, давай в выходные поедем отдыхать на природу? — предложил он. — Погуляем у речки, разведём костёр…

— Посмотрим, — ответила подруга.

Тимур задал ещё пару вопросов, но она отвечала коротко и довольно сухо, при этом сохраняя улыбку. Её мысли были где-то далеко.

Композиция закончилась, танцующие пары остановились. К Миле подошел Стас, ещё один однокурсник.

А Тимур выбрал себе другую партнершу. Он едва касался её, даже не думая обнимать. Во время танца они болтали о разных мелочах, а когда музыка прекратилась, парень окинул площадку взглядом в поисках любимой. И с досадой увидел, как Стас уводит Милу в неизвестном направлении.

— Тимур, не бей, пожалуйста, Стаса! — просили однокурсники.

Влюблённый не пошёл никого искать или бить, а просто решил уйти с выпускного. Без скандала, пафоса и демонстраций обиды. Домой отправился пешком. Всё было уныло и мрачно. Родной город стал чужим. Жизнь без Милы не представляла ценности. Ночью он долго ворочался на своём диване, не мог заснуть.

«Нет, надо за неё побороться!» — решил парень.

Утром Тимур встал и поехал домой к Стасу. Увидев его сонное лицо, сразу задал вопрос в лоб:

— Мила у тебя?

— Нет, она дома.

— Врёшь!

Стас сказал, что они на выпускном вечере просто пошли в парк, немного посидели там и вернулись.

— А вот ты куда ты делся?

Тимур молчал.

— Ты думаешь, мы с ней вместе? — спросил Стас.

— А что мне ещё думать?

Однокурсник покачал головой:

— Я тебе не соперник, Тимур. Мила влюблена в преподавателя кафедры истории. Виктор Петрович какой-то.

— В препода? Там же все старые!

— Она говорила, ему сорок лет.

— А ей двадцать два!

— Бывает и большая разница в возрасте… В общем, извини, если я что-то не так вчера сделал, но, думаю, если бы мы с ней не ушли, ничего бы не изменилось. Она любит его и с упоением рассказывает, как ей с ним хорошо…

В груди у Тимура сжался комок. А если его кто-то проклял? Ну не может же так катастрофически не везти в любви!

 

 

4. В поисках потерянного рая

 

Несчастный романтик продолжал совершенствовать мастерство и выступал на соревнованиях в своём виде спорта. Личную жизнь тоже пытался всеми силами наладить. Ему советовали: забудь Милу, найди хорошую подругу, которая не будет от тебя воротить нос и станет настоящим спутником жизни.

С девушками Тимур всё же иногда заводил отношения. Как раз после той полевой практики, когда они купались с Милой в речке, он настолько преодолел свои комплексы, что стал знакомиться просто на улице. Одну милашку с рыжими кудрявыми волосами очаровал прямо на берегу озера. Называл её Лисичкой… Пляж, солнце и тёплый песок создают особую атмосферу.

Вначале рыженькая ему очень понравилась. Во всяком случае, Тимур так думал. Начались прогулки, встречи, посиделки под душистыми липами и прочая романтика. Но в момент близости любовное чувство не «накрыло» его. Вместо амурного наваждения у него появилось в душе неприятное ощущение, будто не то он совершил кражу, не то обокрали его. Словно живёшь не своей жизнью, носишь чужие одежды, спишь в чужой постели и находишься явно не в там, где мечтал. И он решил Лисичке больше не звонить.

Увиделись они потом через несколько месяцев. Поздоровались, прошли мимо. И на душе даже не ёкнуло, когда он увидел её снова. Не возникло тепла, волнения, беспокойного сердцебиения. Это была не его женщина. Такие отношения лучше не продолжать…

Еще одну его неудавшуюся невесту звали Оксаной. Воспитанная, умная, хорошо готовила. Тимур как раз окончил университет, и в его жизни наступил период, когда он особенно нуждался, чтобы рядом находился кто-то добрый и заботливый. Тоска по Миле съедала его изнутри словно червь, а вытеснить её спортом, работой и тусовками с друзьями удавалось не всегда. Особенно становилось грустно ночью. Засыпать в полном одиночестве невыносимо! Особенно, если хочешь чувствовать рядом не просто девушку, а именно ту, которую любишь, но она тебе недоступна.

Когда в его жизни появилась Оксана, он с удовольствием попытался принять её в свой полный отчаянья и одновременно надежды мир. Он помнил необыкновенное чувство, которое возникало в его сердце при встречах с Милой, и надеялся, что с Оксаной будет то же самое.

Неделя проходила за неделей, месяц за месяцем, Тимур продолжал ходить в гости к новой девушке, иногда приглашал её к себе, но того сладкого, неповторимого, опьяняющего и окрыляющего ощущения, которое он испытывал при встречах с Милой, не возникало.

А судьба ещё словно в насмешку над ним посылала ему во снах разные цветные картинки, где Оксана представала перед ним то в образе Клеопатры, то в роли Евы в Эдемском саду, манила и влекла его. Парень просыпался в порыве страсти и звонил ей, она приглашала его к себе.

В один тихий вечер он пришёл к ней в гости. Оксана принесла гостю горячий шоколад и несколько разных сладостей на подносе. Они беседовали, наслаждаясь общением.

Немного позже Тимур встал из-за стола, подошел к ней, обнял и изобразил, что танцует. Оксана включила музыку, и они закружились. Он снова вспомнил выпускной, девушку в жёлтом и то, как они тогда танцевали. Нет, того чувства нет. Не вырастают крылья, не возникает эйфория, не погружаешься в прекрасную сказку, где ты король и рядом с тобой королева.

Может, он просто сумасшедший? Или Мила — настоящая ведьма, очаровывающая мужчин и делающая их несчастными? Да нет, тот преподаватель, наверное, себя несчастным не чувствует…

Оксана была стройной и лёгкой. Тимур подхватил её и поднял. В сильных руках спортсмена девушка окончательно «растаяла». А он сел на диван и усадил её себе на колени. «Ну что, сделаю сегодняшний сон реальностью! — подумал он. — Ева будет моя, и вместе с ней я найду свой потерянный рай».

Он нежно целовал её личико, гладил плечи и спину. Она отвечала ему ласками и поцелуями. Вот-вот их губы должны были соединиться, погружая обоих в чудесное состояние… И вдруг Тимур понял, что его не «накроет», и крылья не вырастут. Не будет той необыкновенной эйфории, как с Милой. А будет всё так же, как с той девушкой с пляжа, похожей на лисичку… То есть никак.

Оксана почувствовала холод, который вдруг стал исходить от него, и грустно спросила:

— Тебе что-то мешает?

Он печально посмотрел на свою подругу и честно ответил:

— Не что-то, а кто-то. Она мне мешает.

И он произнёс её имя: Мила!

— Прости, Оксаночка, — сказал он. — Она не отпускает меня, и я ничего не могу с собой сделать. Ты хорошая, добрая, ласковая. И я предпочёл бы влюбиться в тебя. Но судьба распорядилась иначе…

Оксана, хотя и расстроилась, но сказала, что готова подождать, пока у него не пройдёт эта «болезнь».

— Но ты пойми, вечно я ждать всё равно не смогу, — предупредила она, провожая его. — Как вспомнишь обо мне, позвони.

«А лучше — приходи», — хотела добавить девушка.

Выходя из подъезда, он ощутил морозный воздух. Начало декабря. Лужи сковал лёд, а увядшую траву постепенно накрывал белый снег.

«Совсем как у меня сейчас в душе, — думал он. — Лёд, холод и снег».

Тимур шёл мимо светящихся витрин магазинов и думал о том, что сделал сейчас Оксане больно. «Может быть, стоило остаться у неё до утра? — думал он. — Нужно было притвориться, подарить ей сладкую ночь, а мысли о девушке, которую люблю, спрятать подальше?»

Хотя нет. Парень не хотел снова испытывать чувство, будто живёт чужой жизнью и носит не свою одежду. Это тоже не его женщина… И не стоит жалеть. Театр тут неуместен. Даже если он сыграет для Евы роль Адама в райском саду, всё равно она рано или поздно поймёт, что чувства его не настоящие.

Он шагал по улице, ступая по холодному заснеженному асфальту. Фонари и витрины освещали ему дорогу. Мрачный парень двигался навстречу пустоте, не обращая внимания на прохожих. И вдруг услышал позади знакомый голос:

— Ты что, мимо хотел пройти?

Боже, это была Она! Однокурсница. Девушка его мечты вышла из салона, название которого ему не запомнилось.

— Привет, — сухо сказал он. — Я тебя не заметил.

— Зато я тебя сразу заметила! — улыбнулась Мила. — Проводишь домой? А то уже темно!

Вот нужно ей появиться именно сейчас! Словно неведомая сила свела их на одной улице. Влюбленный тогда не знал, произошло данное событие из милости к нему или с целью доставить ещё большую боль. Но ему было всё равно: он понёсся навстречу судьбе.

Вечерний город освещали многочисленные огни. Они с Милой сели в троллейбус и направились по знакомому маршруту. Тимур ощутил дежавю: как будто в прошлое попали, когда он провожал ее домой после занятий.

 

 

5. «Он вас всех сделает!»

 

Серый троллейбус привез их на восточные кварталы города. Тимур повел Милу через парк, где вечером обычно собиралась молодежь. Парню надоело трепаться ни о чем, и он заговорил о личном. О своих чувствах к ней. Упрекал девушку в том, что та не дала ему ни единого шанса, а ушла к преподавателю.

Надо было понимать и Милу. Тимур казался ей несерьёзным мальчишкой, который абсолютно не готов к семейной жизни. В университете он обращал её внимание на себя очень странными способами: то бабочку за шиворот бросит, то кнопку подложит на стул, то схватит. И тут же внезапно преображается, говорит слова любви и разыгрывает эдакого прекрасного принца. Говорил он, конечно, красиво. Но это лишь слова… Она не знала, что ей делать с однокурсником. И потому не делала ничего.

На его фоне историк Виктор Петрович выглядел куда более серьёзным мужчиной. Пусть он намного старше, но говорил правильные вещи, умел красиво ухаживать. Мила до сих пор помнит, как он пригласил ее в ресторан, передал приглашение оригинальным способом: прислал коробку конфет и книгу, в которой лежала открытка. Красив, добр, обходителен и говорил именно то, что она так хотела слышать. Миле показалось, будто это именно её мужчина. Любимый, единственный. Её судьба. И она сдалась…

И всё же нельзя сказать, что Тимур её совсем не привлекал. Где-то в сознании девушки однокурсник всё же оставался: фактурная фигура, завораживающие карие глаза, мужская красота и сила. Даже встречаясь с Виктором Петровичем, она иногда вспоминала волшебный, почти гипнотический взгляд Тимура и его юношеские чудачества.

И, конечно же, когда, выходя из салона, случайно увидела его, понурого и грустного, Мила обрадовалась встрече.

Он спросил, почему она одна идет домой, и муж её не встречает. Ей не хотелось отвечать: язык не поворачивался рассказать, как её благоверный валяется дома пьяный и не может подняться с дивана.

А Тимур все наседал на неё с расспросами. Казалось, он догадывался, что ей не очень-то повезло с избранником. Его грусть будто рукой сняло: он красовался, рассказывал о своих подвигах, достижениях. И эта его самоуверенность в один момент так разозлила Милу, что та решила над ним подшутить.

Пересекая парк и проходя мимо пивного ларька, где собралась хулиганистая компания, она решила подойти и заявить:

— Мой парень сказал, что всех вас сделает!

Ей очень хотелось увидеть, как бахвальство вмиг слетит с лица однокурсника, и тот станет серьёзным. Поглядеть бы на его поведение в действительно экстремальной ситуации.

Тимур сперва хотел объяснить незнакомым парням, что девушка обманула их, и он не собирался никого «делать». Однако те были уже навеселе, и их тянуло на подвиги.

Слово за слово… Самый высокий из них подошел к Тимуру, принялся тыкать в него бутылкой и предложил «выяснить отношения» один на один. Но когда оказалось, что Тимур сильнее, тут же подскочили остальные, завязалась нешуточная драка.

Их четверо против него одного. Он понимал: с таким количеством противников ему вряд ли справиться. Но молить уличную шпану о пощаде, тем более, если рядом с ним Она, не в его правилах.

Отчаянные крики Милы и призывы остановиться никто не слышал. А она уже тысячу раз пожалела о своей глупой шутке и даже попыталась оттащить одного из незнакомых парней от Тимура. Но чьи-то крепкие руки отодрали её от хулигана, которому она вцепилась в спину, и отбросили в сторону. Она упала лицом на землю, вдоволь наевшись снега и грязи.

В голове Тимура звучали слова тренера: «Закручивай! Закручивай!» Его учили, что в неравном бою нужно двигаться все время по кругу — то по часовой стрелке, то против, стараясь сводить противников в одну линию, чтобы те друг другу мешали. Он ушел в активную оборону, стараясь блокировать удары нападавших и закручивать их, выжидая момент.

Но долго так не побегаешь. Они поняли его задумку и старались разойтись в стороны. Тимур изловчился и нанес сильный удар одному из них. Тот был потрясён, но быстро пришёл в себя. Поднял с земли бутылку и швырнул, но попал по своему товарищу.

Воспользовавшись небольшим замешательством противников, Тимур выскочил из угла, в который его едва не загнали, и постарался перевести дух. Хулиганы не унимались — они хотели его сбить с ног, чтобы уже на земле просто добить.

Некоторое время он неплохо защищался и контратаковал. Но допустил ошибку, сцепившись с одним из противников в клинч. Тот упал, Тимур — на него сверху, а на самого Тимура бросились остальные.

В этой суматохе, когда Тимур уже не мог нормально драться, он пытался схватить за горло хулигана, лежавшего под ним. Казалось, он не чувствует ударов, наносимых противниками сверху.

И неизвестно, чем бы всё закончилось, если б на арене событий внезапно не появилось новое действующее лицо.

— Всем стоять! Отвали от него, тварь! — услышал Тимур откуда-то сверху до боли знакомый голос.

Послышалось шипение, морозный воздух переполнился едким газом. Тимур увидел, как парень небольшого роста со зверским выражением лица распыляет газовый баллончик. Казалось, он выпустил всё его содержимое.

Тимур узнал своего школьного друга Димку.

Нападавшие, схватившись за свои воспаленные красные лица, прекратили драку и исчезли в темноте. На Тимура нервно-паралитическое вещество практически не попало. Но над его правой бровью в результате потасовки образовалась рана, кровь из которой заливала лицо. Слава Богу, в саму рану терпкий аэрозоль не угодил. Тимур пытался прокашляться и продышаться.

Нанюхалась едкого вещества и Мила, поскольку находилась близко и не оставляла попыток помешать уличным парням.

Дима помог другу встать и прикрикнул на нее:

— Ты чего бегаешь тут, дурёха! Не могла сразу милицию вызвать?

Та, держась за лицо, ничего не говорила, лишь смотрела виноватым взглядом в сторону Тимура…

Домой он её в этот вечер всё же довел. Поблагодарив друга за такую своеобразную, но своевременную помощь, Тимур увлек за собой любимую. Та что-то бормотала ему, промокала его рану салфетками и ватой, а он молча шёл рядом.

Уже у самого подъезда всё же спросил:

— Зачем тебе нужен Виктор? Он хитрый и неискренний. И тебя не любит. Брось его, давай поженимся. Я для тебя готов горы свернуть!

— Я вижу, — ответила Мила. — Но бросить его не могу.

— Почему?

— Я беременна…

Он пытался сказать ей, что дети, мол, не помеха. Но затем понял: сейчас в её жизни ему явно нет места. Попрощавшись, парень молча побрел домой.

Купив по пути бутылку коньяка и лимон, он пришел к себе и просто принялся пить из горлышка, заедая лимоном прямо с кожурой. Погасить! Погасить это мерзкое чувство. Упиться до забытья, чтобы ничего не ощущать!

Следующее утро встретил с пачкой сигарет. Осознание того, что он потерял любимую навсегда, не покидало его ни на миг. Выкурил одну, другую, и ему стало легче и спокойнее.

Цветок в огороде, накрытый пленкой, молча ждал его. Тимур подошёл и присел рядом с ним. Такой же одинокий…

Держа тлеющий окурок в руке, он вспомнил, как листал в детстве журнал «Крокодил». И коллаж: на сером гараже табличка «Брось папиросу!» и рядом другая: «Помни: брошенный окурок — причина пожара!»

Сейчас его почему-то это сильно рассмешило, и он принялся хохотать во весь голос. И антуриум как будто отвечал ему, кивая своими листьями и цветками.

Не раскисать! Жизнь прекрасна! Он больше не будет курить! И перестанет заливаться коньяком в одиночестве.

Выбросив оставшиеся сигареты в мусорный пакет (друг Димка, заядлый курильщик, наверное, убил бы его, видя, что он творит), Тимур умылся, переоделся и направился в спортзал. Надо выгонять алкоголь и никотин из организма.

 

 

6. Два раза в одну воронку

 

Ход часов с каждым днём едва заметно ускорялся. Годы неумолимо уходили в историю. 23, 25, 28…

У Тимура появилась семья. Некоторое время ему даже казалось, что он стал счастливым. Его избранница была умна и хороша собой. Милу он, конечно же, не забывал, но отодвинул воспоминания в дальний уголок сознания.

Мужчина наслаждался семейной жизнью и строил карьеру. Сменив несколько мест работы, нашел наконец то, что приносило ему хороший доход и удовольствие от самого процесса.

Всё вновь сломалось в жизни Тимура, когда часы пробили тридцать. Однажды, заключая договор на поставки оборудования в одном из офисов, он узнал, что его любимая однокурсница тоже работает здесь.

И он решил, так сказать, порисоваться перед несостоявшейся невестой. Заставить её пожалеть о том, что Мила выбрала тогда не его. На следующий день, тщательно побрившись и надев самый красивый костюм и золотые часы, Тимур направился к своей однокурснице. Мол, глянь на меня, какой я стал, кого ты оттолкнула!

Встреча получилась тёплой. Надо отдать должное, впечатление на Милу он произвел. Даже более сильное, чем тогда, в парке, когда отбивался от группы забияк. В её глазах появился огонек — не просто интерес, а нечто большее. Теперь она смотрела на него как на мужчину, а не как на мальчишку.

Беседовали больше часа. Хотя им обоим показалось, будто прошло всего минут 15. Такие уж они, загадочные часы жизни. Мила угостила Тимура чаем. Он сказал, что у него всё прекрасно, хорошо зарабатывает, любит жену…

Мила не особо хотела рассказывать о подробностях своей семейной жизни. Лишь немного о ребёнке поведала, а о муже молчала. Лишь позже она признается Тимуру, что её избранник с каждым годом все больше пьёт, сыну внимание не уделяет. И самое неприятное: она видит на одежде мужа чужие женские волосы и следы помады.

— Приходи ко мне на работу. Когда захочешь. В любое время! — провожая, сказала она однокурснику.

Да, он заинтересовал Милу. И она, в отличие от студенческих времен, не была холодна с ним. Но он не учёл того обстоятельства, что и его чувство к ней может вновь проснуться. Милая улыбка вновь поразила его в самое сердце. Словно снаряд, попадающий второй раз в ту же воронку.

Она ничуть не растеряла свою красоту. Да, немного поправилась, возле уголков глаз появились едва заметные «лапки». Но по-прежнему оставалась той очаровательной Милой, в которую он влюбился 12 лет назад.

И Тимур стал её навещать. Со временем визиты участились. Он, как и тогда, провожал любимую домой. Дарил самые красивые букеты. А Мила говорила ему, что он настоящий мужчина, и она в жизни не видела таких прекрасных цветов.

Один раз Тимур увидел, как у однокурсницы сломался зонтик. Он тут же побежал по магазинам и выбрал самый, на его взгляд, красивый. Миле подарок очень понравился.

Влюбленные прятались от посторонних глаз, от всего мира по съёмным квартирам, гостиницам, а иногда и по тёмным подъездам, старым домостроениям и даже в лесопосадках. Старались выделить хотя бы несколько минут в день, чтобы увидеть и почувствовать друг друга. Ради поцелуя любимой женщины Тимур мог отложить все дела, перенести встречи и часами сидеть под её кабинетом, пока не завершится рабочий день. Но одинокий антуриум по-прежнему рос в его огороде, и Тимур так и не смог подарить этот цветок Миле.

Неведомо, к чему могли привести их встречи, если бы в их город не пришла война.

Тимур не смог бросить жену в столь трудную минуту. А Мила, хотя уже и начинала просто ненавидеть своего мужа, но не могла с ним полностью порвать из-за сына. Две семьи покинули родные края и уехали в разные города.

В такой экстремальной ситуации время, казалось, помчалось ещё быстрее. Часы отсчитывали год за годом, и с ними никак нельзя договориться, чтобы они хоть на мгновение замедлили ход.

Тимуру очень не хватало Милы. Его семейные отношения разладились — в чужом городе в новой квартире, где он жил с супругой, всё чаще стали происходить конфликты. Тимуру хотелось вернуться домой. А ещё больше он желал увидеть однокурсницу. Но общее несчастье объединяло его и жену. Они ссорились и снова мирились. Но тех отношений, как в первые месяцы совместной жизни, уже не было.

В его сердце поселилась пустота. И тоска по любимой женщине… Всё ныло внутри, отбивало желание жить. Мила приходила к нему в сновидениях. Тимур просыпался и страдал от того, что её нет рядом. Хотел забыть свою любимую, стереть из памяти, но она неумолимо появлялась вновь в его мыслях.

Тосковала и Мила. С Виктором она решила окончательно разойтись. Встречала других мужчин и некоторое время чувствовала себя с ними хорошо. Но потом всё проходило, и она вновь оставалась одна.

В конце концов, когда война в городе утихла, Мила вместе с ребенком вернулась домой. А вот Тимур всё не возвращался, и ей было одиноко. Виктор звонил и требовал, чтобы она вернулась. Просил, убеждал, угрожал. Мила избегала встреч с ним.

Не стоит подробно описывать, как Тимур нашел её номер. Ищущий найдет всегда, а если речь идет о любимом человеке — преград не существует.

В один серый дождливый вечер телефон Милы зазвонил, и она услышала голос однокурсника.

— Привет. Ты как?

— Да так… Никак. А ты?

— Нормально. Но, если честно, как-то всё не так. Послезавтра я приезжаю в город на пару дней. Давай встретимся, — предложил он.

— Давай. Где?

— У реки на мосту. На том же месте.

— Я приду.

 

 

7. Выстрел

 

Нажмет ли на спусковой крючок этот пьяный старик? Или просто пугает? Вот о чём думал сейчас Тимур. В оружии он не разбирался и не мог сказать, настоящий у доцента пистолет или просто пугач. Но знал другое: здесь велись боевые действия, у жителей города на руках осталось довольно много оружия. Поэтому «волына» у учителя в данной местности — не диковинка. Пару лет назад тут и старуху с гранатометом можно было повстречать.

Тимур обратил внимание, что бетонные плиты, находившиеся позади Виктора, с годами прилично разболтались; а те, на которых стоял пьяный доцент, держались крепче. В том месте и перила сильнее поражены ржавчиной. «Как бы заставить его отступить на пару шагов?» — думал Тимур, надеясь, что тот споткнется, потеряет равновесие, а он тем временем выиграет пару секунд и сможет рвануть к нему, перехватить пистолет.

— Давай поговорим спокойно, — сказал он Виктору и сделал два шага навстречу.

— Стоять! — рявкнул тот и затряс своим оружием, изображая, будто уже нажимает на курок.

Сказать, что Тимур совсем не боялся, нельзя. Но он изо всех сил старался, чтобы его страх не увидела ни Мила, ни соперник.

Увидев, как расстояние между ними сократилось, Виктор для верности решил отступить на два шага — и угодил именно на ту самую ненадежную плиту. Оказалось, та держалась еще хуже, чем думал Тимур. Крак-к-к! Железная конструкция, поддерживающая плиту, просто лопнула, и бетонная деталь полетела вниз. Виктор пытался ухватиться за перила, но его рука соскользнула, и он, инстинктивно нажав на спусковой крючок, полетел в реку следом за провалившейся частью моста. Тишину разрезал звук выстрела. Над головой Тимура что-то пролетело с огромной скоростью, словно ракета.

Историк, выкрикивая ругательства, упал в воду; следом плюхнулся и его пистолет.

Тимур, взяв Милу за руку, поспешил увести её с аварийной конструкции. Они всмотрелись в водную гладь.

— Где он? Ты его видишь? — спросил он.

— Нет. Неужели утонул?

Услышал ли Тимур беспокойство в её голосе? Неизвестно. Впрочем, и ему самому было не по себе. Он бросился к берегу, надеясь увидеть, как Виктор выплывет.

«Не дай Бог, он разбил голову о камни», — подумал Тимур.

Странное чувство, когда переживаешь за человека, которого ненавидишь.

Увидев мокрую седую голову Виктора над водой, они оба облегченно вздохнули. Горе-стрелок с трудом, но таки добрался до берега, отплевываясь от тины и ряски.

Тимур ринулся было к нему, дабы научить уму-разуму. Но тому пребывание в холодной воде, видимо, помогло протрезветь. Его поведение изменилось до неузнаваемости. Виктор, потерявший свое оружие, стал извиняться и просить, чтобы его не трогали.

Тимуру не улыбалось бить столь жалкое существо в мокрой измазанной одежде и с водорослями на голове, поэтому он просто презрительно глянул на соперника и сказал Миле:

— Нам нужно быстрее уходить. Выстрел наверняка все услышали: скоро здесь будут патрульные.

Женщина согласилась и последовала за ним. А в сторону бывшего мужа она больше не глянула.

Однокурсники шли, осторожно пробираясь по закоулкам, чтобы не привлекать особого внимания. Уже через полчаса они были в доме Тимура. Ему повезло — снаряды не затронули здание при артобстрелах. Лишь одинокая небольшая дыра в воротах от осколка напоминала о том, что здесь велись боевые действия.

В огороде, заросшем сорняками, в старой теплице, как ни в чем не бывало, рос антуриум.

— Смотри — это цветок, который я когда-то сажал для тебя. Цветок любви! Я думал, он погиб, но нет — живой.

— Знаешь, мне его даже выкапывать с твоей клумбы жаль, — сказала Мила, сфотографировав великолепное растение на свой телефон. — Пусть лучше так и растет.

Потом, немного подумав, она добавила:

— Тебя опять долго не будет. Я буду приходить и ухаживать за ним…

Медленно сгущались сумерки. Тучи закрыли едва загоревшиеся на небе звезды, по крышам домов застучал дождь. Сегодня сбылась мечта Тимура: после столь долгого расставания женщина, которую он любил, впервые стала гостьей в его доме. Он понимал, что пока им всё равно не суждено быть вместе надолго. В другом городе его ждала семья. В кармане пиджака лежал билет на поезд. Завтра вечером он должен уехать.

Но сейчас влюбленные старались об этом не думать. Пусть весь мир подождет! Они накрыли на стол и зажгли свечи, отчего стены комнаты окрасились в тёплый оранжевый цвет. Показалось, что настенные часы на какое-то время остановились. И самые главные часы словно замедлили свое движение, стараясь не приближаться к судьбоносной цифре 40.

Постелив покрывала у камина, они расположились рядом и весь вечер согревали друг друга своим теплом. Сегодня Тимур и Мила почувствовали рай — тот, который когда-то потеряли.

Затем отхлынула страсть и пришли сны. И никто не мог нарушить покой счастливых влюбленных — ни седовласый старик с пистолетом, ни раскаты грома, ни капли дождя, стучащие по крыше.

 

© Борис Фабричный

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
218

12
Отзовись, читатель!

avatar
4 Ветка отзывов
8 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
8 Число отозвавшихся
Олег ЧувакинПолинаНаталья МихайловаБоряИрина Май Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Ольга КАТ
Гость
Ольга КАТ

С легкой руки известного врача-ортопеда Турнера оборот «стрелки часов жизни» стал крылатым, а со временем – и литературным штампом. И именно об этот самый штамп сразу спотыкаешься в первом же предложении представленного на конкурс рассказа. Конечно, избежать заезженных клише достаточно трудно и наличие одного в тексте – ещё не трагедия. Но вот фраза «Перед глазами Тимура пронеслась целая жизнь» — это уже не штамп, а настоящий штампище.
Кто-то когда-то запустил эту самую «пронесшуюся перед глазами жизнь» в литературу, бездумно переняв у ученых, занимающихся феноменами клинической смерти. В момент умирания, действительно, наблюдается феномен «обратной перемотки жизни», но это только тогда, когда мозг оказывается «на грани».
В критической ситуации клиническая смерть не наступает, да и человеку не до воспоминаний — у него другие проблемы. По факту — в критической ситуации способность мыслить или, вообще, отключается, сметенная животным ужасом (паникой и пр.), или, наоборот – мозг мгновенно блокирует чувство страха (что тоже не очень хорошо) и включает на максимум инстинкт самосохранения (человек начинает спасаться). Я много раз наблюдала поведение людей в экстремальных ситуациях, так как по жизни случилось так, что я и погромы пережила на Кавказе «по полной схеме», и в заложниках побывала, и в горящем автобусе с заклинившими дверцами оказалась однажды, и под обстрелами находилась, и даже пережила нападение бандитов на нашу семью со всеми «киношными» эффектами: перерезание кабелей, вышибание в 5 утра дверей, бейсбольные биты и орущие отморозки.
И ни мне, никому вокруг было не до разглядывания перед глазами прошлой жизни – всё было подчинено одному: спасти детей, выжить, добраться до безопасного места.
Казалось бы – и чего ты, тётка, придралась к этим самым «стрелкам часов жизни» и «пролетевшей перед глазами жизни»? Другие ещё хуже пишут: штамп на штампе, клише на клише.
Вот потому-то и «придралась», что автор Борис Фабричный – далеко «не другие». Его «Цветок любви для милой Милы» — это рассказ хорошего конкурсного уровня. В нем есть всё: четкий сюжет, грамотное переплетение прошлого и настоящего, интрига и, конечно же, романтика. Автор убедителен, хотя, конечно, провокационный поступок Милы с хулиганами у пивного ларька лично у меня вызвал ступор. Но это к литературе не относится – это, скорее, вопрос мироощущения и воспитания. Для меня такая провокация – дикость. Не скажу, что мне слабо верится в реальность такого случая. Но если бы я была мужчиной, то после такого я бы вычеркнула Милу из своей жизни: и вовсе не из-за драки — я просто сторонюсь глупых людей. А эта провокация со стороны героини – обычная бабья глупость, причем нелепая и непростительная.
Одним словом, я прочитала этот рассказ с огромным интересом, не отрываясь. Порадовалась за героев и за автора тоже: с такой работой не стыдно принять участие в конкурсе.
Удачи!

Боря
Гость
Боря

Ольга, большое спасибо Вам за отзыв. Насчет неестественности поступка Милы — согласен. Это единственное, что неправда в описании ее жизни и образа. Исковеркал специально, чтобы она не выглядела слишком положительной. А так вообще в жизни она хороший человек.

Ольга КАТ
Гость
Ольга КАТ

Вам не удалось скрыть свою симпатию к героине :))), хоть Вы и придумали историю у пивного ларька. Именно это и вызвало во мне ощущение какого-то диссонанса: во-первых, такой поступок не вязался с тем портретом, который вырисовывался до этого, а во-вторых, и Тимур не похож на человека, который пустил бы глупую (и ненадежную) бабенку в свою жизнь.

При этом ситуация у ларька — ситуация вполне реальная: знаю несколько случаев, когда женщины сознательно провоцировали своих мужчин (флиртовали с другими, придумывали истории о приставании соседа, подпаивали мужей и подсылали к ним подруг («проверить верность» и пр.)

На вопрос: «Зачем?» Ответ был не менее глупым, чем сам поступок: «Хотела проверить (?!), какой он на самом деле!»

Результатом одной такой «проверки» стал пожизненно парализованный в драке с отморозками сын моих приятелей. А его жена через полгода, когда врачи окончательно убедились в отсутствии каких-либо перспектив у парня, подала на развод и вскоре вышла замуж.

Поэтому Ваша история реальна настолько, насколько реальна сама жизнь. И повторюсь снова: рассказ очень достойный. Хочется верить, что он — не единственное Ваше произведение.

Боря
Гость
Боря

Да. Подобные ситуации могут привести к больнице. Тимуру повезло больше в этом плане. Особенно потому,Что рядом был друг. А вот реальной девочки, которая стала прообразом Милы, возле ларька вообще не было, это уже фантазия автора)

Боря
Гость
Боря

Примечательно то, что прообразом главного антигероя послужил здесь очень близкий мне человек, в то время как прообразом главного героя — сразу 2 человека, которые мне родными не являются, но которых я очень уважаю.

Ирина Май
Гость
Ирина Май

Здравствуйте, Борис!

Спасибо за трогательный рассказ. А история Ваша, несмотря на кажущуюся нереальность, выглядит для меня вполне правдивой.
Поясню: у меня была подруга юности, которую застрелил ревнивый любовник (тут наоборот — ревновал к бывшему мужу). Красивая была, легкая. Две девочки совсем маленькие остались без матери — ужас. Такая трагедия!
Хоронили её в конце ноября. Платье на покойнице белое, свадебное… Помню, как я плакала несколько дней к ряду и не могла остановиться; все думала: как же холодно ей в мерзлой земле…
Не могу больше об этом — сейчас расплачусь.

Очень личные воспоминания — вспоминать об этом трудно, тем более — писать. Но Ваш рассказ их навеял…
Сегодня день слез…

Боря
Гость
Боря

Ирина, я старался на позитив писать, хотя бы частично с хэппиэндом, так сказать… мне жаль, что мой рассказ навеял грустные воспоминания… А стрелять в женщину, тем более в ту, с которой он занимался любовью — это, конечно же, дикость

Наталья Михайлова
Гость
Наталья Михайлова

Надо сознаться, что ваш рассказ — далеко не классика и больше напоминает средненький сценарий. Но зато откровенно мужской, рублено правдивый и неожиданный, что уже положительно.
Где бы приобрести часы, которые отбивают годы, да ещё такие, чтобы уменьшали эти годы на добрый десяток?
Мне показалось, что вас не интересует литературная составляющая рассказов, а поэтому не стану даже и пытаться ещё что-либо писать. Такому отважному, уверенному в себе автору, которому и «море по колено» важней всего, пожалуй, выразить себя и своё отношение к жизни. Будьте счастливы!

Полина
Гость
Полина

Борис, прочитала Ваш рассказ!

Понравилась кольцевая композиция: всё-таки это интересно. Хотя, да, не совсем правдоподобным показалось то, что именно в такой момент главный герой вспоминает всю свою жизнь. Если бы ещё он совершенно ничего не мог сделать, а просто «медленно умирал», тогда такое было бы возможно… А здесь, в такой экстренной ситуации, когда человек перед тобой в любую минуту может выстрелить… Но с другой стороны, кто сказал, что герой вспоминает всё именно так, с подробностями? Ведь воспоминания, в главную очередь, даются для нас, читателей :)

Сам главный герой вызвал симпатию: он, действительно, ведёт себя благородно, сильно, как настоящий мужчина. Особенно, когда решив «забыться в горе», вскоре выкидывает сигареты и осознаёт, что надо жить! Это правда сильный и заслуживающий уважения поступок! Как и то, что, продолжая всей душой любить Милу, он трезво смотрит на ситуацию: пытается отпустить её и найти своё счастье. Благородно поступает с другими девушками: не желает питать их ложными надеждами (особенно с Оксаной: просто говорит ей правду). Только воспоминания Милы о том, что он мог бросить за шиворот бабочку или подложить на стул кнопку, кажутся не совсем подходящими для него. Это как-то совсем по детсадовскому… А ведь он по-настоящему, серьёзно, её любил.

Главная героиня, в целом, понравилась, хотя её поведение иногда кажется немного жестоким. И то, как она долго мучает Тимура, не говоря ему ни «да», ни «нет», и эта ситуация с хулиганами. Но я верю, что на самом деле Мила (или её прототип) — очень хороший человек :)

В целом, история хорошая, но, по-моему, ей не хватает литературной «глубины».

Немножко слишком книжные ситуации: внезапно появляющееся противник на мосту (именно в тот момент, когда герои снова встретились), такое же «необыкновенное» появление Димки во время драки.

Также, можно было бы добавить яркость рассказу, если бы о чувствах героев не рассказывалось, а показывалось. Например, не говорить, что герой волнуется, скучает, а показать это: по вечерам не хотелось возвращаться домой, а утром — идти на работу; когда заходили разговоры о студенческой жизни, одновременно хотелось рассказать всё и не говорить ничего и т. д.

И ещё, хотелось бы, чтобы более ясно выделялся повествователь. От чьего лица ведётся рассказ? От лица Тимура? А как тогда он может знать, что Мила собиралась броситься ему на помощь во время прыжка с моста, но стоило ему вынырнуть, «тут же придала своему лицу невозмутимое выражение»?.. Или повествование меняется с его лица на её?

А то, что рассказ разбит на главы, у Вас мне тоже понравилось: читать, правда, легче, а ещё с названиями — интереснее!

Боря
Гость
Боря

Благодарю, коллеги, за отзывы! Хотя я и не совсем согласен, но в ваших словах, безусловно, есть моменты, к которым действительно стоит прислушаться.