Пусть не будет вам покоя

Карета, кучер, лошади, графиня, дом, путь

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Мария Гарайс. От 1-го лица: «41 год, замужем, двое детей, по образованию биолог, по профессии турагент. По призванию путешественник и писатель. Училась в Школе Писательского мастерства М. Кучерской и на курсах сценарного мастерства А.Митты. Лауреат конкурсов коротких рассказов «Самарские Судьбы». В Сети не публиковалась».


 

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Это был первый дождь в году. Из тех, которые недоуменно проливаются на старые сугробы, преумножают грязь, но при этом оставляют ни с чем не сравнимый запах новорожденной весны. Холодные обильные капли барабанили по крыше изящной коляски и лакировали бока горячих рысаков, летящих сквозь мокрый жидкий пролесок. Генерал Р. и его жена Вера Алексеевна направлялись из своего имения в город.

Супруги ехали молча, причина поездки не могла вызвать никакого оживления и радости. В церкви Св. Николая отпевали графиню Н. Старая графиня была дальней родственницей Веры Алексеевны, но не виделись они лет десять.

Вера Алексеевна рассеянно смотрела в окно и думала о покойнице. Графиня не имела собственных детей, но принимала живейшее участие в судьбах своих многочисленных племянников. Львиная доля браков в их огромной семье была заключена именно с подачи тётушки. И надо сказать, все они оказались успешными. По крайней мере, для постороннего наблюдателя.

Веру вполне удовлетворяла её безбедная и нескучная жизнь. В любом новом городе буквально через неделю ее дом становился самым популярным среди местного высшего общества. Ее идеальные приемы с восторгом обсуждались вплоть до следующего мероприятия. Хозяйка была хороша собой даже в тридцать восемь лет и не старалась скрывать своего возраста. Она уверенно затмевала молодых красавиц своим обезоруживающим шармом, умением слушать любого собеседника, великолепным владением искусством танца, да и просто умом, который не выставляла на показ, но с первой секунды располагала к себе самых заносчивых умников.

Вера глянула на гордый профиль мужа. Генерал женился на ней вопреки чаяниям старой графини. Тётушка видела в своих мечтах Верочку женой совершенно другого человека.

 

 

* * *

 

Сын её лучшей подруги, подающий большие надежды студент Сорбонны, обаятельный и романтичный, почти ровесник Веры, он был представлен ей на одном из приемов и поразил в самое сердце тогда еще трепетную и неискушенную красавицу.

За две прогулки и одну совместную конную охоту Вера безоглядно влюбилась. Блестящий студент тоже был очарован, но не стал задерживаться в России дольше запланированного и уехал в свой университет, пообещав писать.

И он писал. О, что это были за письма! Изящный слог, тонкий юмор и уверенно проглядывающее между строк сердечное расположение. Вера десятки раз перечитывала его письма, прежде чем написать достойный, но не чрезмерно чувственный ответ. Этот возвышенный роман в письмах длился почти три года без какого-либо развития, личная встреча никак не складывалась.

Когда Вере исполнилось двадцать два, она осталась единственной незамужней девушкой в своем многолюдном окружении. Это вызывало удивление, в обществе пошли толки. Тётушка графиня ни во что не вмешивалась, только говорила, что всему своё время.

И вот на балу в честь годовщины победы над французами Вере был представлен майор Р. Высоченный, бравый, галантный кавалер и ловкий танцор, он закружил Веру в вальсе своего внимания и восхищения. На следующий день после бала нанёс визит, был приглашен Вериным отцом на охоту, где не имел себе равных в удали и меткости, а еще через два дня в парадном мундире и с горящими щеками приехал свататься.

Решительное наступление майора, подкрепленное его воинской славой и приличным состоянием, впечатлило Вериных родителей и не оставило ей места для отступления. Она устала ждать заморского принца и до бракосочетания избегала общения с тётушкой, которая пыталась с ней поговорить с глазу на глаз. Свадьба была пышной и уже через неделю молодые уехали в Италию.

Письма от студента нашли Веру в Венеции. Матушка сочла нужным отправлять ей всю корреспонденцию, не вникая в статус адресатов. На первое письмо Вера ответила нейтрально, мол, что она в Италии и все у нее замечательно. А на второе письмо не ответила вовсе, предпочитая, чтобы он узнал об ее замужестве из других источников. Бурная светская жизнь жены героя всех войн империи, беременность, тяжелые роды и забота о ребенке сильно затерли в памяти Веры романтические прогулки и очаровательные письма. Ей было некогда предаваться ностальгии.

 

 

* * *

 

Майор Р. признавал только три долга — воинский, супружеский и родительский. Его самоотверженное служение всем этим обязанностям привели к тому, что через пятнадцать лет после свадьбы у него было пятеро детей и генеральский чин.

Как-то во время переезда после рождения второго сына Вера нашла свой девичий архив — толстенную пачку писем, перевязанную бежевой атласной лентой и засохший василёк. Весь вечер она сидела у камина, перечитывая романтические строки из прошлого, а ночью сказалась больной и ушла от мужа в детскую.

Она была уверена, что ей не о чем жалеть или переживать, просто вдруг нахлынули воспоминания, от которых сладко и тоскливо сжимается что-то в груди… Тем не менее, третий ребенок родился у нее спустя аж пять лет, в течении которых муж несколько раз отчаянно пытался выяснить причину ее холодности и отстраненности.

Через общих знакомых Вера порой случайно узнавала, как поживает бывший студент, а теперь видный ученый Василий Дмитриевич А. Он долгое время не женился, зато его брак стал притчей во языцех среди скопления родственников и друзей. Шутка ли, единственная дочь самого богатого промышленника Европы!

После рождения третьего сына, которого Вера назвала Василием, она сожгла весь найденный архив, удивляясь себе. Потом очень жалела — у нее вошло в привычку иногда перечитывать какие-нибудь из писем во время вечерних прогулок.

 

 

* * *

 

Весь путь до церкви, а это почти час, Вера Алексеевна вспоминала разные эпизоды своей жизни, где так или иначе присутствовала старая графиня Н. И уже подъезжая к храму, она подумала, что очень признательна тётушке за многое, и даже за роман в письмах, который ни к чему не привел. В состоянии светлой и какой-то возвышенной печали по усопшей, Вера под руку с мужем зашла в церковь.

Глаза всех до единого из присутствующих повернулись в сторону генеральской четы. Эта пара вообще всегда привлекала внимание. Высокая сама по себе, Вера была чуть выше плеча своего генерала. Черное шло ей, делая ее стройнее и величественнее.

Придерживая тяжелый шелк юбки, Вера подошла поближе к гробу, оглядывая собравшихся и кивая знакомым. Безутешная лучшая подруга графини сидела на стуле около гроба, ежесекундно поднося к заплаканному сморщенному лицу тёмно-фиолетовый с золотым платок.

Вера на мгновение подивилась цвету платка, побежала глазами дальше и замерла. Рядом с плачущей старушкой стоял стройный, совершенно седой, но не старый мужчина. Черный сюртук, белая камелия в петлице и пронзительно синие, ничуть не выцветшие за эти годы, глаза.

Василий Дмитриевич А., надежда мировой науки, по стечению обстоятельств оказался в столице, куда прибыл из Лондона. Он бросил все дела и приехал попрощаться с графиней и поддержать убитую горем матушку, для которой покойная была единственным другом. Василий Дмитриевич учтиво поклонился Вере Алексеевне и слишком поспешно перевел взгляд на священника, который уже приготовился к отпеванию.

Воск со свечи безжалостно испортил тончайшие перчатки — предмет гордости итальянских галантерейщиков, но Вера этого не заметила. Пока шло отпевание, она потрясенно осознавала, что тогда, шестнадцать лет назад ничего не закончилось, не исчезло. Да, она счастливая мать пятерых детей, светская дама, супруга героя, умница и красавица. У нее есть всё, кроме ощущения целостности и гармонии.

Они о чем-то недоговорили в своих длинных цветных письмах, полных самой светлой надежды на будущее. И это будущее наступило. Но вразрез с их чаяниями. Необратимость обрушилась на Веру с такой силой, что она пошатнулась и вцепилась в рукав генеральского мундира.

От благодарности к старой графине в душе Веры не осталось и следа. Не желая признавать, что сама свернула с предложенного судьбой пути тогда, шестнадцать лет назад, Вера хотела найти виноватого. И не находила.

Мёртвая графиня в ворохе белоснежных цветов лежала, как спящий человек, который видит приятный сон. Воспаленному воображению Веры показалось, что покойница тихонечко злорадно улыбается, мол, будешь знать, как не слушать тётку.

Хватая ртом духоту церковных благовоний, словно умирающая рыба, Вера пыталась собрать остатки самообладания. Мраморно-белая лицом, почти как умершая старушка, великолепная генеральша вслед за прочими подошла к гробу поцеловать в лоб покойницу и сказать последнее прости. Но если бы кто-то услышал ее слова, произнесенные придушенным шепотом, случилось бы замешательство.

Низко наклонившись и касаясь бескровными губами набальзамированного чела графини, Вера прошептала: «Прощайте, тётушка, и пусть вам никогда не будет покоя!»

Ни на кого не глядя более, Вера потянула генерала к выходу. Он без раздумий повиновался. Под заунывные голоса певчих, шелест шелковых юбок и бряцание генеральской сабли самая великолепная пара Н-ского уезда покинула церковь.

Если бы вдруг Вера Алексеевна обернулась, то смогла бы различить вселенскую тоску, боль и восхищение в ярко-синих глазах, и возможно, ей стало бы чуть легче. Но она не обернулась, так что легче ей не стало. И никогда уже не станет.

 

© Мария Гарайс

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
125

3
Отзовись, читатель!

avatar
3 Ветка отзывов
0 Ветка ответов
1 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
3 Число отозвавшихся
Ольга КАТРоманСью. Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Сью.
Гость
Сью.

Хорошая имитация реалистического стиля 19 века (за исключением некоторых слишком современных выражений, но, возможно, так задумано или я придираюсь). Слаженный сюжет. Читаешь и понимаешь, что где-то это все уже было. Хорошо, что рассказ короткий, а то было бы скучновато. Мое субъективное мнение.

Роман
Гость
Роман

Полностью согласен с мнением Сью. Кроме того, как-то не вяжется концовка со злобным шептанием над покойной тетушкой Веры, которая вроде бы обижена на неё, с вполне конкретным и однозначным мотивом замужества этой барышни, описанным выше:

» Она устала ждать заморского принца и до бракосочетания избегала общения с тётушкой, которая пыталась с ней поговорить с глазу на глаз»

После такого посыла поведение на похоронах Веры кажется просто нелепым: самой захотелось замуж абы за кого, НЕ СЛУШАЛА тетушку и даже ИЗБЕГАЛА общения с ней до свадьбы. Так в чем тогда претензии к покойной?

Ольга КАТ
Гость
Ольга КАТ

Бедная тетушка! Она из кожи лезла, чтобы сначала познакомить Веру с сыном подруги, а потом предостеречь её от эмоционально пресной (хотя и благополучной — с общепринятой точки зрения) семейной жизни. Сколько нервов и сил было потрачено! А как наверняка было больно старой женщине, когда её племянница демонстративно стала её избегать!

Читаешь — и начинаешь понемногу охладевать к главной героине. Конечно, понятно, что любой женщине не понравится неопределенность в отношениях и, рано или поздно, она примет какое-то решение. И осуждать Веру за то что та перестала ждать своего принца, нельзя.

Но если Веру вполне устраивает её положение, она выходит в свет и ловит восхищенные взгляды общества, то тут уж надо быть порядочной до конца и не оглядываться назад. Она вовсю пользуется тем статусом, который дало ей замужество с известным генералом. И вместе с тем она продолжает тайком перечитывать письма, оскверняя доверие мужчины, с которым живет. Это не делает чести графине: нельзя в отношениях размениваться душой.

И поэтому последнее слово Веры покойной тетушке становится самым ярким и самым выразительным мазком на портрете этой, не вызывающей симпатии, абсолютно непоследовательной в поведении, женщины: сама выходит замуж, а винит в своем замужестве ту, которая старалась не допустить этого замужества. Сама решила примерить на себя роль генеральской жены, наслаждается почитанием окружающих, сытно ест-сладко спит, а при этом не уважает своего генерала настолько, что украдкой возвращается к прошлому.

Автор Мария Гарайс нашла потрясающе точную сцену у гроба для своего повествования об этой женщине, которая так и не научилась любить, а поэтому ищет кругом виноватых — профессора (вовремя не позвавшего её замуж), генерала (не сумевшего влюбить в себя жену), тетушку (тут, вообще, не понятно, за что).

Спасибо за прекрасный рассказ!