Враг семейных ценностей Карлсон

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Понравилось? Поставьте 5 звёздочек!)
Загрузка...

Мускарики, Карлсон, Дюймовочка, Колобок, запретить, Владимир Толстой

 

Два с половиной года в России действует Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Он вступил в силу 1 сентября 2012 года, и с тех пор в России запрещено распространять среди детей сведения, наталкивающие на мысль о самоубийстве, употреблении наркотиков, насилии. Порнография, ругань и отрицание семейных ценностей тоже запрещены. Советник президента России Владимир Толстой на днях сообщил, что в Иркутской области на основании этого закона детям запретили читать «Карлсона» и «Дюймовочку». И не только их.

В прошлом году я закончил рассказ «Дед Мороз 2017 года». Рассказ, понятно из названия, фантастический. В нём присутствует «новость» о принятии Госдумой очередного законопроекта:

«…Согласно документу, с 29 декабря текущего года в РФ предполагается ввести запрет на «разлагающий элемент европейской пропаганды» (цитата из преамбулы), а именно «плутовские» сказки западных писателей: Андерсена, Гофмана, братьев Гримм и других (список уточняется).

Другой законопроект устанавливает запрет на Деда Мороза (он же Морозко, Трескунец, Студенец, Карачун и т. п.) и аналогичных персонажей западных народов — от всемирно известного католического Санта-Клауса до его местных разновидностей: Юлениссена, Йоулупукки и прочих. Если, по мнению авторов законопроекта, европейские клаусы нарушают российскую православную традицию, то языческий Дед Мороз и его производные и вовсе противоречат христианским ценностям».

И ещё цитата, из фантастической речи депутата 2017 года: «Вы почитайте, что он пишет, этот Ганс, то есть Андерсен!.. Возьмите «Огниво» или сказку про двух Клаусов. Это же что такое? Есть жанр плутовского романа, а у Андерсена — плутовской рассказ! Столько лет нам морочили головы писатели с Запада! Но теперь дурному влиянию будет положен конец. Мы считаем своим долгом оградить российских детей от разлагающей западной писанины. От моды на стяжательство и вседозволенность! Какие же это сказки? Судите сами: рубят там топорами матерей, а потом продают их трупы на базаре! На органы! Кого мы воспитаем на таких сказках? Этими сочинениями могут восхищаться лишь ненормальные!» (Весь рассказ можно прочесть на моём сайте.)

Это фантастика. Какова же реальность?

«Мне прислали из Иркутской области, Качугского района распоряжение районного отдела народного образования список литературы, полностью запрещённой для прочтения детям всех возрастов, список вредоносных литературных произведений, запрещённых для распространения среди детей согласно ФЗ 436 о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью», — сказал В. Толстой в Госдуме на недавнем заседании «круглого стола», посвящённом роли литературы в патриотическом воспитании.

Вот кое-что из списка, озвученного Толстым.

В сочинении «Карлсон, который живёт на крыше» отрицаются семейные ценности и формируется неуважение к родителям. «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» полны информацией, способной вызвать у детей желание заниматься бродяжничеством. «Сказка о Золотом Петушке» склоняет детей к убийству: критику вызвала сцена убийства Додона Петушком. «Это не юмор, это изъяты книги из библиотек», — цитирует Толстого «Интерфакс».

Детям до шести лет запрещается читать «Ивана Царевича и Серого волка»: там проповедуется воровство, причём не только коня, но и Елены Прекрасной. Сказку «Колобок» следует запретить из-за физического насилия над главным героем. Детям до двенадцати запрещено теперь читать книжку «Волк и семеро козлят»: там изображается смерть Волка. «Гуси-лебеди» тоже вредное произведение — гуси похищают детей. В немилость районного отдела народного образования попала и «Дюймовочка», пишет «Интерфакс», — «из-за насильственного удержания Дюймовочки мышкой и принуждения к вступлению в брак».

Толстого, добавим к этому, могли и разыграть. От этого сатирического розыгрыша (если только это розыгрыш) есть большая польза: обсуждение нелепого закона, под статьи которого можно подвести любую книгу, попало на первые полосы крупнейших российских СМИ.

Запретить и вправду можно всё.

Возьмите «Девочку со спичками» Андерсена — чем не пропаганда суицида? А поэма Некрасова «Мороз, Красный нос»? Это упадочническое произведение, героиня которого насмерть замерзает, горюя по умершему мужу, желая забвения и оставляя своих детишек на милость чужих людей. «Мороз-воевода», любитель «кровь вымораживать в жилах» и «мозг в голове леденить» — явное противоречие семейным ценностям.

«Конёк-горбунок» Ершова. «Царь велел себя раздеть, / Два раза перекрестился, / Бух в котёл — и там сварился!» Имеем одновременно порнографию (велел себя раздеть) и насилие (сварился). Защитники веры усмотрят здесь и насмешку над христианством, что в России запрещено другим законом.

Русские народные сказки лучше запретить оптом: там с высокой частотой рубят головы, варят в молоке, вырывают из бород стариков волосы и совершают прочее насилие.

«Взрослые» книги детям давать нельзя ни в коем случае. В закон необходимо внести поправку, согласно которой романы и повести, противоречащие Федеральному закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», нужно будет держать под замком за глухими дверями.

«Госпожа Бовари» — в финале самоубийство через яд. «Мартин Иден» — в развязке самоубийство (главный герой утопился). «Анна Каренина» — роман, героиня которого легла под поезд.

Сомнительное творчество Антона Чехова нужно запретить раз навсегда и без каких-либо исключений. Из-за рассказа «Спать хочется»: девочка душит ребёнка в люльке.

Хождение Достоевского в школах и библиотеках лучше ограничить. По крайней мере, «Преступление и наказание» в школе точно нельзя изучать: персонаж Раскольников ловко орудует топором и ворует деньги.

Поэзия тоже никуда не годится. Почитайте-ка «Песнь о собаке» Есенина: «Вышел хозяин хмурый, / Семерых всех поклал в мешок». Это не что иное, как призыв к насилию, точнее, к убийству.

Советскую литературу тоже надо подвести под закон.

У советского свердловского классика Николая Никонова в одной повести упоминается взятка сантехнику в размере трёх рублей. В наше время, когда идёт тотальна борьба с коррупцией, а власти полны оптимизма по этому поводу, «трёшки» для слесарей-сантехников в книгах недопустимы. К тому же слесарь был ещё и пьян.

О том, что проповедует в «Последней ступени» В. Солоухин, лучше и не говорить.

Каждый читатель волен продолжить этот список. Если к «детскому» закону добавить целый свод других законов, то станет ясно: литературу можно притянуть за призывы к свержению конституционного строя, за разжигание национальной розни, за оскорбление религии, за проповедь алкоголизма, табакокуроения, наркомании, садизма, мазохизма, философии непротивления, гомосексуализма, фашизма, нигилизма, анархизма, за многоточия, восклицательные знаки, кавычки, тире, дефисы, злоупотребления описаниями и диалогами, разбивку на главы, аллюзии, синекдохи, синонимы и многое другое, чего могут не одобрить сегодняшние или завтрашние господа депутаты.

Эти господа — безусловно, оптимисты. Оптимисты, свято верующие в силу закона. В то, что сочинением вздорных законов можно всё исправить и наладить. Этим людям и в голову не приходит, что вопросы запрещений и разрешений, наставлений и вразумлений решает не голосование в Думе, а воспитание.

 

© Олег Чувакин, 2015

37

Отзовись, читатель!

Отзовитесь первым!

Подписаться на
avatar
wpDiscuz