Последнее свидание

Девушка, белые волосы, последнее свидание

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе (от первого лица): «Красавина Катарина Валерьевна. Родилась в 1991 году, живу в Москве. Пишу рассказы с 2014 года. Посещала курсы писательского мастерства в Лите им. Горького, выпускница онлайн-мастерских Creative Writing School».


 

Артёмов, красивый темноволосый молодой человек, стоял в переходе в метро и ждал своего последнего свидания. Он хотел порвать с Кудриной, потому что так больше продолжаться не могло. Она старше него. Она почти замужем. Но они были связаны странными, разрушительными отношениями, вырваться из которых, однако, не хотели или не могли. Уже год они продолжали тайно встречаться по паркам, кафе и пустым квартирам знакомых. Столько раз Артёмов решал, что ему это не нужно, но его снова тянуло к Кудриной. Кудрина манила его, то скрывая от него что-то, то обнажая душу, то флиртуя с ним, то становясь холодной и даже грубой. Артёмов давно уже не понимал, где правда, а где ложь в её словах.

Любовники называли друг друга по фамилиям. Так сложилось почему-то сразу. Артёмов знал Кудрину наизусть и мог мысленно воспроизвести все её черты, все изгибы её тела. По запаху он мог бы найти её среди толпы. Но сегодня, когда она написала ему и попросила о встрече, он подумал: «Сегодня я точно должен с ней расстаться. Сейчас или никогда».

Артёмов стоял, сунув руки в карманы кожаной куртки, и настраивался на решительный лад. Артёмов был действительно красив. Высокий и статный, с чёрными бровями вразлёт и яркими карими глазами. У него был приятный низкий голос бархатного тембра. Женщины млели от этого голоса. Он пользовался у них успехом и мог завоевать бы любую. Но его непреодолимо влекла Кудрина, и только она.

Пока он стоял и размышлял, что сказать ей, рядом мелькнула тень. Кудрина, ниже него на целую голову, встала прямо напротив него и посмотрела ему в лицо.

— Привет, — она тряхнула головой. Артёмова озарило сияние химической белизны ее волос. Вопреки фамилии, она обладала совершенно прямыми волосами. Артёмов не встречал настолько прямых волос: у всех людей, кого он видел, они вились хотя бы на кончиках, а у нее ложились на плечи совершенно геометрично. У него самого же, напротив, были кудрявые волосы, однако он терпеть не мог возни с ними, и поэтому стригся коротко, что очень ему шло.

Артёмов хотел что-то сказать, но забыл, и стоял, глупо улыбаясь и глядя на Кудрину.

— Чему ты улыбаешься? — спросила она.

— Ничему. Тебе идёт белый.

Он продолжил разглядывать её. На ней был широчайший свитер с растянутой горловиной. Юбка в складку, пыльные черные кроссовки. Губы накрашены неестественной ярко-розовой помадой.

— Снова думаешь, что я ужасно выгляжу?

Когда они встречались, он критиковал её за манеру одеваться. Нередко он доводил её до слез придирками к нарочито небрежным или слишком откровенным нарядам.

— Иногда мне нравится выглядеть плохо, — словно извиняясь добавила она.

— Тебе нравится выглядеть невинно, — ответил он. — Ты — волк в овечьей шкуре, Кудрина.

Они вышли из метро. На улице оказалось слишком прохладно и Кудрина поёжилась. «Хочет, чтобы я её обнял», — подумал Артёмов, и сделал вид, что не заметил.

— Холодно, — сказала вслух Кудрина.

— Как всегда, — сказал Артёмов. — Тепло надо одеваться! Вот у меня рубашка, свитер и куртка.

Она прищурилась и промолчала.

— Куда пойдем? — спросила вскоре она.

— Не знаю, это же ты меня позвала.

— Ну пошли в парк.

Они молча шли по тропинке. В тени было холодно, а все скамеечки на солнце были заняты, поэтому им пришлось пройтись, чтобы найти себе место.

— И зачем ты меня позвала?

— Просто хотела погулять с тобой. Погода хорошая, хоть и прохладно. Только давай не будем выяснять отношений.

— А что тут выяснять? Ты эгоистка, Кудрина.

— А кто не эгоист? — и Кудрина беспечно рассмеялась. Артёмов возмутился, но она не заметила этого. Она смотрела на него лукаво и улыбалась.

— Ты обманывала меня, Кудрина. Ты изменяешь своему жениху со мной. Как я могу тебе доверять? Как мы можем быть близки?

— Я никогда не обманывала тебя. А вообще, время покажет, Артёмов.

Она снова улыбнулась.

— Я не знаю, что будет дальше, — сказал Артёмов. — Мне хорошо с тобой, интересно, но я не знаю, что будет дальше.

Кудрина молчала.

— После того, что ты сделала…

— Что я сделала? — зло перебила Кудрина.

— Мы обсуждали это много раз.

— Вот именно. И я сто раз уже просила прощения.

— Да что мне твои извинения. Лучше ведь мне от них не стало. Кто говорил: «Хочешь, я брошу его ради тебя?»? Кто говорил: «Укради меня»? И что теперь? Когда свадьба?

— В июне.

— Поздравляю.

Кудрина рассматривала свои грязные кроссовки.

— Ты не понимаешь… — наконец, выдавила она. — Просто с ним легко, а с тобой тяжело. С ним правильно, а с тобой нет. Разве ты не помнишь, как я всё время плакала? Как боялась, когда ты злился?

— Меня раздражали твои слёзы.

— Вот видишь! Я не могла быть собой, потому что постоянно боялась. Я боялась огорчить тебя, не оправдать твоих надежд. Боялась тебя потерять.

— Не говори ерунды, Кудрина. Боялась меня потерять, но променяла меня на другого. Будто бы я ничто.

— Нет, ты — всё, — сказала Кудрина.

Повисло молчание.

— Обними меня, ну, — попросила она. — хотя бы на миг.

Он обнял её и прижал к себе, вдохнул запах её волос.

— Какой-то новый, — заметил он.

— Сменила шампунь.

— А помада эта гадкая, она тебе не идет.

Кудрина отпрянула и тут же начала стирать помаду ладонью.

— Что ты делаешь? — мягко спросил Артёмов. — Не сейчас же. Просто не красься ею больше, вот и всё.

Он заметил на её глазах слёзы.

— Я просто хотела… Я хотела прояснить всё. Но запуталась ещё больше…

— Ты лгунья, Кудрина. Ты врала, что любишь меня.

— Нет!

— Либо ты искусная лгунья, либо я никогда не пойму, что в твоей голове, — и он поцеловал её в лоб. Затем достал сигарету и закурил.

— Можно мне?

Она затянулась от его сигареты, коснувшись щекой его пальцев.

— Когда ты куришь, хочется тебя поцеловать, — сказал Артёмов.

Её лицо вспыхнуло, глаза заблестели.

Он снова затянулся, притянул её к себе и крепко поцеловал, выпустив дым ей в рот. Она сделала короткий тревожный вдох и прильнула к нему, обмякнув в его объятиях.

— Поцелуй меня, — прошептал Артёмов. — Поцелуй ещё!

Они ещё долго стояли так и целовались, не обращая внимания на идущих мимо людей.

Когда они спустились в метро, оно совсем опустело. Он хотел постоять с ней подольше, но поезд уже подъехал. Она стояла, дыша ему в грудь. Попыталась обнять, но мешал висящий у него за спиной рюкзак.

Артёмов поцеловал её в нос на прощание.

— Пока, — сказал он.

Она в рассеянности блуждала глазами, глядя то на него, то на открытые двери вагона. Наконец, она молча выпустила его руку, скользнув пальцами по его ладони, и скрылась внутри.

 

© Катарина Красавина

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
156

4
Отзовись, читатель!

avatar
3 Ветка отзывов
1 Ветка ответов
1 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
4 Число отозвавшихся
Катарина КрасавинаВикторияМаринаАнтон Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Антон
Гость
Антон

А мне очень понравилось. Тепло, уютно, поцелуи…

Марина
Гость
Марина

Молодец! 5+!

Виктория
Гость
Виктория

Это первый рассказ, который я прочла. Такие неоднозначные впечатления. Вроде бы, на первый взгляд, ничего особенного. Но это на первый взгляд. В этом рассказе есть изюм, однозначно! Автор замечательно передал психологизм отношений. Это даже не любовь, это зависимость, болезнь. Вот за это автору респект! Ещё мне понравился вот этот налёт своременности, современных отношений… Спасибо автору, пишите ещё! И удачи на конкурсе=)

Катарина Красавина
Гость
Катарина Красавина

Большое спасибо!