Не говори мне о любви

Пилот, самолёт, аэроплан, мальчик с самолётом

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Татьяна Летова.


 

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Утро. Будничное раннее утро перед работой, имеющее особенность проноситься с такой скоростью, что порой дух захватывает. Вечерами, устав после напряженного дня, я мысленно откладываю кучу важных дел на утро. В чем завтра пойти на работу? Да, ладно, определюсь завтра утром. Надо не забыть положить в сумку папку с документами для завтрашней проверки. Что? Сейчас? Не хочу! Завтра с утра все успею. Вот только проснусь пораньше и все найду, все положу, все успею…

Звонок вражеского будильника подбросил меня в кровати. Поняв, что пора вставать, с кислым выражением лица и взъерошенной шевелюрой я заставила себя встать. Мои утренние сборы на работу по скорости и панике не уступают экстренной эвакуации. Бегая по квартире и больно ударяясь коленками об углы, я старательно пытаюсь ничего не забыть из списка дел, составленного мною накануне вечером. Думать о чем-то хорошем некогда.

Хотя наш шеф постоянно напоминает: «Девочки, мыслим по утрам только позитивно! Притягиваем хорошее!» Да-да, сколько мы с девчонками ни мечтали позитивно о повышении зарплаты, притянуть баснословные премиальные не получалось.

Мечтала я и о второй половинке для себя. Тоже бесполезно. Привередливая я. Давно приняла сей факт и смирилась с собственной неуживчивостью. Кого мне надо? Сама не знаю. В детстве мечтала о принце на ослике. Не на белом коне с золотыми подковами, а именно на ослике. Чтоб у ослика были длинные ушки, за которые будет держаться наездник. Парнокопытный ушастик будет медленно шагать, а не скакать, чтобы седока не растрясло. Но с годами, а нынче мне чуть больше двадцати лет, поняла, что принцев не существует. Остались одни ослики…

Да, и если бы они и существовали, то все равно особ королевских кровей на всех желающих не хватило бы. Хотя, честно сказать, принца нежного и сладкого вида, с лилейным почти девичьим голосом, в белых гольфах и с жабо на шее мне не очень-то хочется встретить. Не нравятся мне парни такого вида.

Мне также не нравится мужик с кувалдой за плечами, который сморкается в рукав, и хорошо, если это рукав его одежды. Мужик этот зычно хохочет и ест все, что попадется ему под руки. Такого жениха не прокормить было бы даже в эпоху коммунизма. И, по-моему, от него всегда исходит рыбно-пивное амбре, где бы он ни находился — дома или работе.

Не хочу умника-очкарика, который будет делать мне замечания по любой моей словесной спотыкашке. А спотыкаться я умею, как любая нормальная девушка, тем более с умниками. Они наводят на меня жуткую тоску и желание разделиться на четыре части и убежать от него в разные стороны.

Не люблю ленивцев, у которых даже мысли в голове не крутятся, а медленно ползут.

Не терплю ревнивцев, которые своей необъяснимой ревностью превращают и меня в подозрительную натуру с ехидным прищуром глаз. Наверно, ревность, как инфекция, заразительна и передается воздушно-капельным путем. Ревнивец «капает тебе на мозги», и постепенно добивается разрыва в отношениях.

Слишком деловых тоже не уважаю. Он смотрит тебе в глаза, а видит доллар, сыпет профессиональными словами, в надежде произвести неизгладимое впечатление. Обычно такие женихи очень скупые. Да мне и не нужны их подарки, сама хорошо зарабатываю.

— Милана, а вы знаете, что в последнее время курс доллара держится в довольно узком диапазоне? — задал мне вопрос очередной ухажер после двух часов нудной лекции о дебетах и кредитах, потряхивая своей толстой барсеткой, наверно набитой деньгами. Он как-то по-особенному держал ее, любуясь и выставляя вперед.

— Мне очень стыдно — не знала, извините. Но, каким бы курсом ни шел доллар, мой курс — как можно скорее распрощаться с вами. Я совсем забыла, у меня хомяк дома не кормленный. Пардон муа, — ответила я и растворилась в толпе.

Конечно же, нет у меня никакого хомяка. Но и желания продолжать знакомство с таким женихом тоже не было. Может, любая другая девушка, была бы сражена наповал красотой и толщиной его денежной сумки, но мне было абсолютно все равно. Вот такая я странная. Не было искры, которая должна была зажечь любовь в сердце и просто испепелить его.

Маменькин сынок, жадина, кутила, компьютерный гений, не видящий ничего перед собой, кроме монитора: все эти парни вяло или настойчиво пытались покорить мое сердце, но безуспешно. Для меня это были уроки, из которых я делала нужные выводы, быстро понимая, кто из них кто.

Обладая богатым воображением, я мысленно представляла одного из них рядом с собой, проигрывала ситуации, в которые попаду, будучи невестой. Этого мне было достаточно, чтобы решить — встречаться дальше или нет.

Я доверяла только себе, полностью перекладывая вину за разрыв в отношениях на плечи моих несостоявшихся женихов. Свой характер всегда считала безупречным. Как говорили психологи: «Надо себя любить, и тогда тебя полюбят другие». Пока что сбывается первая половина совета. Себя-то я люблю, а вот любить меня пока никто не торопится. А может, я им не даю это сделать? Не знаю…

Сейчас же, оббежав всю квартиру и собрав все, что мне было необходимо, я с удовольствием заметила, что еще достаточно времени для утреннего перекуса. Включив на кухне телевизор, я начала варить себе кофе. Бросив взгляд на экран, заметила, что вся студия, в которой шла запись, превратилась в настоящую оранжерею. Господи, я же совсем забыла, что скоро восьмое марта.

У некоторых женщин этот праздник начинается задолго до восьмого числа и заканчивается только в середине апреля. У некоторых он вообще длится целый год. Везет же этим некоторым! А мне даже в сам праздник цветка подарить некому. Тюльпаны от шефа всем сотрудницам офиса не считаются.

— А сейчас, милые женщины, вас ждет весенний предпраздничный гороскоп, — сообщила телеведущая, — надеемся, он вас взбодрит ранним утром и пообещает много интересного!

— Ну-ну, взбодрит. Гороскоп — не кофе, его в чашку не нальешь.

Я всегда была практично-рассудительной. Ну, не верила я в эти астрологические сказки: предсказания, обещания и гороскопы.

— Миланка, у тебя такое красивое имя, а ты колючая и ледяная, как кактус в морозилке.

Моя подруга Валюша давно и безрезультатно пытается выдать меня замуж. Что только она не предпринимала, все без толку. Но она не сдается, не выбрасывает белый флаг и не опускает руки. Недавно Валюша принесла мне журнал с новым гороскопом, в надежде, что я начитаюсь свадебных обещаний, которые сулят мне в издании, и выбегу из дома на поиски принца. Но гороскоп был мною жестоко высмеян и закинут за диван.

— Сказок я и в детстве начиталась. Заморских принцев в яблоках на белых конях не существует давно! — заключила я.

— Миланка, в яблоках не принцы, а кони.

— Какая разница! А если они и проживают где-то беззаботно и по высшему разряду, то у каждого есть своя принцесса, а может быть и две! Горе бывает не только от ума, но и от красоты. Лично у меня и то и другое. И вообще, не говори мне о любви! А знаешь, Валюша, мне однажды сказали, что мужчины боятся ко мне подходить. Не понимаю почему. Загадка природы. Может быть потому, что планка моих требований к мужчине слишком высока?

— Кто сказал-то?

— Помнишь Аркадия? Это он, прикрываясь от меня руками, ляпнул, что меня мужики боятся.

— Кучерявый такой? Помню. А зачем руками-то прикрывался?

Я пожала плечами и закатила глаза кверху в ответ Валюшке.

— Ох, Милана-Милана, доиграешься ты, доперебираешь женихов. Пройдут года, и не заметишь, как ты одна останешься.

Я допивала любимый кофе, вспоминая недавний разговор с подругой. И вот опять этот гороскоп. Теперь уже с экрана телевизора.

Когда начали вещать обещанные предсказания, я надевала плащ в прихожей. Мужской голос загадочно называл знаки зодиака и сулил женщинам обещания карьерного роста, романтической встречи и даже неприятностями в общественном транспорте.

— Дорогой Звездочет, а вы вообще имеете представление о неприятностях в общественном транспорте? Вы хоть раз ездили рано утром на работу в переполненном автобусе? — говорила я, глядя на себя в зеркало и орудуя губной помадой, — наверняка вы приехали в студию на заморском железном коне, а людям обещаете неприятности в транспорте. Вам не стыдно?

— Женщины, родившиеся под знаком козерога, — продолжал астролог, а я, обуваясь, невольно прислушалась. «Козий рог» — это я, — сегодня удивительно хороши и успешны. Этот день исключительно ваш! Вы словно расставили сети для ловли удачи. В ваши сети сегодня попадет тот, о ком вы мечтаете. Будьте осторожны, но смело прыгайте с высоты.

— Нет, вы нахал, гражданин Звездочет — не удержалась я, — без ложки дегтя для меня не обошлись. Всем медово-приторно обещали радости жизни, а мне того, о ком мечтаю. Да, не мечтаю я вовсе ни о ком. И прыгать с высоты не буду.

Завершила тираду я и выключила телевизор, дунув напоследок на дистанционный пульт:

— Адью, Звездочет.

С какой стати мне прыгать с высоты? Я ее панически боюсь. С детства в окно смотреть боялась, голова начинала кружиться. Для меня большая проблема снять и потом повесить шторы в квартире. Поднимаясь даже на одну ступень вверх по стремянке, я начинаю трястись мелкой дрожью. Генеральная уборка с вытиранием пыли на шкафах, мытьем люстры и снятием штор для стирки — жестокое испытание.

Я сидела в автобусе, а мыслями была уже на работе. Планы, отчеты и прочие важные дела хороводом кружились в голове. Тут уж не до праздников и развлечений. Утренние яркие лучи мартовского солнышка беспрепятственно заполняли автобус, освещали недовольные лица не проснувшихся еще пассажиров. На одной из остановок автобус заполнился полностью.

— Почему вас так долго не было? Безобразие! — претенциозно заявила кондуктору одна полная пожилая дама. Настроение у нее стало еще хуже, когда она заметила, что свободных мест в автобусе нет.

— Сегодня у светофора не работает зеленый свет, — съязвила кондуктор, медленно пережевывая жевательную резинку.

— Нет, она еще и хамит. Сейчас вот позвоню куда надо, и расскажу все, кому следует.

— Кому надо-то выслушивать ваши претензии? — начинала злиться кондуктор. — Сядьте уже молча, дама!

— Куда мне сесть? — переходила на визг пожилая пассажирка, — Вам на голову разве!

— Уж избавьте меня от мучений, я еще жить хочу, — парировала кондуктор.

— Нахалка!

— Хамка!

Словесная дуэль разгоралась. Слова, как шпаги, больно кололи противников, а заодно и всех окружающих. Несмотря на предстоящий женский праздник, мужчины, находящиеся в автобусе, видимо решили, что еще не время быть галантными. Бородатые и гладко выбритые, пожилые и молодые джентльмены сидели на своих местах, глядя в окошки и старательно делая вид, что не слышат препирательств кондуктора и пожилой женщины. Словесный поединок проходил рядом с местом, на котором сидела я. Слушать это было невыносимо, и я встала, уступая место оскорбленной пассажирке. Женщина тут же заняла сидение и успокоилась. Звонить «кому надо» она передумала. Бедный «кому надо», потерял такую возможность услышать важную информацию о злой кондукторше!

А весеннее солнце все также светило пассажирам в глаза. Мне еще две остановки, и я выскочу на свежий воздух.

Дверь натужно открылась, выплевывая уставших от поездки пассажиров, и впуская новых страдальцев. Я начала пробираться к выходу. Стоящий рядом молодой человек, держал большой букет желтой, похожей на пушистого цыпленка, мимозы. Парень повернулся так, чтобы ему удобно было стоять, и мимоза тут же нахально уперлась веточками в мое лицо. Настроение, подпорченное недавно услышанной словесной дуэлью, дало о себе знать:

— Вы и ваш букет дурно воспитаны, — начала я свою речь, тыкнув указательным пальцем в спину парня, — нельзя нарушать личное пространство, ни вам, ни вашему скудному букету. У меня уже все лицо желтое от вашей мимозы.

Молодой человек медленно повернул голову в мою сторону. Некоторое время он рассматривал меня, и я увидела нечто знакомое в его глазах.

— Пардон, мадам. Во-первых, мой букет не скудный. Во-вторых, желтая вы не от него, а от своей злости. И даже крошечный шарик мимозы гораздо воспитаннее вас.

— Что? — возмутилась я и громко чихнула.

Нахал даже не пожелал мне здоровья, он молчал как рыба и все ближе подвигал свой букет к моему лицу. Такого я не ожидала. Я стояла и хватала воздух ртом, не зная, что ответить на такое замечание. Что сегодня за день? Всемирный день оскорблений?

— Молодые люди, не ссорьтесь. Итак, тяжело ехать, — попросила бабушка, сидящая рядом.

— Из уважения к пассажирам не стану с вами препираться, — сказала я прямо в букет мимозы.

И тут спасительная остановка решила исход сложившейся ситуации. Я, разъяренная и обиженная, чихнув еще раз напоследок, выскочила из переполненного автобуса. В довершении всего, я обнаружила, что вышла не на своей остановке. Подстегиваемая обидой, я направилась в сторону своего института, в котором работала.

До работы я бежала. Идти медленно не позволило состояние, в котором я пребывала. Распахнув дверь кабинета чуть ли не ногой, я буквально прыгнула на свой стул. В нашем кабинете стояло несколько столов, за которыми работали мои коллеги. Я немного опоздала. Все уже сидели на своих рабочих местах.

Я зло молчала, тяжело дыша и уставившись в одну точку. Девочки не решались задать мне вопрос. Наконец, я подняла на них глаза, и коллеги выдохнули. Иринка спросила:

— Милана, что случилось? Ты чего такая взъерошенная? И почему у тебя лицо все желто-красное?

Я достала косметическое зеркальце. В маленьком круглом глазике зеркала я увидела свое лицо, густо покрытое красными пятнами и желтой пыльцой от мимозы. У меня аллергия на цветы. Она меня редко беспокоит, потому что я сразу предупреждаю ухажеров о своем недуге, и они с облегчением узнают, что цветы покупать не нужно. Но сегодня с утра меня просто заставили окунуться в букет.

— Не спрашивайте, девочки. Это меня сегодня так с праздником поздравили.

— А где же букет?

— Выбросила.

— Похоже, ты его все-таки съела! — усмехнулась Оксана, наша доморощенная «язва». Девчонки захихикали в ответ.

Тут к нам в кабинет вошли начальник и его заместитель. Они внесли охапку цветочных букетов и коробку с подарками. Среди цветов были и тюльпаны, и гиацинты, и, конечно же, мимозы. Опять мимозы! Не трудно догадаться, какой именно букет достался мне…

— С праздником вас, дорогие наши сотрудницы! — говорил шеф, поздравляя каждую из нас, — Девочки-девочки, становимся на общую фотку.

Он встал посредине, а мы справа и слева от него. Снять «мимозный макияж» я даже не успела. Заместитель, держа в руках телефон, и настраивая камеру, заметил это:

— Милана, что с вашим лицом?

Все: и начальник, и девочки-сотрудницы уставились на меня. Снова начали хихикать. Фотография же получилась шедевральная: желто-красная я с закатанными к потолку глазами, начальник, удивленно смотрящий на меня, и смеющиеся лица девочек.

После рабочего дня я медленно шла к остановке, чтобы снова сесть на автобус и поехать теперь уже домой. Букет мимозы, подаренный мне, торчал из сумочки. Выбросить его на работе нельзя было, и решила сделать это подальше от института. Не знаю, есть ли такое время, когда автобусы ходят пустые. Мне постоянно «везет» ездить в переполненном транспорте. Втиснувшись вовнутрь, я вцепилась левой рукой за поручень, а правой держала сумочку. Свободных мест, как всегда не было. Не глядя, кто там восседает передо мной, я молча терпела неудобство поездки. И вдруг откуда-то снизу раздался знакомый голос. Меня язвительно спросили:

— Вы прикупили себе воспитанный букетик?

Я медленно опустила голову, догадываясь, кто сидит передо мной. С таким же пренебрежением, с каким смотрела и я, на меня уставился утренний обидчик, хозяин мимозного букета.

— Ах, это вы? — спросила я, подвигая поближе к лицу парня теперь уже свой букет мимозы. Как же кстати начальник подарил мне именно его!

— Нет, я ошибся. Букет такой же, как и вы!

— Сидите молча, грубиян, иначе получите по голове. Я за нас с мимозой не отвечаю.

Автобус несся по дороге. Водитель, видимо, торопился развести всех пассажиров по домам и отправиться отдыхать. Завтра праздник, и мужскому населению уже давно пора начинать праздновать женский день!

Мой оппонент и не думал встать и уступить мне место. Наоборот, он сложил руки на груди, и, сделав предовольнейшее выражение лица, уставился в окно. Нахал такой! Но, хочу сказать, весьма красивый нахал. Черты лица правильные, носик ровненький, глаза умные. Аккуратная прическа. И вообще, внешний вид выдавал человека серьезного, и, по-моему, не принадлежащего ни к одному из видов моих ухажеров, с которыми я ранее была знакома.

Особенно задело то, что на меня, такую красивую, он не обращал ни малейшего внимания, а поступал так же, как вела себя раньше я. Это больно меня задело и раззадорило. Тихонечко я достала из сумки букетик. Правой рукой я держала цветы так, чтобы мимозка периодически хлестала моего обидчика по голове. Автобус мчался по дороге, раскачиваясь, а голова парня уже вся была в цветочных желтых шариках.

— Может, хватит? — не выдержав, спросил он меня.

В этот момент водитель резко надавил на тормоз. Автобус остановился, заставляя пассажиров, буквально, влипнуть друг в друга. Я же по стечению обстоятельств оказалась на коленях у парня.

— Вы видели! Что за мамаши стали! Совсем за детьми не следят, — запричитали в автобусе. Как оказалось, маленький ребенок выскочил на проезжую часть, пока его мамаша болтала по телефону. Все обошлось нормально, все были живы.

Пока в автобусе была суета, мне показалось, что мир остановился. Я сидела на коленях у моего утреннего обидчика и виновато улыбалась. В ответ он улыбался мне. Не надменно, не по-хамски, а очень даже мило. Потом мы оба прыснули от смеха.

— Вам с мимозкой удобно? — все также, улыбаясь, спросил он.

— Мне не очень, а ей не знаю, — пожала плечами я.

— Адам.

— В смысле? — не поняла я.

— Меня зовут Адам.

— А я Ева, — не найдя более умного ответа, сказала я, все еще сидя на коленях у парня.

— Мне все девушки так говорят, как только узнают мое имя.

— А почему оно у вас такое странное?

— Не знаю, — ответил Адам, — мама с папой так назвали. Но я уже привык. Так как, все-таки, вас зовут?

— Разрешите представиться — Змея. Яблочка не хотите?

Мы стали хохотать в голос. Автобус все еще стоял.

— Я серьезно, у меня яблоко есть в сумке. Перекусим и согрешим. Ой, а где же сумка?

Уютно расположившись на коленях у Адама, я не обратила внимания на то, что из рук пропала сумка. Вскочив на ноги, я начала искать сумку. И вдруг Адам закричал.

— Смотрите, вон ваш букет из сумки выглядывает!

На улице прямо перед автобусом невысокий мужичок небритого вида рылся в моей сумке.

— Ева, скорее за ним! — крикнул парень, и мы начали пробираться к выходу из автобуса. Воришка, ожидая погони, рванул с места. Вместе с моей сумкой через плечо он побежал за угол многоэтажного дома.

— Моя сумочка! Моя дорогая сумочка! — кричала я, выстукивая каблуками ритм, — отдай сумку, гад!

Такого насыщенного дня, у меня еще не было! В довершении всего, еще и погоня за вором. Рядом бежал Адам. Лицо его было напряжено, видно было, что он боится. Бежит и боится. Это рассмешило меня, я поняла, что приступ дикого смеха накрывает меня всю, с головы до ног. Я остановилась, наклонилась вперед, чтоб отдышаться и разразилась громким смехом. Адам продолжал бежать. Вот он уже скрылся за поворотом. Не прошло и пяти минут, как он вернулся с моей сумкой в руках.

— Вот, ваша сумка, Ева.

— Милана, меня зовут Милана, — отсмеявшись, ответила я, — спасибо большое за сумку. Вы меня спасли.

— Нет, это вы меня спасли. Знаете, Милана, я только что избавился от большого страха, который меня всегда сковывал.

— Не поверю, что вы чего-то или кого-то боитесь. По-моему, вы очень своенравный и волевой человек.

Мы шли с Адамом по улице в сторону моего дома и мило разговаривали. Мне было так приятно это делать. Куда подевалась наша вражда. Нам было хорошо вместе.

— Ну, вы тоже не подарок, Милана.

— Ладно, мы оба не подарки. А вы очень храбрый. О каком страхе вы говорите?

— Я просто до жути боюсь преступников. У меня отец полковник полиции, а я с детства трясусь от слов — воры и убийцы. И вот сегодня, только благодаря вам я осмелел. Как здорово, что мы снова с вами встретились. Вы мне еще утром понравились. Уж извините, что я вам утром букетом в лицо целился.

— Ничего, мы квиты. Я вашу голову тоже густо усеяла шариками от мимозы.

Мы рассмеялись. Разговор немного заходил в тупик. Но спасительным кругом для нас стал мой дом, до которого мы потихоньку дошли.

— Ну, вот я и дома.

— Вы сумку бы проверили, все ли на месте? — предложил Адам, улыбаясь и продолжая ликовать от собственной храбрости. Я это заметила.

— А что там могло пропасть? Из ценного разве что букет мимозы был и яблоко.

— А кошелек?

— А он всегда при мне, в кармане.

Стало видно, что мой новый друг немного расстроился.

— Ради чего тогда я рисковал? — спросил Адам, и стало видно, как он немного злится.

— Не знаю, — равнодушно пожала плечами я. Видимо эта фраза взбесила Адама больше всего.

— Я думал, у вас в сумке ценные вещи, паспорт там или кошелек. И зачем же тогда вы бежали и орали на всю улицу, чтоб он отдал сумку?

— А что я должна была кричать: «Стой! Я хочу подарить тебе сумку лично!»?

— Вы опять?

— Что опять? Это вы опять!

— До свидания, змея. Идите вы со своим яблоком! Домой!

— Прощайте, Адам. Берегите свои ребра, а то вдруг какой-нибудь вор украдет.

Такого исхода ситуации не ожидали ни он, ни я. Но нас несло не на шутку. Мы молча и зло смотрели друг другу в глаза. Я понимала, что в моей душе происходит нечто такое, чего раньше никогда не было. Но, ничего не говоря и резко повернувшись, я вошла в подъезд, громко хлопнув дверью. Весь вечер накануне праздника я прорыдала в подушку. Подруга Валюша всегда чувствует, когда мне плохо. Вот и сейчас она позвонила мне и вместо приветствия услышала мои всхлипывания.

— Миланка, ты рыдаешь что ли?

— Нет, Валюшка, я реву-у-у…

— Что случилось у тебя, моя девочка?

— Валюша, по-моему, я влюбилась…

Снова утро. Теперь уже не будничное, а праздничное весеннее утро. Вчерашний день оставил тяжелый отпечаток в моей душе. Обрадовав свою подругу новостью о моей влюбленности, через пять минут разговора с нею я все опровергла. Сказав, что пошутила, я буквально заставила себя забыть парня с необычным именем. Что за глупость полюбить Адама! Что за глупость давать детям такие странные имена.

Я ходила по кухне, варила кофе, намазывала крекеры творогом и бурчала сама себе под нос. Я словно уговаривала себя не влюбляться в такого парня, как Адам. Противный, не сдержанный, нахальный. Ну и что, что он такой же, как и я! Зато я не боюсь воров и преступников. А он боится. Все, молодой человек, вам не место в моем сердце! Идите, тряситесь от своего страха. Нам с вами не по пути. Идите, ищите свою Еву, а я как-нибудь поползу к своему счастью без вас.

Держа в руке чашечку кофе, я осторожно выглянула в окно. Седьмой этаж — это вам не шутки. Подкатывающее к горлу чувство страха от высоты заставило меня отказаться от просмотра того, что происходит на улице. Но, только я собралась отойти от окна, как заметила знакомую фигуру у дерева во дворе. Неужели это он? Стоит, оглядываясь, с букетом красных цветов. Не выйду!

Я пошла в ванную, намереваясь провести там час, как минимум. Долго мыться не получилось. Мыло выскальзывало из рук, которые дрожали мелкой дробью. Как и во что я оделась, совсем не помню. Выглянув в окно, я удостоверилась, что Адам еще стоит во дворе. Не выйду! Не выйду! Сказала я сама себе, а руки сами надели на меня плащ, ноги влезли в туфли. Потом непослушные руки взяли ключ, закрыли за мной дверь, а ноги вынесли на площадку к лифту.

С лицом равнодушным и горделивым вышла я из подъезда. Адам, заметив меня, приосанился. Он был в красивом костюме с галстуком. Хорош до безобразия. У меня чуть ноги не подкосились. Но я вовремя взяла себя в руки. Адам решительно подошел ко мне, несуразно выставляя букет роз далеко от себя.

— Разрешите вас поздравить, Милана, с праздником.

— Батюшки, это кого к нам ветром принесло? За букет спасибо, но у меня аллергия на цветы и на тех, кто их дарит.

Адам заметно расстроился, но сдаваться, видимо, не собирался. Раскрутив букет над головой, он зашвырнул его прямо в кусты.

— А на тех, кто без цветов, нет аллергии?

— Что хотим? — спросила я, горделиво подняв голову, а в самой голове крутилась мысль «какой же ты клевый! Проси быстрее, я с тобой хоть на край света!», — Говорим быстро, иначе мне торопиться надо.

— Милана, я хочу пригласить вас отпраздновать сегодняшний праздник со мной. У меня есть для вас сюрприз.

— Еще один сюрприз? А я думала букет цветов в кустах это все, на что вы способны.

— Настоящий сюрприз, поверьте. А для начала я хочу попросить у вас прощения за вчерашние оскорбления.

— Прощены. И предлагаю перейти на «ты», после вчерашней погони мы с тобой почти родственники.

Адам с заметным облегчением вздохнул и предложил пройти с ним в машину. За углом стоял «Хайлендер» приятного сине-стального цвета. Не машина, танк. Адам сел за руль, и мы понеслись по дорогам города. Вот уже и город остался позади. Мы ехали и ехали, а по сторонам мелькали поля.

— Ты меня решил завезти подальше от людей? Таким образом избавить город от вредной натуры? Я обеспокоена. Куда все-таки едем?

— Осталось немного, подожди.

И действительно, проехав еще с километр, мы оказались у въезда в летный клуб. На вывеске я с замиранием сердца прочитала: «Авиашкола. Обучение полетам на самолете». Огромный комок застрял у меня в горле. С трудом сглотнув, я прошептала:

— Это куда ты меня привез?

На меня смотрело счастливое лицо моего нового друга. Он сиял. Адам взял мою руку, нежно ее поцеловал и произнес:

— Я работаю инструктором в летной школе, обучаю людей полетам на самолете. Я обожаю небо! Это такая поэзия неба! Милана, — распалялся Адам, продолжая держать меня за руку, — Я как увидел тебя, сразу понял — вот она девушка моей мечты! Ты такая храбрая, независимая. Все девушки глупы по своей натуре.

— Так, потише на поворотах, первый человек на свете! — перебила его я.

— Но ты другая, ты особенная. И вот я решил, что ты сможешь, не побоишься. И наш с тобой полет будет великолепным.

Я снова сглотнула. Я сидела рядом с ним в машине, и мои конечности начинали мерзнуть от страха. Мне ничего не приходило в голову. Я не знала, что ответить ему, такому счастливому в данный момент. Он тряс мою руку и уговаривал совершить с ним полет на самолете. Я даже слово «самолет» боюсь произносить, не то, чтобы полететь в небо. Глаза начали невольно наполняться слезами. Я почти прощалась с жизнью.

— А можно я отсюда посмотрю, как ты сам полетишь? — наконец произнесла я, чувствуя, как слеза скатывается по моему лицу.

— Как? Ты что боишься лететь со мной? Со мной? Поверь, я опытный пилот.

— Ну, нет, конечно. Не боюсь…

— А чего плачешь? От радости?

— Да, а как ты догадался, — ответила я и дала волю слезам.

Адам повел меня переодеваться. Мне выдали летную форму, очки, натянули на голову шлем.

— А противогаз где? — спросила я, на что Адам расхохотался.

— Зачем он тебе?

— Ну как, в нем же летают?

— Нет, наверно ты имеешь в виду кислородную маску?

— Да. А парашют мне дадут?

Я еще бы и про памперсы спросила, но постеснялась. Адам в полной экипировке предстал передо мной. Взяв меня за руку, он подвел к самолету.

— Это ЯК-18Т во всей своей красе! Легкий учебно-тренировочный самолет — с большой любовью сообщил он мне.

А мне, честно сказать, было все равно как этот ЯК называется. Хоть 18Т, хоть 118Д, я стояла, ни жива, ни мертва.

— Говорит командир корабля Адам Добронравов, — начал он, а в моей голове успела пронестись мысль, что хоть фамилия у него нормальная, — Приветствую вас на борту самолета! Наш рейс выполняется по маршруту земля — небо!

— А возвращение на землю планируется? — прокричала я, стараясь, чтоб Адам услышал меня.

— А как же!! Время в полете составит всю жизнь! Я люблю тебя, Милана!

Не успела я возмутиться, как самолет начал разбег и потом плавно начал подниматься в небо. Я думала, что расстанусь с душой там, в воздухе, но мне дико понравилось! Толи от того, что мне в такой форме признались в любви, толи от того, что полет был действительно прекрасен, я начала снова плакать и теперь уже от радости. Это были незабываемые минуты счастья.

После приземления мы долго стояли с Адамом, обнявшись. Мне не хотелось ничего говорить. Звенящая тишина природы и мы. Первым нарушил тишину Адам:

 

— «Я люблю тебя и небо, только небо и тебя,

Я живу двойною любовью, жизнью я дышу, любя.

В светлом небе — бесконечность: бесконечность милых глаз.

В светлом взоре — беспредельность: небо, явленное в нас.

Я смотрю в пространства неба, небом взор мой поглощен.

Я смотрю в глаза: в них та же даль пространств и даль времен.

Бездна взора, бездна неба! Я, как лебедь на волнах,

Меж двойною бездной рею, отражен в своих мечтах.

Так, заброшены на землю, к небу всходим мы, любя…

Я люблю тебя и небо, только небо и тебя»

 

— Это кто написал?

— Валерий Брюсов.

— А мы еще полетаем с тобой? — спросила я, глядя Адаму в глаза.

— Мы будем летать с тобой всю жизнь, и не только в воздухе, но и на земле. Никому тебя не отдам…

 

© Татьяна Летова

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
200

11
Отзовись, читатель!

avatar
6 Ветка отзывов
5 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
7 Число отозвавшихся
МаринаРоманТаняОльга АрюковаТатьяна Летова Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Наталья
Гость
Наталья

Очень славный, слегка наивный рассказ, который даст надежду слегка наивным девушкам встретить обязательно своего принца. Татьяна. молодец!

Ольга КАТ
Гость
Ольга КАТ

Сразу заступлюсь за «наивных девушек» :))) В жизни бывает всякое…

Я верила в своего принца. Не слушала тех, кто твердил, что «время уходит и легко остаться «в старых девах», игнорировала тех, кто советовал «не затягивать и родить ребеночка». Мне было уже 30 и у многих подруг детки уже пошли в школу.

Я никогда не была обделена вниманием мужчин, но никто из них и отдаленно не был похож на моего принца :))) И однажды случайная встреча на перроне в течение 10 минут решила все. Он прилетел за мной через несколько дней и сразу повел в ЗАГС, а через три дня мы с ним улетели к его месту службы в Заполярье. Так что у нас даже свадьбы не было. Жалею ли я о том, что у нас не было ухаживаний и всего того, о чем щебечут барышни, мечтая о свадебном торжестве.

Положа руку на сердце — нет. Не жалею, потому что наш с ним конфетно-букетный период затянулся на все 30 с лишним лет, что мы живем вместе :)))

Думаю, что я и сегодня в вопросах любви остаюсь «слегка наивной», так как видела любовь своих родителей и своих бабушки с дедушкой. Конечно, очень тяжело хоронить сразу двоих — а у меня ни дедушка, ни папа не смогли пережить смерть любимых женщин. Но с другой стороны, наблюдая за их отношениями, понимаешь, что ещё тяжелее — продолжать жить без любимого человека, если была дана такая сильная любовь, как им. И то, что и у дедушки, и у папы внезапно остановилось сердце после смерти их женщин — это милость той самой Любви, в которую они когда-то верили и которую в свое время так долго ждали, не желая отказываться от своих «принцев» и «принцесс» :)))

Роман
Гость
Роман

А я из племени «слегка наивных юношей». Точнее, на сегодняшний день я уже далеко не юноша.

Но когда давным-давно я свято верил в свою принцессу. Друзья смеялись надо мной, некоторые даже считали, что я просто боюсь женщин. Другие говорили, что жена дана для продолжение рода и покоя в старости, а вот любовь всегда можно найти «на стороне».

Но я никого не слушал. Я ждал, когда встречу ту единственную, которую увидев, не захочу уже отпускать. Я встретил её в обеденный перерыв на улице, подошел, познакомился и пригласил вечером на свидание. И тем же вечером позвал замуж (я уже в обед знал точно, что это та самая принцесса, которую я ждал 30 с лишним лет).

И вот уже несколько десятилетий я счастлив и ничего больше не прошу у судьбы, кроме одного — умереть раньше моей любимой. Жизнь без неё не имеет смысла.

Ольга КАТ
Гость
Ольга КАТ

Читала на одном дыхании. Интересный, динамичный сюжет, грамотный литературный язык (слитное написание сочинительного разделительного союза «то ли», который пишется всегда раздельно — не в счет, будем считать это «опиской»).

Построение текста, расстановка эмоциональных и смысловых акцентов — безупречна, благодаря чему этот рассказ читается очень легко и «цепляет» с первой строчки. Палитра «женихов» Миланы получилась очень яркой и выразительной. А сама она вызывает большую симпатию своей позицией в вопросах любви — чего уж греха таить, немало из нас, женщин, когда «приходит время», отказываются от того образа мужчины, который до этого они вынашивали. На смену мечтам является трафаретная шкала: здоров-без вредных привычек-материально независим от родителей. Создается пара, рождается потомство и начинается совместная, со своими радостями и огорчениями, взаимной заботой и переживаниями друг о друге, жизнь «ради детей».

Потому-то многим женщинам так трудно бывает поверить в истории, подобные тем, что случились с Миланой. А я вот, хоть уже давно и вышла из возраста наивно-восторженной барышни, верю. Верю потому, что видела отношения своих бабушки с дедушкой (прожили вместе 67 лет и умерли в один день, дедушка скончался через полчаса после бабули, держа её за руку). Верю, потому что наблюдала любовь своих родителей (папа, кстати, тоже умер сразу после мамы, сказав нам, детям и внукам, на поминках мамы: «Ребятки, любите друг друга! Любовь — это единственное, ради чего был смысл являться на эту землю. У вас нет, к счастью, проблем, чтобы я задержался в этой жизни и помогал вам. Без любимого человека жить — мука». Через три дня у папы внезапно остановилось сердце).

И, наконец, я верю в историю Миланы потому, что 31 год назад со мной случилось нечто подобное. Я тоже продолжала верить в свою мечту, несмотря на то, что собиралась уже отмечать 30-летие. Никто меня не мог убедить выйти замуж, чтобы «родить ребеночка»; выйти замуж, так как «все женщины должны создать семью»; выйти замуж потому, что «время поджимает, годы бабьи уходят». Мне хотелось только таких отношений, как у моих мамы с папой.

Я возвращалась из командировки, вышла на одной из остановок купить мороженое, а мой «суженый» (теперь я точно знаю, что у каждой из нас есть тот, кто назначен Судьбой) вышел покурить из встречного поезда. И эта стоянка в 10 минут круто изменила наши с ним судьбы. Он сошел со своего поезда, прилетел вслед за мной, в день приезда повел в ЗАГС, мы подали заявление и нас расписали уже через три дня (он был военный и в те времена военным не надо было ждать положенный «на раздумья» месяц).

Так что, не было у меня никаких традиционных ухаживаний, встреч-узнаваний, не было, разумеется, никакого предварительного «поживем вместе» (по тем временам это, вообще, исключалось). Даже свадьбы не было (посидели с родителями и все), так как в день росписи мой муж должен был уже возвращаться на службу и мы с ним улетели в Заполярье). А вот конфетно-букетный период длится у нас с ним до сих пор.

Замечательный рассказ, спасибо!

Татьяна Летова
Гость
Татьяна Летова

Дорогая Ольга! Спасибо Вам большое за отзыв. Мне было очень приятно его прочитать. Приношу свои извинения за несуразную ошибку с союзом. Причем, сама понимала, что получились толи-васи-пети, но исправить было, видимо, не судьба:))). С Вашими словами о Её Величестве Судьбе полностью согласна. Приходит момент, и ты понимаешь, что вот он- человек, предназначенных только тебе. У нас с мужем тоже был такой момент, когда при встрече глазами «разлетелись бабочки» по помещению. Все люди моментом «испарились», остались я, он и бабочки….Две из них залетели в наши сердца и до сих пор там…Была, есть и буду слегка наивной. Еще раз благодарю за отзыв. Всего самого доброго! С уважением, Татьяна Летова

Ольга Арюкова
Гость
Ольга Арюкова

Дорогая, Танечка! Большое спасибо за Ваш рассказ. Образ Миланы очень похож на мой характерный портрет)))))) Очень захотелось поверить, что моя Судьба просто еще где-то в дороге)))) Ещё раз спасибо)))))

Таня
Гость
Таня

Хорошо,легко… Я тоже верю в принца..а мне 45…

Татьяна Летова
Гость
Татьяна Летова

Милые, прекрасные, спасибо Вам большое за добрые отзывы! Благодарна всем от души! Особенное спасибо Олегу за предоставленный шанс принять участие в конкурсе. Для меня это большая честь. С уважением, Татьяна Летова

Роман
Гость
Роман

И правильно делаете! У каждого из нас есть свой принц и своя принцесса. Просто не каждому дана вера в это…

Роман
Гость
Роман

Татьяна Летова. Ещё одно имя, которое я встретил на этом конкурсе и которое постараюсь не забыть.
Я страшно не люблю рафинированные истории о любви, сюсюканье и всхлипы под луной в большой концентрации на страницу. Меня особо не трогают сказочные аранжировки на реальные сюжеты.

Но вот Татьяне Летовой удалось так подать свою историю о принце, что даже как-то тепло стало на душе. Даже не от самой истории, а от веры в то, что среди нас остаются люди, ВЕРНО ЖДУЩИЕ свою Любовь, не разменивающие свои чувства на сиюминутную зоологию, понимающие, что жизнь слишком коротка, чтобы провести её по накатанной схеме рядом с НЕлюбимым (пусть даже и очень уважаемым за заботу, тепло, положение, отношение к детям и пр.)

А раз есть такие люди среди нас, значит есть и та самая Настоящая Любовь. Кстати, я сам из таких, верующих. И вот уже не первый десяток лет все ещё не могу поверить по утрам, что просыпаюсь в постели с самой прекрасной женщиной, которую так долго ждал. И во встречу с которой так долго верил.

Марина
Гость
Марина

Именно такие и должны быть рассказы о любви! Немного наивные, с неожиданными поворотами, со счастливой концовкой. Чудесный язык, читается, как на одном дыхании. И без пошлости, как делают многие современные авторы. За всем повествованием чувствуется доброта, сопереживание. Нам так этого не хватает!

Марина Тихонович