Ллойд Биггл-младший: «Музыку!»

Негромкий голос труб, Ллойд Биггл-младший, однорукий трубач

 

Фантастическую повесть «Негромкий голос труб», принадлежащую перу Ллойда Биггла-младшего, я рекомендую тем, кто неравнодушен к культуре. Шутка ли: культуролог делает революцию на чужой планете!

У Ллойда Биггла-младшего, как и у Роберта Силверберга, есть свой still small voice. Силверберг написал в 1960 году великолепный рассказ «Still Small Voice» («Тихий вкрадчивый голос»), а Ллойд Биггл-младший в 1968 году подарил человечеству чудесную повесть «The Still, Small Voice of Trumpets» («Негромкий голос труб»).

Как видим, у мистера Ллойда Биггла-младшего голос музыкальный. Оно и неудивительно: автор повести — музыковед. И все его книги пронизаны духом не только музыкального искусства, но и эстетикой, ощущением прекрасного. Вдобавок к этому Ллойд Биггл-младший, являясь мастером сюжетной интриги и обладая незаурядным талантом детективщика, искусно проводит через повесть нить, достойную самого Шерлока Холмса. (Кстати, Биггл писал книги и о Холмсе!) Повесть становится столь увлекательной, что оторваться от неё решительно невозможно!

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Герои Ллойда Биггла несут планете Гурнил демократию. Не на окровавленных штыках и не на смертоносных ракетах, нет. Бюро Межпланетных Отношений вооружено изречением, превратившимся в девиз: «Демократия, навязанная извне, есть худшая форма правления». Бюро не навязывает, а лишь подталкивает. И делает это, надо заметить, вовсе не изящно. Топорно делает!

Тут -то и вступает в дело (казалось бы, случайно) Департамент Культурологических Исследований с Земли. Бюро Межпланетных Отношений (БМО) отчего-то потребовало на планету Гурнил офицера-культуролога.

И мистер Форзон на планету прибывает.

Команда БМО, впрочем, встретила его неприветливо.

Да и плана насчёт народного свержения жестокого самодержавия у мистера Форзона не оказалось. Более того, он предпочёл действовать по наитию. И по этому самому наитию чуть не остался без левой руки, угодив в полон к королю и его министру и заняв очередь за пытками: сначала вырвем у тебя ноготок, затем фалангу отломаем, потом вторую, и так переберём все твои пальчики, а там и руки поотрубаем…

Властвуют всегда самые жестокие: этому учил ещё Лев Толстой. «Стоит только вдуматься в сущность того, на что употребляет свою власть правительство, для того, чтобы понять, что управляющие народами люди должны быть жестокими, безнравственными и непременно стоять ниже среднего нравственного уровня людей своего времени и общества», — писал он. Вот и местный король, как выяснил главный герой Биггла-младшего, не чурался пыток и приказывал стражникам рубить провинившимся или неугодным левые руки, а затем ссылал их в «деревню одноруких», с глаз долой — чтоб совесть не донимала.

Незавидная у мистера Форзона судьба!

Но нет: во тьме жуткого подвала с крысами брезжит свет, и сюжетная лента стремительно разворачивается.

Наитие культуролога не подкачало: народ Гурнила бунтует.

И во главе бунта стоят музыканты-трубачи из деревни одноруких. Левых рук у них нет, и они держат трубы правыми.

Но почему бунт? Почему революция?

Революция происходит не потому, что феодалы жестоко притесняют и обирают крестьян, не потому, что производительные силы и производственные отношения вступили в противоречие, но потому, что король посягнул на чувство прекрасного подданных!

Технические средства революции — не булыжники, не копья с мечами, не станнеры и не летающие в небе тарелки. Основным средством служит… мундштук для трубы! Та штука, куда дуют музыканты. На Гурниле ни мундштуков, ни духовых инструментов не существовало, хотя металлические трубки имелись. Мундштук — внедрение земных агентов. Точнее, внедрение культуролога Форзона, единственного землянина, который обратил внимание на особенности местной культуры и, главное, на обожание жителями Гурнила искусства. Поклонение их всем искусствам, а в особенности музыкальному, столь велико, что они готовы за музыку умереть. В прямом смысла слова!

Голоса духового оркестра так полюбились гурнильцам, что, когда король духовую музыку запретил, не в силах смотреть на музыкантов, чьи левые руки были отсечены по его приказу, народ взбунтовался и запрудил дворцовую площадь.

«Совесть беспринципного индивида пробуждается при звуках трубы».

Так кратко сформулировал свой базисный принцип для Бюро мистер Форзон.

 

© Олег Чувакин, 23-27 апреля 2018

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!
12

Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на