Ароматизатор «клубника»

Клубника, ягоды, для клубничного торта

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Автор о себе: «Lyo (псевдоним). Здравствуйте, надеюсь, своим рассказом не нарушаю правила конкурса. Ведь любовь без влюбленности невозможна. А вот из влюбленности любовь может и не произрасти. Год написания — 2013, нигде не выставлялся. Писала специально, чтобы поучаствовать в каком-либо конкурсе, но как-то не пришлось. Так и лежал рассказ в одной из папок на компьютере. На мой взгляд, в нем нет особой художественной ценности, нет «высокого нравственного начала» и т. д. В общем, нет того сильного и глубокого, что делает литературу искусством. То есть моя работа не совсем актуальна для большинства конкурсов. Поэтому и не выставляла нигде. Рискну отправить. Все же, как посмотреть на ту или иную ситуацию, и самоирония всегда выручает. Даже если личные неудачи нелегко излечиваются на самом деле, ироничный подход к случившемуся-получившемуся, по крайней мере, наиболее оптимистичен. Это рассказ о мечтах и образе жизни офисного планктона. О способности влюбляться и надеждах встретить в этом мире своё, настоящее. Даже если это наивно, даже если ты где-то устал. Чей-то взгляд, чья-то улыбка. А может, оно? А может, просто мимо?»


 

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Лето было просто сказочным — в меру жарким, в меру дождливым, и, по большому счёту, у меня даже была возможность вполне его прочувствовать, во время рабочих «перебежек» по маршруту «кабинет — склад», или в поездках «на закуп» для нужд производства, а многочисленные пробки тому в помощь.

Вот такая обстановка: кабинет-аквариум, с окнами на лестницу; лестница ковровой дорожкой ведёт прямо к чертогам генерального (там, где заканчивается ковровая дорожка, начинаются офисы), да окно в нескучный кабинет маркетинга (я бы им! Много крови выпили «маркетологи-рукодельники» у снабженца кондитерского производства).

Понедельник, поэтому машины на складе стоят в очереди на разгрузку. Понедельник день тяжёлый, все производственные и продажные начальники срочно «напланировали» мне кучу работы: резко закончилось сырье, от кондитерского кофейного зёрна до свежей ежевики, яичный белок опять перестал сбиваться, сто раз проверенная мука неожиданно стала давать трещины в тесте для эклеров. Плиты шоколадной глазури от нового поставщика не входили «на тёрку» (т.е. были больше размером, чем аппаратура для измельчения шоколадной глазури), и вдобавок, самое болезненное, пошли партии «плохих сливок». О чём доблестные производственники докладывали мне (и не только мне) в многочисленных служебных донесениях: «плохие, плохие, плохие: «не сбиваются», у нас идёт недостача…». Мука плохая! Яйцо плохое! Сливки плохие! Сахар плохой! Упаковочный пластик слабый, кондитерская бумага слишком плотная… руки бы пообрывала всем работникам в понедельник, может, и тесто перестанет трескаться, и белок будет взбиваться в том же объеме, что и в пятницу. В общем, дурдом. Стандартные серые будни снабженца… И всё ходят, ходят и ходят, хоть подпорку под дверь ставь, одного выпроводишь, второй за спиной стоит: «Почему на складе нет красной смородины? Что мне теперь, позориться перед татарами — наобещал Казани 60 тортов новых презентовать, а производство стоит!». Ну почему приходится объяснять дуралею, что красная смородина не подлежит длительному хранению на складе, и чтобы найти израильскую, а только такая и будет в конце августа, надо объехать полгорода по гипермаркетам, предварительно выпросив еще у логистов машину… И это за парой-тройкой пластиковых контейнеров по 125 грамм! С другим декором, кроме красной смородины фантазии не хватило торты на презентацию предложить… Отт, неумный человек, сам теперь и выкручивайся!

Оооо! И это в конце рабочего дня, а у меня еще фура с сахаром на складе не разгружена… Аааа! У меня лето пропадает, я на море три года не была…

«Фигвам!», дорогой супервайзер! такие заказы даются в отдел закупок минимум за сутки до начала производства, за рабочие сутки, заметьте! Подписываюсь под «резолюцией» и отправляю поганца хоть к Генеральному! Так, выпроводила очередного скандалиста, телефонную трубку немного приподнимаю, чтобы не трещал на весь аквариум, и-ии-иии, несите меня каблучки на склад! там грузчики отказываются сахар разгружать!

А рядом с лестницей, которой я любуюсь со своего неспокойного кресла, есть еще один важный объект: железная дверь с магнитным замком. «Грузите, дорогой, грузите, всё оплатим. Ну, не знаю, ммм-м-м, может, платёж не прошёл, … ну сам посуди, как я работать без пластика буду, … да куда же ты денешься от нас?!!!» — мобильник опять забыла в тумбочку припрятать.

Что с этим замком??????? Да что сегодня такое? А, ну да… ну да… Магнит, оказывается, от моего подъезда, а, вот и ключ от квартиры, а не от кабинета.

«Давайте я Вам помогу», — о, Боже, первая улыбка за сегодняшний день! И какая белозубая улыбка! Голливудский блондин, нет, спасатель со средиземноморского курорта… Спасатель подносит свой магнит, замок покорно щёлкает, Спасатель придерживает дверь, но не пропускает меня… «Ольга Владимировна?», — читает он с бейджа-пропуска, — «А вы снабженец наш? Это не женская работа. Да? Меня зовут Сергей, очень приятно с вами познакомиться». «Да, не женская. Ой, спасибо, выручили! Приятно, о, простите, очень приятно. Да…», — я себя мысленно оглядываю: каблучки бесподобные, зауженные укороченные офисные брючки, декольте на месте, ресницы как всегда безупречны, возможно, правда, хвост к концу рабочего дня набок слегка съехал, и у висков волосы немного растрепались… Но в целом, перед работой я себе в зеркало очень нравилась: молодая, красивая, и уже начальник отдела, вот только немного уставшая, но это тоже к лицу, профессия ведь «не женская». Вот, ради таких минут и стоит радоваться жизни, даже офисной: синие-синие глаза пристально разглядывают под моими чёрными-чёрными ресницами реакцию на знакомство. Не выдать бы волнения, а ведь до чего хорош этот средиземноморский спасатель: блондин, да ещё такой загорелый, и в придачу, нереально синие, с прищуром глаза. Парень словно сошел с глянцевой рекламы туроператоров… Я ему однозначно понравилась, может и влюбился… и надо же, одной минутой, вот что значит, увидеть человека впервые, что называется, столкнуться зрачками… Говорят, это возможно под определённым углом, только под каким, не помню.

«Мы ещё увидимся», — не отрывая от моих ресниц синего-синего взгляда, пропустил меня вперёд Спасатель.

Мои каблуки неохотно (надеюсь, это было не так заметно), оторвались от коридорной плитки и дали стремительный разбег в сторону склада, и несли меня, беспредельно счастливую, во вражеское логово бунтующих грузчиков.

Как-то неожиданно легко удалось решить проблему с разгрузкой, наверное, вирус белозубой улыбки передался мне от глянцевого блондина, а уж куда там устоять ребятам-грузчикам от моего очарования?

Мы ещё нередко встречались в коридорах компании, правда, чаще я «неожиданно» выплывала-пробегала-проходила, и т. д., как бы невзначай. В общем, только мой Спасатель поднимается по лестнице, как у меня сразу появляется стимул заняться особо-важными делами, как-то: отдать договор на рассмотрение юристу (месяц в шкафчике пылится), отнести в отдел аналитики объяснительную (до этого я не считала нужным давать объяснения по служебным «доносам»), зайти в отдел кадров с результатами флюорографии (всё недосуг было), да мало ли ещё чего… Но, непременно, невзначай. Спасатель улыбался, здоровался, а я представляла себя на водном скутере или со слабоалкогольным коктейлем с зонтиком в тени какой-нибудь экзотической пальмы. А в просвете пальмовых листьев — томное солнце и бесконечно-синее, как глаза Спасателя, море.

И каждую такую встречу я ожидала продолжения. Продолжение откладывалось: система прослушивания и видеонаблюдения за сотрудниками кондитерской компании сильно тормозила зарождающийся роман. Я проявляла чудеса изобретательности и артистизма в таких мимолётных столкновениях.

И ещё, моим чарам стали подвластны самые несговорчивые поставщики: увеличение отсрочки платежа, возврат испорченной нашими же производственниками продукции, рекордные сроки исполнения заказа.

Но, увы и ах, дальше события не развивались, улыбка Спасателя была всё такой же ослепительной, восхищённой и заманчивой. Или мне так казалось? Офисные трудодни шли своим чередом, а вот мой романтический настрой угасал с каждым днём: я возобновила запрещённую здравым смыслом ежедневную дегустацию тортов и пирожных, в служебной столовой оставляла поварам уже целый талон, а не половину, как раньше, коллекция триллеров и ужасов пополнилась доброй стопкой дисков, а под диваном рос пакет фантиков от шоколадных конфет. На процессоре стояла обувная коробка с балетками, и всё чаще я изменяла обуви на каблуках. Осень принесла новый рост цен, и работы мне прибавилось.

«Оля, зайди на склад, посмотри, я тебе список ароматизаторов написала…», — «случилось что, Нина Степановна?». — «Зайди, не по телефону…».

— Забыла посмотреть перед выходными, сейчас «Клубнику» кондитеры искали, а я её с «Малиной», оказывается попутала в ревизию… Сегодня-то не привезёшь уже? В вечернюю смену стоит… — прерывисто шептала Завскладом подальше от «прослушки», чтобы эта оплошность не материализовалась в штрафные санкции.

— Да и я хороша, ведь записала себе — проверить ароматизаторы. Сейчас, Нина Степановна, что-нибудь придумаем…

Так, безвыходных ситуаций не бывает: «Только завтра подъедете, до обеда постараетесь, а сегодня как? наш склад после шести готов принять… Ревизия у вас? Да, всё понятно… жаль, жаль… завтра до обеда…». Ууу-пссс…

Стоп, а у меня же коробка на днях с образцами из Питера пришла, а ещё пакет с «пробирками» дорогущих натуральных ароматизаторов под столом второй месяц пылится! Только бы там «Клубника» была, а лучше несколько образцов, да еще, чтобы директор производства с завлабораторией не забраковали. Так: и «идентичный натуральному» есть, и натуральные. Замечательно!

— Ирина Викторовна, неужели у вас в цехах совсем-совсем клубничного ароматизатора не осталось?

— Нет, Оля, не осталось! А куда вы с Ниной Степановной глядели? Ведь самый ходовой…

— Ирина Викторовна, я тут у себя наковыряла в образцах, вам на месяц хватит. Да Вам же они нравились, ну те, которые очень дорогие …

Конечно, конечно! Несу-у-у!!! Бегу!!!

Уфф… Со спокойной душой домой: в ванну, под тёплое одеяло и какой-нибудь хороший фильм. Так, выключить компьютер, прибрать на столе, набросать план на завтра…

Первый этаж… Второй… Ой! Один пузырёк выскочил и покатился по лестнице… и все три лестничных пролёта наполнились искусственным ароматом клубники. «Я вам помогу… Осторожно, можно пораниться», — услышала я знакомый голос. «Спасибо, я сама», — «Клубника?», — «Да… она самая». «А может, обменяемся телефонами? Как-нибудь созвонимся. Может… встретимся… пригодимся друг другу». Клубника назойливо першила в горле; но горечь от утраты одного из спасительных образцов утихла моментально.

Слегка резала фраза «ПРИГОДИМСЯ ДРУГ ДРУГУ». Очень странная фраза. Не к месту. Или я чего-то недопонимаю? Всё равно, не в тему. А может, он просто не очень умно выразился?

Домой я шла окрылённая: ну, наконец, Спасатель сделал первый шаг, весь вечер сидела на телефоне и ждала Его звонка. Значит, завтра позвонит. Он не позвонил.

А в том коридоре, что я разбила пузырёк с ароматизатором, ещё долго стоял приторный вкус клубники. Её настойчивый аромат целую неделю сулил мне реанимацию романтических ожиданий… Но… увы и ах!

Прошло несколько месяцев, я уже работала в другой компании, серые офисные будни шли своим чередом. В новой работе уже не было ванили и шоколадного декора, никто не звонил мне в выходные, но были горы просроченной продукции и стихающие разговоры, когда я входила в кабинет. Я даже начала тосковать по своему аквариуму. Я снова перешла на обувь с каблуком, и вовсю наводила порядки в доставшемся мне от предыдущего менеджера наследстве. А наследство было запущенное: подходящие сроки реализации косметики, перекосы с остатками на складе, вот-вот грозящие превратиться в ту же просрочку, неимоверное количество коробок дешевой туалетной воды со сломанными распылителями китайского производства, оставшийся на зиму сезонный летний продукт.

Но своё дело потихоньку делали всемогущие туфельки. Цоканье в коридоре моих каблуков мгновенно закрывало рты коллегам, дамам бальзаковского возраста, специалисткам по закупкам косметики, парфюмерии и туалетной бумаги.

Очередной рабочий день подходил к концу, коллеги уже обсуждали семейный ужин, как мой телефон спасительно заиграл: и это был Он, предмет моей симпатии с прошлой работы. «Привет, узнала? Долго жить буду. Может, встретимся?».

Образцы духов с феромонами оказались как никогда кстати. Дамасская роза, грейпфрут, мускус, зелёная фрезия и загадочные феромоны. Вот и проверю.

Конец рабочего дня в женском офисе отдает праздничным настроением: у одного зеркала мирно уживаются как фаворитки директора, так и скромные служаки, из женской сумочки достаётся феноменальное количество самой разнообразной косметики, ведь придется ехать в общественном транспорте. В воздухе слышен запах лака для волос и аромат дорогой туалетной воды, в спешке поправляются колготки-чулки и бретельки-резинки нижнего белья. И, наконец, это время самых искренних улыбок.

Я в голове прокрутила множество вариантов предстоящей встречи: от первой улыбки, до посещения какого-нибудь кафе. Или, может, в пиццерию? Долой амбиции, я за доверительность в отношениях. Небольшая кабинка, удобный диванчик, тающий сыр на тонком треугольнике вкуснейшего теста, теплая ладонь на моих пальцах… Память безошибочно воссоздала обаятельнейшего из мужчин, загорелого и подтянутого красавца, с синими-синими глазами и ослепительно-белой улыбкой. Я и радовалась, и слегка нервничала: а что я ему скажу, как встретит меня он, и получится ли выглядеть хоть немного невозмутимой? Или изобразить самые что ни на есть дружеские объятия? Естественность — это замечательно, конечно. Но в моём случае она может сыграть плохую шутку. Кому интересна стеснительная барышня, неловко переминающаяся с ноги на ногу?

В метро было многолюдно, а в животе порхали бабочки. Адрес, правда, какой-то странный, насколько я помню, в этом доме на ул. Лядова много-много офисов: Жил-строй-страх-гос-упр-сэйл-глав-транс-продакшн… Может, там и ресторан какой открыли? Впрочем, все равно. Центр города в районе Покровки, конечно, лучше. А, впрочем, что раздумывать, там видно будет.

Захожу в холл нужного мне здания, много суетливо-горделиво снующих людей, и все при параде. Все бегают с приторно-озабоченным видом. Натянутые, псевдо-радостные улыбки, псевдо-офисный антураж. Может, не туда попала?

— Вы как раз вовремя, через десять минут будет тренинг.

— Да я не к вам. Ошиблась, наверное, сейчас позвоню…

— Кто Вас приглашал? Сегодня тренинг проводит Бриллиантовый директор, только с Доминиканы вернулся — вцепился в меня мертвой хваткой один из «костюмов».

— Да мне не нужен ваш тренинг, честно, я спешу, на встречу опаздываю.

— Вы хотите работать на себя и не от кого не зависеть? Хватит работать «на дядю»!

Пять минут общения с этим представителем секты «тренинга личностного роста» в серебристо-сером костюме на время «отключили» мне мозги. Люрекса на его костюм производитель явно не пожалел. Я стояла, опираясь на стол советских времён с потрескавшимся лаком, тупо улыбалась, и мысленно ругала себя за то, что воспитание не позволяет отправить по известному адресу этого прыщавого поганца с зарплатой в месяц, на какую мне года два честно трудиться. Да и неудобно просто отойти. Инопланетянин уже сладко рассказывал о чудодейственной зубной пасте за две тысячи рублей и об экономичности её использования. Одна ма-а-а-аленькая горошина, и три дня (!) можно не чистить зубы… И вдобавок, расчудесная зубная щетка с колоссальной скидкой тому, кто приобретёт зубную пасту, он сам пользуется уже 2 года, и которую, после использования, можно превратить в щётку для чистки труднодоступных мест на чайной чашке.

А телефон всё выдавал неутешительное «Абонент занят». Мне просто необходимо вырваться из этого места!

— Ты подъехала, Солнышко? Я спускаюсь.

Ооооо???

Костюм моего Спасателя был тоже с люрексом. Только не серебристо-серый, а золотой. Никогда не видела мужского костюма такого цвета. О феромонах я уже забыла, как и об уютной кабинке с вкусным треугольником пиццы. Я покорно прошла в обшарпанное подобие кабинета, душа требовала кульминации моим обманутым надеждам. Душа требовала мазохизма! Так и надо неумному человеку!

«Ты сколько зарабатываешь? Тебя устраивает работать «на дядю»?» — «Золотой костюм» повторял вопросы «серебристо-серого». Я делала вид, что «всё нормально», и разглядывала «золотой костюм». Неудобно как-то уже и вспоминать про свидание, никто же не говорил, что это будет свидание. Сама дура. Он рассказывал об индийских слонах и египетских пирамидах, показывал фото родителей, только что вернувшихся с Таиланда, успешных предпринимателей, открывших свой независимый бизнес в пенсионном возрасте…

Даже если бы он предложил мне сейчас полететь с ним в одну из этих цветущих экзотических стран, ни за какие бы посулы не согласилась. Куда-то испарился средиземноморский загар, волосы темнее…, наверное, всё это было результатом долгих бдений в солярии или, что более вероятно, на огороде. Зубы оказались совсем не такими ослепительными, рекламной белизны, как и не бывало, а дыхание явно несвежим, волшебные свойства расчудесной зубной пасты на третьи сутки явно исчерпались. Глаза бутылочного цвета… Он что, линзы одевал тогда, в кондитерской компании?

«Может, пригодимся друг другу» — припомнила я фразу «золотого костюма», сказанную мне на прощание в лестничном пролете кондитерской компании, где так долго стоял запах разбитого мной искусственного ароматизатора «Клубника».

 

© Lyo

71

4
Отзовись, читатель!

avatar
2 Ветка отзывов
2 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
3 Число отозвавшихся
LyoИнна КимОльга КАТ Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Ольга КАТ
Гость
Ольга КАТ

«Ароматизатор «Клубника»» — это тот рассказ, который опровергает мнение некоторых читателей (да и писателей тоже), что без диалогов (или при малом их количестве) текст становится скучным и «нечитабельным».
В этом произведении почти нет ни косвенной, ни прямой речи (то, что повествование идет от лица героини — не в счёт). Более того, «Ароматизатор…» насыщен огромнейшим количеством «производственных» фрагментов, которые, казалось бы, должны сделать повествование тяжеловесным.
Но неожиданно происходит обратное: именно все эти «грузчики», «маркетологи», «снабженцы», «аналитики», «склады», «упаковочный пластик» и прочие детали производства, на котором трудится героиня, становятся не только неотъемлемой оправой к её ежедневью, но и тем материалом, из которого автор Lyo ма́стерки сплетает эмоциональный фон происходящего. И этот фон выразительно подчеркивает состояние героини к моменту встречи с голубоглазым «Спасателем».
Великолепные стилистические штришки, которыми Lyo щедро снабдил свой рассказ («всё чаще я изменяла обуви на каблуках», «декольте на месте», «реанимация романтических ожиданий» и др.) придают рассказу ту самую тональность, которая так привлекает.
Прочитала с удовольствием, спасибо!

Lyo
Гость
Lyo

Спасибо Вам, мне льстит Ваш отзыв. Приятно когда критик видит то, что автор всячески постарался сделать незаметно и как бы непринужденно. И это «как бы» по типу скорлупы с орешка. И это самая достойная оценка. Большое спасибо!

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Забавный рассказ — как сейчас говорят, улыбнул. И при этом очень честный по отношению к «я», от имени которого он ведётся. Героиня действительно «пригляделась» к герою, который оказался не клубникой, а ароматизатором, идентичным натуральному. Любви не получилось, но вышло очаровательно.

Lyo
Гость
Lyo

Мне приятно, что этот рассказ вызывает положительные эмоции. Спасибо.