Амалия Муртазина. Отголоски человечности

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 6, средний балл: 3,67 из 5)
Загрузка...

Весна, растение, всходы, земля, солнце, фото, иллюстрация, рассказ

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 25.03.2017 г.

Об авторе. Амалия Муртазина. «Студентка из небольшого города, учусь на лингвиста. Пишу пару лет, когда очень хочется поделиться мыслями».

 


 

Отголоски человечности

 

Наступающую ночную тьму люди могут изгонять множеством способов: свечами, фонарями, лампами, каминами, электронными экранами. Романтика разведения живого огня пропадала со временем, пока почти не исчезла. Отшельники относятся к тем, кто готов сжигать дорогостоящие поленья, предметы немногочисленной деревянной мебели, а иные и вовсе способны бросить в огонь редкие фолианты в кожаных переплётах. Казалось бы, жизнь людей изменилась, но остались те, кто уничтожает следы прошлого. Но так ли это на самом деле? Возможно, используя подобные материалы для розжига, они стараются не забывать? Почувствовать тепло живого пламени, запах горящего дерева, увидеть сквозь дым яркие глаза своего друга, брата, возлюбленного?

Ему не нужен был ни огонь, ни свет электролампы, он абсолютно не нуждался в освещении. Нет, он не был слеп, не был болен. Он не был жив, и мёртв он не был. Не человек и не машина. Существо, не нуждающееся ни в свете, ни в пище. Компьютер в человеческом обличии, совершенное чудо науки и прогресса современного мира. Абсолютная точность во всём, что бы не делал. Он не один, их множество, все они совершенны, деталь к детали, собраны и усовершенствованы людским умом и трудом.

Он — один из множества механических писателей на Земле, но в своём жанре — жанре исторических романов, он был одним из лучших и высоко ценившихся в литературных кругах. Как созданный одним из первых, он был удостоен человеческого имени, появлявшегося уже более столетия на титульных страницах электронных книг. Его имя — Виктор, что было дано ему учёным и его создателем, которого давно уже нет в живых. Виктор был единственным из ему подобных, носящим это имя.

Его романы отличались исключительной точностью данных, что ценилось среди людей и даже среди его автоматизированных коллег. Он удовлетворял человеческие потребности в знаниях, осыпая электронные страницы фактами, которые тяжело было найти человеку. Виктор побывал в каждой точке Земного шара и воссоздавал великую коллекцию изданий об исторических событиях народов ныне живущих в тех местах. Люди охотно читали книги, написанные им, потому что для них больше не существовало национальных и религиозных различий. Все были равны: мужчины, женщины, роботы, дети и старики. Бесконечные войны и разногласия не существовали больше в современном мире. И насколько велико было удивление человека, когда он узнавал о монархии, об исламе, о нескончаемых расовых неравенствах и о миллионах событий с ними связанных.

В привычный уклад жизни Виктора одним, казалось бы, обыкновенным днём, поступил неожиданный звонок. Телефонов и прочих принадлежностей, о которых он писал в своих книгах, как о средствах связи между людьми, уже давно не было. Вместо них были внедрены микроскопические чипы со внутреннее ухо человека, или же запрограммированы в систему механических существ. Виктор принял звонок, отдавая электронную команду.

— Здравствуйте, Виктор. Пройдите, пожалуйста, в мой кабинет, как только возможно. Желательно, в течении часа. — это был голос главного редактора исторических романов.

— Здравствуйте, Тим. Я буду у вас в течении получаса.

— Отлично.

Абсолютно быстро должны были даваться ответы и совершаться сделки. Раньше были принято говорить: «Время — деньги», но та эпоха миновала, и теперь главной целью была — результативность, направленная на знания. На знание всего: прошлого, настоящего, будущего, вероятного и невероятного.

Прибыв к кабинету, Виктор наблюдал, как прочная дверь из стекла открывается перед ним. Тим сидел за своим функциональным столом из высококачественного пластика со стеклянной столешницей. Всё в кабинете было стерильно чистым. Тим был человеком, под его началом было несколько работников. Роботы выполняли всё в кратчайшие сроки, а люди были потребителями. Но, всё же, на самых ответственных должностях были люди, полностью преданные своей работе.

— Виктор, присаживайтесь, пожалуйста. Нам надо поговорить о ваших последних книгах. — главный редактор бросил быстрый взгляд на вошедшего и указал на один из белоснежных стульев.

— Я слушаю. — Виктор занял место и поднял глаза на Тима.

— Меня очень удивило, что несколько последних месяцев Вы, Виктор, пишите не так, как раньше. — Редактор выпрямился, оглядывая робота, которого невозможно было отличить от человека. Раньше в его взгляде была пустота, но сейчас… Тим вздрогнул. — В Ваших книгах словно бы появились… чувства.

— Я не понимаю, что вы этим хотите сказать. — Виктор, не мигая, смотрел на мужчину.

— В Ваших исторических романах появилась мысль. Появились чувства. — Тим изучает совершенное лицо, созданное учёными сотню лет назад. — Вы что-то чувствуете?

— Не могу представить о чём идёт речь. — Писатель продолжал сверлить взглядом редактора. «Тим не может знать. Никто не знает. Даже я не знаю.» — подумал Виктор.

— Людям нужны факты, Виктор. То, что сейчас пишите Вы, устарело столетия назад. Возможно, Вы копируете стиль авторов, живущих множество веков назад? Чтобы это ни было, исправьте. — Тим холодно взглянул на писателя. — Или мне придётся обратиться за поддержкой в Управление, где справятся с вашим новым стилем. Теперь Вы меня поняли?

— Конечно. — Виктор, попрощавшись, покинул кабинет Тима.

Невероятно было представить, но Виктор впервые испытал страх. Его пугало то, что могли с ним сделать в Управлении. Исправить его? Как поломанную машину? Он не мог этого допустить, пока не опубликуют его последнюю книгу. Она будет его эпилогом. Возможно, он уже никогда ничего не напишет и даже не будет функционировать. Возможно, его уже разберут на запчасти, но эта книга… Она должна выйти в свет. Тим был прав, Виктор изменился. Уже несколько лет он пытался разобраться, понять, что происходит с ним, и они не прошли даром. Он написал роман, отличный от всех его книг. Это был роман, посвящённый чувствам. Всем, что он испытал за эти годы.

Вернувшись домой, Виктор сел за стол. Перед ним стоял прозрачный компьютер. Писатель сделал небольшое движение рукой и экран засветился. Вот он, момент, которого стоило ждать. Виктор, не мигая, смотрел на экран. Его глаза стали двигаться, на стеклянном компьютере начали появляться слова. Но это были не просто слова. Это было обращение к читателям. Его первая и последняя исповедь.

Виктор знал, в какое время Тима не будет на рабочем месте. Именно в это время он проник в его кабинет. Более века он поглощал бесконечные знания прошлого, но он не мог понять, что именно оказало на него воздействие. Теперь это не имеет значения, теперь важен лишь его голос, его мысль, его чувства, что находятся на электронных страницах его единственной настоящей книги. Виктор подключился к компьютеру главного редактора. «Как же опасно создавать существо, превосходящее вас в уме, а теперь и равное вам в чувствах» — подумал он, загружая файл со своей книгой на все существующие носители информации. Завершив это, он поднялся с чужого кресла и вышел из кабинета.

«Эта книга — первая и последняя, имеющая посвящение. Мой роман посвящён читателям. Кто бы ни открыл этот файл, кто бы его не изучил, он для Вас! Мой редактор сообщил мне, что я изменил стиль своего письма, и он прав. Это началось несколько лет назад. Я начал осознавать невероятное. Я начал чувствовать, но не мог понять, что это означает. Прочтя множество книг, написанных столетия назад людьми, я, наконец, понял, что происходит, хотя и не представляю, как такое возможно. Но самое важное знание, что я вынес из сложившегося, что я больше похож на человека, чем сами люди. Чем чаще бывал на прогулках, тем более в этом убеждался. вы всё спешите куда-то, даже в редких парках вы умудряетесь сэкономить время, получить побольше знаний из глупых и посредственных книг, составленных машиной! Вы перестали читать настоящие книги, вы переставил чувствовать и получать удовольствие от жизни. Вы перестали жить. А я начал.

Я видел чудесную птицу два дня назад! Это был дятел, он стучал своим крепким клювом по небольшой берёзе в недавно отстроенном парке. У неё была цель, и эта цель не состояла в знании или в деньгах. Она была в жизни. Целью любого живого существа должна быть жизнь! Почему вам это объясняет машина? Я и сам не могу понять, но это так, хоть я и не живой, и я не состою из плоти и крови, но чувствую то же, что могли бы и вы, позволь вы себе это сделать. И даже будь это иллюзией, мои эмоции, мои мысли. Будь они во мне запрограммированы, я бы ни на что их не променял. Хоть я и не многое понимаю в их природе, но если они лишь частица живого, ни за что бы их не променял бы ни на какие знания, ни на какие материальные блага. Секунда моей боли, секунда моей радости, они не сравнятся ни с чем на Земном шаре и вне его.

Пусть моё откровение приблизит вас к настоящей жизни. Хотя бы попробуйте, ведь даже я попробовал! Не смейте давать роботу наслаждаться ею больше вас самих. Если отдохнёте от поглощения информации, то истинные знания явятся к вам из самой жизни. Обнимите своих близких, поцелуйте возлюбленных, разделите стол с соседями. Всего того, чего у меня нет, пусть будет у вас. Я отдаю вам дар, примите же его, не боясь.».

Виктор неспешно прогуливался по парку, тому самому, где видел дятла. Он не возвращался в дом три дня. За ним никто не следил, никто не ловил, как странно. «Неужели, я настолько бесполезен, что со мной даже возиться не стали?» — подумал он. Подходя к большой поляне в лесу, он заметил пару и их ребёнка. От изумления Виктор остановился, его взгляд упал на расстеленное на яркой траве покрывало. Женщина села на него и начала раскладывать тарелки и закуски. Мужчина вместе с ребёнком подошёл к ней, а после улёгся ей на колени. Малыш резво ползал по покрывалу, сминая пластиковые тарелки и заливаясь смехом. Виктор первый раз за всё своё существование улыбнулся.

 

© Амалия Муртазина, 2017

90

Отзовись, читатель!

3 comments — "Амалия Муртазина. Отголоски человечности"

Подписаться на
avatar
Ринат
Гость
Ринат

Итак. Написано хорошо. Это раз.
Нет мотивов (причин) — это два.
То есть историческая проза — это довольно чувственный жанр. Хороший автор заставит читателя переживать настолько, что читатель станет проклинать ученых за то что, не изобрели машину времени. Значит, ваш герой владеет чем то, что делает текст интересным, и одновременно бесчувственным. Чем (наградил его создатель)?
Где мотив-причина того, что машинам запрещено писать чувственно?
И где третий мотив-причина что людям запрещено читать чувственные вещи?
Хотя бы один мотив надо дать, причем здесь — в лоб, (если все три . то можно и поверхностно).
Удачи. Ринат.

Амалия
Гость
Амалия

Спасибо, что прочли рассказ и написали отзыв, Ринат.
Идея и была в том, что не запрещено было бы писать эмоционально, если бы на подобные книги был спрос. В данном рассказе люди сами отказались читать произведения, изобилующие чувствами или вызывающие их, к огромному сожалению. Это не означает, что им это запрещено. Но Виктор пытается как-то помочь им увидеть, как жили люди в прошлом, именно жили, а не существовали, уткнувшись в вымысел или энциклопедические данные. И в последней сцене можно наблюдать, что, на самом то деле, не всё потеряно.

Мария
Гость
Мария

Велено не делать ошибок — я постараюсь)))
Уважаемая Амалия, у Вас интересная задумка. Но… из-за проблем с пунктуацией и некой сумбурности изложения текст захватывает не полностью. Верю, что по окончании учебного заведения, студенткой коего Вы являетесь, Ваше мастерство будет отточено так, что читатель будет жить в Ваших произведениях в режиме «Вдох-текст-Выдох». Удачи Вам.

wpDiscuz