Мария Наговицына. Каллиопа

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 4, средний балл: 2,25 из 5)
Загрузка...

Зажигалка, кремень, огонь. фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 20.04.2017 г.

Об авторе. Наговицына Мария Геннадиевна, учитель русского языка, английского языка, литературы. «В свободное время люблю читать и спать в поезде».

 


 

Каллиопа

 

— Ты снова курил в комнате,— Саша открыла окно и села напротив. — Как надоело.

Мишка безостановочно что-то печатал.

— Если до сих пор не было побед ни в одном конкурсе, то их и не будет, — продолжила девушка. — Писательство — не твоё, признайся уже.

Мишка громко щёлкнул «пробелом». Саша вскипела, краснея до корней рыжих волос:

— Хватит быть тряпкой, найди хорошую работу и хоть раз покричи на меня!

Мишка захлопнул ноутбук и посмотрел прямо на неё:

— А?

— Ты хоть слышал, что я говорю? Я у-хо-жу.

Она встала, открыла шкаф и выкинула на пол свои яркие наряды. Миша попытался обнять Сашу, но она сердито оттолкнула его:

— Соберу чемодан. Ты слишком хороший, и это плохо.

Чтобы понять, что чувствовал в этот момент Мишка, представьте, что подобная ситуация повторялась шесть раз с предыдущими девушками.

— Даже не остановишь? — недоверчиво покосилась Саша.

— Ты несчастна со мной, так зачем?

Саша в бессильной злобе от его спокойствия пнула чемодан.

Она уехала поздним вечером. Не забыла ничего, даже расчёски, прагматичная и сильная Сашка. А Миша остался сидеть перед монитором с чистым листом: никак не клеился конфликт героев. Зато в личной жизни эти конфликты создавались, да ещё как!

До конца конкурса три дня, а ещё не записаны важные сцены. Зато теперь можно курить в комнате и, как бы цинично это ни звучало, не надо больше тратить время на Сашу с её рассказами о работе в магазине. Всё равно она любит читать Фрая, а Мишка испытывал к нему какую-то неприязнь. Может, и зависть как к более успешному коллеге.

Вечер, когда Сашка так феерично собрала чемодан, казался очень мирным и тёплым, поэтому на подоконнике Миша курил дольше обычного. Не писалось.

Когда он уже собирался закрыть окно, внизу, на уровне второго этажа, послышался шорох. Мужчина высунулся по пояс, но какая-то сила вихрем втолкнула его в комнату и опрокинула на пол.

«Птица? Таких размеров?!» — пронеслось в голове.

Он вскочил на ноги и увидел, что на окне сидит девушка в длинном чёрном платье. Ярко-фиолетовые волосы, бледная кожа и удивительно зелёные глаза. Мишка попятился, а гостья вальяжно, словно кошка, спрыгнула с подоконника, бесцеремонно уселась за его рабочее место и бегло прочитала наброски:

— Неее, Мишуль, ну кто так пишет! «Бархатный вечер уже обнимал город и в окнах высоток загорались огни…» Одно клише за другим! С таким в конкурсе не выиграешь.

Миша осторожно сел напротив незнакомки, долго смотрел на неё и, наконец, тихо спросил:

— Ты кто?

Она вздёрнула бровь и сердито захлопнула ноутбук:

— Судя по тому, как ты бездарно пишешь диалоги, могла догадаться, что ты меня не знаешь!

— Стой, стой, стой! За последние два часа ты уже вторая женщина, которая утверждает, что я бездарь. Я умею только писать…

— Хм, не умеешь, — язвительно перебила девушка. — Как древнегреческая муза эпоса тебе заявляю. Твои рассказы — мусор. Кстати, Каллиопа. Приятно познакомиться.

— Ка-Ка-Каллиопа?

— Ну да. Ещё скажи, не знал.

— Да не, знал, но… Ты настоящая? — Мишка осторожно протянул к ней руку. Особенно хотелось потрогать фиолетовые волосы.

Каллиопа отстранилась:

— Да настоящая я, успокойся. У тебя есть что выпить?

— Чай. Там, на кухне, — ошалело пробормотал мужчина.

— «Чай», — передразнила муза. — Вино, коньяк?

— Нее, Сашка не разрешает держать дома алкоголь.

— Вот! Вооот! — торжествующе воскликнула девушка. — Вот поэтому ты и плохой писатель. Значит, будем работать без топлива. Садись, пиши, буду диктовать.

Мишка беспрекословно повиновался, но на всякий случай с сомнением спросил:

— А ты точно знаешь, как надо сочинять?

Каллиопа побагровела:

— Ну, знаешь ли, это оскорбление! Всё, я пошла, раз не хочешь выигрывать в конкурсе, без тебя желающие найдутся.

— Нет, извини! Я что-то вымотался сегодня, столько всего…

— Готов записывать?

Он кивнул, и муза размеренно, слово за словом, начала плести кружево рассказа…

… Когда рассвело, Миша обнаружил себя сидящим за столом. Компьютер слабо жужжал, шея затекла от сна в неудобной позе. На мониторе были исписанные листы, а в конце последней строки терпеливо мигал курсор.

— Каллиопа? — неуверенно позвал он.

Тишина. Конечно, вчера всё приснилось из-за усталости. Тогда он лихорадочно прочитал надиктованное музой. Ещё и ещё раз. Потом вскочил, зашагал по комнате, не в силах усмирить волнение. Только одно слово подходило к тому, что он создал сегодня всего за одну ночь. Шедевр. Несколько щелчков мышью — письмо с рассказом отправлено на конкурс.

В дверь позвонили, а когда Миша открыл, увидел стоящую на пороге Сашу. Она оттолкнула его, поставив чемодан у порога, сразу прошла в комнату и широко распахнула окно.

— Опять курил, — проворчала она и повернулась к удивлённому мужчине.

— Ты же ушла вчера…

— Меня не было двенадцать часов, а у тебя уже дымно, гора чашек возле компьютера и… Что это, погоди-ка?

Взгляд Сашки упал на монитор с рассказом. Не снимая пальто, она села читать. Миша стоял рядом, со страхом ожидая реакции: а вдруг это не шедевр? Что, что скажет? Вскоре девушка медленно повернулась к нему и прошептала:

— Это что же, Мишуль, мне из дома каждый раз со скандалом уходить, чтоб ты ТАКОЕ писал?

Она порывисто встала и надолго обняла его…

… Через месяц все городские СМИ наперебой твердили о восходящей звезде писателя, за контракты с которым уже боролись главные издательства страны. Иногда, оставаясь один, Миша до сих пор не понимал, была ли муза. Сон, навязчивая идея? Со временем это стало забываться и храниться в пыльных уголках памяти.

Только однажды вечером, кружась перед зеркалом, Сашка игриво улыбнулась ему:

— Как думаешь, мне будут к лицу фиолетовые волосы?

 

© Мария Наговицына, 2017

42

Отзовись, читатель!

Отзовитесь первым!

Подписаться на
avatar
wpDiscuz