85 лет Николаю Никонову. «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно…»

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 1, средний балл: 5,00 из 5)
Загрузка...

Лес, фото, Николай Григорьевич Никонов, писатель, день рождения

 

10 декабря 2015 года исполнилось 85 лет со дня рождения русского писателя Николая Григорьевича Никонова (1930—2003), автора «Солнышка в берёзах», «Воробьиной ночи», «Кассиопеи», «Весталки». «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно, тебя ценю, как верного неподкупного друга, твоего суда ищу и ему доверяю, им горжусь. Да оправдаю ли? Не знаю», — писал Никонов в «Размышлении на пороге».

Только старшее поколение помнит сегодня Никонова. В 2007 году в Средне-Уральском книжном издательстве (о нет, не в Москве), вышел девятитомник — собрание сочинений писателя. На бумаге. Тиражом в 1000 экземпляров. Это было бы почти что ничего, если бы энтузиасты не выложили все тома в электронном виде в Интернет. Бесплатно. Вы найдёте их по адресу: николай-никонов.рф.

В первую очередь Николай Никонов известен уральцам и сибирякам. Тем, кто не читал книг Никонова или читал мало, я предлагаю несколько цитат из его автобиографических эссе «Размышление на пороге» и «В поисках вечных истин». Узнайте о Никонове или вспомните о нём — в его день рождения.

Хотите почитать настоящие лирические рассказы? Рассказы о счастье и любви? Пожалуйста! Сборник хороших рассказов Олега Чувакина «Многоточия»!

 

«Издательство размещалось тогда в длинном корпусе «Уральского рабочего». Пока я восходил по лестнице, я растерял свою хотя бы показную и словно обычную спокойную независимость, и чем гуще становились типографские запахи, чаще являлась мысль: «Вернись. Не позорься… Куда ты? Лучше не надо. Как-нибудь лучше потом…» По лестнице спускались и поднимались бойкие громкие люди, может быть, тоже писатели или журналисты. Какая-то женщина, редакторским чутьём угадывая во мне, очевидно, графомана, понимающе усмехнулась, два раза пройдя мимо, пока я провинциально бродил по длинному полутемному коридору, читал таблички на дверях, не знал, куда обратиться, стесняясь кого-либо спрашивать. Опять свойство моего характера. Как можно меньше надоедать людям, как можно меньше общаться с ними самому. Я люблю людей, я не могу даже помыслить существования без них, но чересчур, видимо, избирательна моя конкретная любовь, и сам я отсюда редко кому нравлюсь».

 

«Конечно, большинство моих рукописей попадало «в поток», шло в руки насмешливым литературным мальчикам на редакционной отписке, а то и просто к невеждам и графоманам при должности. И не хотелось бы даже перечислять все эти: «Нет места в плане. План свёрстан. К сожалению, не та тема» и т. д., и т. п. В конце концов я бросил писать в столицы. Работал, жил, на Урале выходили мои книги, стал получать письма читателей, хвалила местная критика».

 

«Тебе, читатель, одному верю я бесконечно, тебя ценю, как верного неподкупного друга, твоего суда ищу и ему доверяю, им горжусь. Да оправдаю ли? Не знаю».

 

Николай Никонов, Размышление на пороге, 1980 г.

 

«А книги свои — почему-то я убеждён — писал словно больше всего для женщин, для читательниц, к тому же уверен, что их на Руси и в Мире как-то больше, что они и более читающие, и более просвещённые».

 

«Я изучал бы «Три мушкетёра» в школе вместо романа «Мать».

 

«Вся теория литературы нужна для получения чина и степени, а чин-степень — для увеличения «оклада-жалованья». Помните инженера из «Золотого телёнка»? Добавлю, что литературному пахарю вся эта по полочкам разложенная терминология-методология не нужна. «Не мог он ямба от хорея, как мы ни бились, отличить». И не надо. Ямб, хорей, дактиль изучают те, кто не становится поэтом».

 

«Нюх же (вкус) у читателя безошибочный. Изощрённому же знатоку стоит открыть книгу, взглянуть на две-три строчки — и всё ясно. Иногда и раскрывать книгу не стоит, хватает заголовка».

 

«Настоящий же писатель, писатель «от Бога», изначально противоположен всем этим литинститутам, «совещаниям молодых», литкружкам, литобъединениям, «творческим» секциям и даже, наверное, Союзу писателей (какая ужасная крамольная мысль!). Не было такого союза в девятнадцатом веке, литература же росла и цвела».

 

«Повторю вслед за Моэмом, что люблю писателей ясных, не запутывающих свою мудрость в сети языковых усложнений и не поддающихся расшифровке умолчаний. Так зайцы, путая след, делают, по определению охотников, «скидки», то есть прыжки в сторону, задом наперёд и ещё как-то, лишь бы не разобралась мудрая лиса с ясным взглядом всепонимающей смеющейся женщины. Очень часто мудрование имеет вид также липкой паутины, в которой мой ум всегда увязал, жужжал, дёргался, пытаясь вылезть на какую-то прямую, и, если удавалось, я долго счищал с себя обрывки и клочья хитросплетенной чепухи. Именно поэтому я не люблю и «магический» реализм Маркеса, и сюрреализм Кафки, всё-таки более напоминающий запечатленную в слове и славе шизофрению, и уж вовсе ни на что не похожий «поток сознания» (господи, чего только не можно напихать в этот поток!) хитроумного Джойса, загадавшего литературоведам пожизненные загадки. Кроме как малосвязный бред, нарочитое глумление над доверчивым читателем и ещё что-то подобное, этот джойсовский «клочко-реализм» никак не определяется иначе. Ах, не хватает интеллекта? Широты-глубины? Пахотного слоя? Да — пожалуйста. Уступаю Вам пальму оценок и лавры наград».

 

Николай Никонов, В поисках вечных истин, 1987-1989 гг.

 

(Цит. по изданию: Никонов Н. Г. Собрание сочинений в 9 т. Т. 9. Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 2007.)

 

© Олег Чувакин, предисловие, составление, 10 декабря 2015

114

Отзовись, читатель!

12 comments — "85 лет Николаю Никонову. «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно…»"

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Bela Pastuhova
Гость
Bela Pastuhova

спасибо!

Leonid Netrebo
Гость
Leonid Netrebo

Святое дело делаете, Олег, вспоминая ушедших земляков-писателей, среди которых есть замечательные и неповторимые — Константин Лагунов, Зот Тоболкин, Сергей Шумский и т.д. А если прибавить сюда Ямал и Ханты — то работы непочатый край.

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Спасибо, Леонид. На такие свершения я не замахиваюсь. А вот любимых прозаиков не забываю.

Герда Кай
Гость
Герда Кай

Спасибо. Я, к сожалению, читала только одну повесть «Весталка» Не помню уже, в каком журнале. Очень давно. вот только от вас узнала, что это первая часть книги. Постараюсь восполнить пробел.

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Светлана, «Весталка» — это большой роман. Он трижды издавался в советское время, два раза в Свердловске, один раз в Москве. Насколько помню, тиражами по 100 тыс. экз. Что такое «первая часть книги», я не понял. Я так не мог говорить; в журналах «Весталку» я не читал и даже не видел. Вообще же, роман необыкновенный. На никоновском сайте «Весталка» есть, она в седьмом томе собрания.

Герда Кай
Гость
Герда Кай

Я могу сомневаться. То, что читала, действительно было в журнале.О женщине, которая была врачом и попала по вызову к пациенту, который изнасиловал ее в годы войны. Если это то, углубляться пока нет времени. Просто прочитала, что это трилогия. Вот тут могу ошибаться.

Герда Кай
Гость
Герда Кай

возможно, роман печатался частями, поэтому сложилось такое мнение у меня.

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

У Никонова есть цикл «Ледниковый период», куда входят (по авторскому замыслу) романы «Весталка», «Чаша Афродиты» и «Стальные солдаты» (последний издавался также под названием «Иосиф Грозный»). Но сюжетной связи между ними нет. В «Весталке» две части (книга первая, книга вторая), не три. Героиня не врач, а медсестра. Первый ребёнок у неё от командира полка (прежде был её комбатом). Дело было не в госпитале, а в штабе полка. И дело это было в первый раз в её жизни… Но не изнасилование, хоть и под стаканчики. Читайте, вам понравится. Роман необыкновенный.

Герда Кай
Гость
Герда Кай

Олег Чувакин Читала я это..давно.. Я и не говорила, что в госпитале. . А сына она назвала в честь своего любимого. Кажется , Алексей. И сын считал, что именно он и является его отцом. Деталей не помню. Читала в 80-х

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Я у Никонова больше автобиографическую прозу люблю. Недавно прочёл с удовольствием «В поисках вечных истин». Благодаря энтузиастам, сделавшим сайт Никонова.

Герда Кай
Гость
Герда Кай

Посмотрю

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Он там многих от души расчехвостил. И рассказал о тех, кого считает суперклассиками. У кого учился писать.