Нугзар Башелейшвили. Отец

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 11, средний балл: 4,18 из 5)
Загрузка...

Нугзар Башелейшвили, Нуг Башелей, рассказ Отец, об отце и дочери

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 21.02.2017 г.

Об авторе. Нугзар Ревазович Башелейшвили, род. в 1963 г. в Грузии, по профессии архитектор. Рассказы публиковались в грузинской периодике; опубл. два сборника на грузинском языке: «Таракан» и «Из тьмы…» (Тбилиси: Саари, 2002).

 


 

Отец

 

Поздно вернулся домой. Голова болела и знобило.

Присел. На столе лежала рукопись моего рассказа. Рассказ был об отце и дочери. Утром хотел отнести в редакцию, но передумал, чувствовал, что чего-то не хватало…

Разделся и лёг в постель.

Полночь приближалась, а дом был пустой — ни жены, ни дочери…

«Дочка, надеюсь, в институте…» — на журналиста учится и дома почти не бывает.

Ах, этот переломный возраст!..

А всего лишь год назад, когда ещё училась в школе, повсюду вместе ходили, никуда не отпускала одного, брала под руку и я, опьянённый от наслаждения, чувствовал, что счастливее меня нет никого на свете…

А сейчас?!.. Сейчас, будто избегает нас, будто скрывает что-то, несколько раз даже уличили во лжи…

Смотрю на девушек её возраста и страх берёт, в моё время так только проститутки ходили: порванные джинсы, пирсинги… губы, ногти и волосы — непонятного цвета, когда чуть наклоняются, пол задницы обнажают (часто специально), а над задницей, обязательно, разноцветная наколка…

Ужас!..

Пытаюсь объяснить, что быть таким как все — это желание тупых. Пытаюсь понять, что тревожит, что радует.

А она?!..

Она слушает одним ухом и не может дождаться, когда кончу болтать, чтобы вернуться к своему мобильному и окунуться в бескрайнее море информации…

Постепенно согрелся, вспотел, веки стали свинцовыми и ихняя тяжесть больно давила на глаза. Сон боролся со мной и несмотря на то, что я не сопротивлялся, всё-таки не мог меня одолеть.

Мной овладело ощущение, будто это всё уже случилось со мной давным давно, наверное, в старом доме родителей, а что именно случилось, не смог осознать.

Дом моего детства…

Сколько лет прошло, как продали… Особенно и не переживал, что продали, почему-то недолюбливал тот дом.

Почему? Не знаю…

Вот, вошёл в прихожую. В гостиной на диване лежал отец и читал газету.

— Пап, ты усы сбрил?

— Я никогда не носил усов.

— Я всегда тебя помню с усиками.

— Если б почаще ходил бы на кладбище, на надгробном камне заметил бы с усами я или нет!

— Я часто хожу… — соврал и стало стыдно…

— Как наша студентка, злит иногда? — посмотрел испытывающе, вернее, его взгляд как штык воткнулся мне в глаза.

— Иногда…

— Да-а?!..

Опустил глаза, виноватым себя почувствовал почему-то.

— И что она делает не так?

— Не слушает… Не могу понять, о чём она думает, чем увлекается…

— Всего лишь?! Это не страшно! Это бывает в её возрасте.

— Жизнь так стремительно меняется! Эти компьютеры, социальные сети… По телевизору передавали, что какая-то девушка, окончившая школу с золотой медалью и замечательная студентка, бросила учёбу, сбежала из дома, надела паранджу и стала членом какой-то террористической организации!.. Боюсь, не знаю, что и думать…

— Она уже женщина, а женщины ради избранных готовы всем пожертвовать как та студентка-отличница. Влюбилась, наверное, в какого-нибудь террориста и позабыла всё и всех на свете!

— Спасибо! Успокоил! У нас с тобой всегда получался задушевный разговор!

— Говорю, что думаю! Мёртвые не врут!

— Иногда кажется, что если увижу свою дочку с наколкой на заднице и серьгой в носу, придушу как котёнка!

— Да-а?!.. А ты каким был в её возрасте?! Думаешь было легко, когда участковый показал письмо из Ленинграда, в котором сообщалось, что мой хвалённый сын нажрался там и оказался в вытрезвителе?! Думаешь, я не мечтал, что ты встанешь рядом как преданный друг и горы вместе свернём?! Но мы так и не стали друзьями! Ты не захотел…

— Извини… — это был удар ниже пояса: сказали то, о чём думать всегда избегал..

— Или где-то что напился до беспамятства, — отец давил всё больнее, — сел за руль и залез машиной на столб?! Тебе тогда и двадцати не было! Но я упрекнул в чём-нибудь?! Нет! Раз жив остался, было не до упрёков… Думал, перебесится, образумится и всё вернётся в свои русла… Ты тогда даже не извинился!

— Извини… — пробормотал ещё раз.

Затихли…

— Помнишь, на колени что усаживал и учил водить машину?

— Да…

— До педалей не дотягивал и только руль крутил. У тебя так прекрасно получалось, что я мог не следить за дорогой. Сколько тебе было? Четыре, может, пять… Счастливее меня тогда не было никого!..

У меня слёзы намочили глаза. Отец так покинул этот мир, даже пару ласковых слов сказать ему не успел…

— Однажды, ошибся с поворотом и разогнавшую машину чуть не перевернул: не ожидал, что свернёшь и не успел затормозить, но ничего не сказал, даже с колен не пересадил, чтоб не напугать, наоборот, похвалил, что так ловко вписался в поворот и всё шутил насчёт того, как визжали покрышки, хотя сердце ещё находилось в пятки…

— Помню…

— Слышал, что машину купил дочке. Научилась водить?

— Более-менее…

— Почему более-менее?! По закону, твоя дочь на дорогах должна себя чувствовать как рыба в воде!

— У неё не оказался такой хороший учитель, как у меня. Я, по-моему, нарушил основное правило — не напугать! Когда ошибается злюсь, кричу, выхожу из себя…

— Дураком был, дураком и остался! Будь мужчиной и извинись пред ней, а передо мной извиняться уже не надо, поздно, твоим извинениям теперь уже грош цена! И не смей больше кричать на мою внучку!..

 

* * *

 

Постучали в дверь.

Ощущение ужасное — будто по голове стучали.

Стук повторился.

«Жена почему не открывает?! Почему это я должен всё делать в этом проклятом доме?!»

С трудом встал и шатаясь как пьяный побрёл к двери.

Открыл.

У порога стояла дочь, а позади неё — какой-то бородатый тип наголо побритой головой.

«Живодёр!..» — подумал и стало не по себе.

— Пока! — дочь улыбнулась бородатому, прошла мимо и вошла в комнату.

«Раньше всегда целовала меня при встрече, сейчас, наверное, его целует…»

Бритоголовый повернулся не говоря ни слова, с громом тяжёлых ботинок спустился по лестнице и скрылся с глаз.

Ошеломлённый стоял на лестничной площадке и будто боялся войти в квартиру.

Наконец, решился и сделал шаг.

Дочь сидела в кресле, держала мобильный и невероятно быстрым движением большого пальца набирала текст.

Приготовился к разговору, но не знал с чего начать.

— Кто тот парень? — сказал дрожащим голосом.

— Какой? — ответила машинально, не отрываясь от телефона и не прекращая стучать большим пальцем.

— А сколько их у тебя?! — чувствовал, что еле контролировал себя.

— Ааа, этот? Этот — однокурсник, милый парень.

— Может, на минутку отложишь телефон и так поговорим?! — внутри всё кипело.

— Сейчас… — палец попрыгал ещё недолго и остановился.

Наконец-то дочка подняла голову.

— Слушаю.

Опять запутался, опять спрятались все слова и перемещались все мысли, и жар шпарил мозг…

— Нравится тот парень? — почувствовал, что и вопрос был дурацкий, и звучал он по-дурацки.

— Какой?

Этот второй «какой» был уже слишком: все сдерживающие нити оборвались разом.

— Прадед моего прадеда! — заорал, — что, у тебя батальон поклонников?! Тот, который только-что был с тобой! На сатану что похож и наверняка, копыт что прячет в ботинках!

— Почему кричишь?! — удивительно хладнокровно перебила дочка.

— А что я должен делать?! Разговариваю с тобой, а ты кому-то что-то пишешь, уверен, весь день с кем провела вместе! Не понимаю, о чём можно столько разговаривать?!

— Та, которой писала, сегодня вообще не приходила в институт и интересовалась, в какой студии должны собраться завтра.

— Дочка, — попытался успокоиться, — почему так переменилась?! Была такой чуткой, любящей девочкой… Понимаю, переходный возраст… Гормоны… Но ведь, всё имеет предел?!

— Пап, что хочешь?! Не курю, не пью, наркотики не принимаю, с парнями не гуляю, только хожу на лекции, посещаю съёмки и разные мероприятия.

— Откуда мне знать, что ты делаешь?! Не стану же следить за каждым твоим шагом?! С утра до полуночи не вижу тебя и как мне быть уверенным, что не обманываешь?! Или не врала ещё никогда?!

— В этом я вся в тебя!

— Что? — не понял.

— В моём возрасте ты то в Сочи ездил развлекаться, то в Ленинград, втихаря, обманывая родителей!

— Об этом я сам тебе рассказывал. Рассказывал потому, что не повторила мои ошибки, но ты, оказывается, не поняла ничего! При том, я был парень, а для парня развлечение это что? Получил удовольствие и исчез! А для девушки эти удовольствия кончаются пузом и ребёнком!

— Не бойся, если рожу ребёнка, сама сумею о нём позаботиться, тебя не потревожу!

— Что?! — разум помутнел, рука сама выпрямилась и услышал глухой стук пощёчины.

Дочка неловко шагнула назад, споткнулась, упала и головой задела угол стола.

Стоял как истукан.

«Что я наделал?! Впервые в жизни ударил дочку!..»

Дочь лежала на полу и не шевелилась.

Наклонился. Из виска шла кровь. Обнял её и прижал к сердцу.

Она не дышала…

И я перестал дышать…

 

* * *

 

Собственный плач разбудил. Понадобилось немалое время, чтобы прийти в себя. Был весь мокрый от пота, а из глаз текли слёзы.

Рядом спокойно спала жена.

Разбудил. Попросил, чтобы поменяла постельное и нательное бельё.

— Дочка где? — посмел наконец спросить нерешительно.

— Где ж ей быть?! Спит.

Какое счастье!..

Какое счастье, когда дочка спит дома!..

Встал и пошёл к ней.

Дочь ровно дышала, а нога была высунута из-под одеяла.

«Дышит! Как красиво дышит!..»

Щёки были красные как у младенца и всё лицо было совсем младенческое.

Почему-то вспомнилось, гланды что вырезали у неё. Ещё в садике ходила тогда она. По ночам дышать не могла, через каждого второго или третьего вздоха перекрывалось дыхание и просыпалась, а мы сидели рядом и испуганно наблюдали, чтобы она случайно не перестала дышать и не задохнулась…

«Как красиво дышит, как приятно! Сокровище моё!..»

Поцеловал ножку, осторожно, чтоб не разбудить, укрыл одеялом и я уже знал чего именно не хватало в моём рассказе…

 

© Нугзар Башелейшвили, 2017

201

Отзовись, читатель!

13 comments — "Нугзар Башелейшвили. Отец"

Подписаться на
avatar
Гость

Хороший рассказ…. Вот только ошибки грамматические напрягают(((

Гость

Пока это единственный присланный рассказ. Впрочем, прошёл лишь первый день конкурса, впереди ещё два месяца.

Гость

Как отец двоих дочерей, говорю Нугзару спасибо за рассказ

Гость

Конкурс стал международным!!!

Гость

Дорогая Ирина, он и затевался как международный. Охват: планета Земля. Вы входите в самое что ни на есть международное жюри.

Гость

Хорошо, интересно , правдоподобно!

бывшая мама
Гость
бывшая мама

автору-спасибо.. как все знакомо.. а грамматические ошибки — что ж, их, в отличие от своих собственных, можно исправить..

Анна
Гость
Анна

Текст сумбурный из-за нечёткого диалога , в котором много ошибок , как стилистических, , так и синтаксических.

Анна
Гость
Анна

Сюжет в рассказе раскрывается через диалог, а это трудный приём. И Вы с этим справились.

Татьяна
Гость
Татьяна

Прочитала рассказ. У самой — взрослая дочь, очень близкая, очень сердечно тревожащая тема. Рассказ жёсткий, мужской, я бы так не смогла написать. Спасибо автору за тему, за её раскрытие! Заслуженная пятёрка!

Гость

Впечатлил. Очень хорошо написано.

Виктория
Гость
Виктория

интересная подача, чувствуется обрывочность и лихорадочность мысли, озабоченность и страх за близкого человека

Людмила
Гость
Людмила

Спасибо большое за рассказ,прочла на одном дыхании.Считаю его достойным для финала.

wpDiscuz