Прозрение

Семья, папа, дочь, обрести семью

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Орлова Валентина Михайловна.


 

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Усевшись поудобнее на сиденье в автобусе, Дмитрий с нетерпением ожидал его отправления. Он ехал в соседний город в командировку, так как в нём находился филиал фирмы, в которой он работал. В этот раз с большим трудом он добился, чтобы босс послал именно его. Только после того, как Дмитрий посвятил его в семейные дела, начальник, скрепя сердце, согласился удовлетворить просьбу своего подчинённого. Наконец кондукторша справилась со своими немудрёными делами. Все пассажиры, соответственно купленным билетам, заняли свои места, и в назначенное время автобус отправился в рейс по назначенному маршруту. Дорога была недавно отремонтирована, поэтому машина шла плавно, и Дмитрий имел время не менее трёх с половиной часов поразмышлять о своей жизни и принять наконец-то, по его мнению, правильное решение, которое к лучшему должно было изменить его жизнь. Он ехал в этот город не только в командировку. Сегодня в родном городе он оставил своё прошлое — жену Надежду и двоих детей, сына Андрюшку и дочку-малышку Ксению. Сын учился в седьмом классе, а Ксюша, поздний желанный ребёнок пяти лет, ходила в детский садик. Он понимал, что покидает своих детей навсегда, что вдали от него они будут жить своей жизнью. Что он мог им дать, кроме алиментов? Он также понимал, что его будущая жена Людмила не будет в восторге от его встреч с детьми.

«Ничего, — думал он, — это не так уж важно. Я же не отказываюсь им помогать! Деньги буду высылать регулярно, это же всё-таки мои дети. А к разлуке с ними привыкну со временем, не такой уж я сентиментальный», —успокаивал он себя. И наконец-то пришло решение — уйти из семьи навсегда. Он вспомнил, как холодно попрощался с женой утром, ничего не сказав конкретно о дате своего возвращения домой. Вспомнил дрогнувшие её губы, будто она что-то хотела ему сказать, но так и не произнесла ни слова. Она у него умница — догадалась обо всём, но виду не подала, что знает о его любви на стороне, не устраивала скандалов, не мучила сценами ревности. До унижений не опустилась, а горе своё стойко переносила одна. Надя — скромный, тактичный человек. И гордый. В душе он даже желал, чтобы она поступила как самая обыкновенная обиженная баба: плакала, упрекала его за неверность, топала от злости ногами. Тогда он мог бы перед ней как-то оправдаться. Сам того не замечая, стал думать о жене. Дмитрий чуть было не поддался жалости, но вовремя взял себя в руки. Чтобы оправдать себя, вспомнил, как его раздражали разбросанные игрушки в детской комнате. Вспомнил сына, постоянно требующего помощи в приготовлении уроков, отвлекая от интересной передачи, шедшей по телевизору. И Надю, суетливо готовившую ужин для семьи. Дочку Ксюшу, которая постоянно совала ему книжки с яркими картинками с требованием почитать ей. Как это всё его раздражало! Но наконец-то он избавится ото всех повседневных неурядиц, от этого плена семейной обыденности. Как надоела ему эта серая жизнь, в которой нет ни радости, ни романтики! Одно и то же — день за днём…

С Людмилой — другое дело! Каждая встреча — как праздничный фейерверк! Ни одного вечера не проводили они дома. Ужины в ресторанах, посещение концертов модных певцов, гастролирующих в городе, поездки к её друзьям на дачи, где вкусные шашлыки, музыка, искромётные шутки. А ночами они предавались любовным утехам. И не было счастливее их двоих на всём белом свете. Вот жизнь! Не нужно каждый вечер выслушивать нытьё жены — то от Андрюшки иногда табаком вроде бы пахнет, то нужно купить посудомоечную машину, то пора уже в гостиной делать ремонт, а Андрею купить ноутбук, потому что он нужен мальчишке для приготовления уроков. И Дмитрий убедился в правильности своего решения — поставить точку в своей прошлой жизни и начать жизнь с Людмилой с чувством радости и новизны.

Вот и автовокзал. Подъехав к остановке, он взглядом отыскал в толпе изящную элегантную фигурку своей возлюбленной. Глаза её светились от счастья в предвкушении встречи с Дмитрием. Она буквально упала в его объятья, когда он вышел из автобуса. Ему даже немного стало неловко — не очень молодые вроде бы люди, а она, не стесняясь прохожих, стала его целовать. Но это мгновение неловкости улетучилось сразу же, как только она защебетала своим милым кокетливым голоском, жалуясь, что ужасно скучала о нём, с каким нетерпением ждала минуту этой встречи. Не обращая внимания на людей, льнула к нему всем телом, с нетерпением показывая, как она ждёт от него интимных ласк. Как он был счастлив! Никогда его жена не выказывала такого желания при встрече с ним после разлук.

— Что ты привёз своей Люси, чтобы порадовать её? — промурлыкала она вкрадчиво.

— Дома! — заговорщицки прошептал он ей на ушко.

Войдя в квартиру, едва успев раздеться, Людмила опять с нетерпением задала свой вопрос. Ему стало немного не по себе. Она не спросила, не голоден ли он, не устал ли с дороги, не хочет ли принять душ, чтобы смыть усталость, как всегда делала Надя. Люся к своей цели — овладеть подарком — шла напролом. Из нагрудного кармана своей куртки он достал маленькую бархатную коробочку, открыл её и протянул ей. Он знал вкус Люси и её ненасытную жадность к драгоценностям. Люся поспешно схватила её. Глаза загорелись от алчного блеска. Изящные золотые серьги с бриллиантовыми капельками покоились в миниатюрном футляре. Завизжав от восторга, она повисла на Дмитрии, болтая ногами, как маленькая девочка. А он невольно задал себе вопрос — как бы вела себя Надя в такой ситуации? Ведь он давным-давно не дарил ей дорогих подарков. «Быт заел», — подумал он, оправдывая свою чёрствость, своё невнимание по отношению к жене. Он вспомнил, как от каждого, даже самого незначительного знака внимания — будь то букет цветов к празднику, коробка конфет, небольшой тортик — Надя счастливо улыбалась, преображаясь на глазах от радости, смотрела на него с обожанием и сдержанно благодарила. Не визжала и не прыгала от восторга, а с достоинством взрослого человека принимала его дары. И сейчас он испытывал горькое чувство вины перед ней. Почему же он не считал, что жена его, замечательная женщина, мать его детей, никогда не была в его глазах достойна дорогого подарка? Почему у него никогда не доставало для неё денег и времени? С неприязнью посмотрел он на Люсю, стоявшую перед зеркалом в обновке, кокетливо улыбаясь, с удовольствием поглядывая на своё отражение. «Да что это со мной? Почему я сегодня без конца вспоминаю свою благоверную и постоянно сравниваю её с Люсей? — подумал Дмитрий. — Никакого сравнения и быть не может. Надя — прошлое, и чем скорее я с ним распрощаюсь, тем лучше для меня. Наконец-то заживу нормальной, полноценной жизнью».

Сегодня, впервые за все их предыдущие встречи, они решили никуда не идти. К его удивлению, на этом настояла Люся. Дмитрий заказал разной снеди, фруктов, сластей, вина. Когда продукты были доставлены, Люся зажгла свечи, накрыла стол, включила чарующую музыку. В наряде восточной танцовщицы она стала с большим профессионализмом исполнять перед ним «танец живота». Как заворожённый, смотрел он на эту импровизированную одалиску, покорённый её чарами. Никогда до этого вечера Люся не демонстрировала своего таланта танцовщицы. Но вдруг неожиданно для себя он подумал: «А не ублажает ли она в моё отсутствие и других своими танцами? Уж очень умело Люся овладела этим искусством!» Теперь почему-то этот танец воспринимался им как порочное и вульгарное действо дешёвой проститутки. Чтобы отвлечься от этих неприятных мыслей, он предложил выпить вина. Она уже была довольно пьяной, но с удовольствием опорожнила до дна предложенный бокал. Пошлые выражения, слетавшие с её губ, коробили его. Его светлая, чистая Люся предстала перед ним совершенно другой стороной, очень неприятной. Она курила одну сигарету за другой, опустошала бокал за бокалом. И он, глядя на неё, тоже пил. Пили, предавались любви, снова пили…

Наутро он проснулся со страшной головной болью. Люся со стоном повернулась к нему лицом, и испуганный крик чуть не вырвался из его груди. Растрёпанные волосы, размазанная по лицу помада, растёкшаяся тушь вокруг глаз, опухшие после вчерашней попойки глаза — всё это во всей неприкрытой красе предстало перед глазами Дмитрия. От неё так дурно воняло перегаром и табаком, что его чуть не стошнило. Превозмогая отвращение, он поцеловал её и, сославшись на головную боль, пошёл принять душ. Когда он вышел в кухню уже одетый, Люся пила кофе, даже не потрудившись привести себя в порядок. Не увидев второй чашки на столе, он вопросительно посмотрел на неё.

— Сам сваришь! — буркнула она. — Мне нужно отдохнуть, чтобы опять быть в форме, — чмокнув небрежно Дмитрия в щёку, игриво произнесла. — До вечера, дорогой! — И ушла в спальню.

Ошеломлённый таким невниманием со стороны Люси, ушёл в офис, где его ожидала комиссия.

Весь рабочий день он не находил себе покоя. «Что случилось с тобой, Люся?» — много раз задавал он себе этот вопрос. Ведь она всегда была восхитительной — кокетливая, со вкусом и модно одетая, весёлая, беззаботная…

После работы он не поехал сразу к Люсе, а решил пройтись, чтобы привести свои мысли в порядок. Почему он только сегодня утром заметил небрежное отношение Люси к нему? Да и любит ли она его? Он вспоминал их встречи, любовные ночи, подарки, которые он ей дарил, и за которые она так страстно его целовала. А если бы не дарил? Она никогда не провожала его на работу, если он приезжал на три-пять дней в командировку. Когда он уходил на фирму, она ещё спала. Встречала его с работы милой очаровашкой, потчуя свежесваренным кофе. Почему этот неприятный утренний инцидент не идёт у него из головы? И как от неё отвратительно разило запахом алкоголя и табака! Вспомнив это, он поморщился: Надя никогда не позволяла себе так напиваться, как это cделала вчера Люся. «Опять эта Надя! — с досадой подумал он. — Скорее бы всё решить. Но не сегодня же!» Почему-то он уже не хотел поверить своё сокровенное, наболевшее Люсе — сказать о разводе с женой и просить осчастливить его, вступить с ним в законный брак. Она давно ждала этого момента. Да и он ехал к ней с надеждой на обоюдное счастье. А сейчас он медлил, откладывал этот важный разговор на «потом». Но возвращаться всё-таки было нужно. Люся неоднократно звонила ему, напоминая, что сегодня они ужинают в ресторане. Дмитрий, не заезжая за ней, попросил её приехать к ресторану, сославшись на то, что у него якобы было много работы, и он только что освободился. Впервые за время их знакомства Дмитрий ей солгал. Встретив её у входа, он был поражён холодностью, которую излила на него Люся. Она не одарила его восторженным любовным взглядом и, не спеша подойдя к нему, с оскорбительным безразличием поцеловала. Ужинали почти молча. Танцевать не хотелось обоим. Вечер прошёл вяло, скучно.

«И это на второй день встречи после длительной разлуки! — с горечью думал Дмитрий. — Неужели так будет всегда? Моей любви ей хватило только на один день!»

— Ну? — произнесла насмешливо Люся. — Так и будем молчать? Решился ты, наконец, порвать со своей старой шваброй? — спросила она.

Дмитрий отшатнулся от её грубости, бестактности. Как бы там ни было, он с Надей прожил пятнадцать лет, у них двое детей. «И никакая Надя не старая швабра!» — чуть не выпалил он. Ведь его жене всего только тридцать пять лет. Люся лишь на семь лет моложе её. Зачем эта грубость! Он взял себя в руки и твёрдым голосом произнёс.

— Такие серьёзные вопросы не решаются за ресторанным столиком. Обсудим это позже.

Почувствовав, что чем-то неприятно удивила Дмитрия, Люся своим ласковым голоском ответила ему

— Ну, хорошо, милый! Ты же знаешь, как я люблю тебя. К чему сердиться? Я даже не буду против, чтобы ты помогал своим малявкам. Что же тебе ещё-то надо?

Дмитрия взбесила её речь. Его дети — малявки?! В который раз за вечер он сдержал свой гнев. Сославшись на усталость и боль в голове, он расплатился с официантом, и они поехали домой.

В квартире его поразила неряшливость хозяйки. В раковине, на кухонном столе громоздилась целая гора невымытой посуды. На спинке шкафа висел её халат, на диване лежали трусики. Туфли валялись возле обувной этажерки. По всей комнате витал запах вчерашнего перегара. А он-то упрекал Надю за то, что она, обременённая работой в своей клинике и домашними хлопотами, не успевала убрать раскиданные Ксюшей игрушки! Да что же такое с ним творится?

Уже не такие бурные и нежные, как вчера, ласки дарили они друг другу. Когда Люся коснулась разговора об их совместной жизни, он ответил, что чувствует недомогание и опять отложил разговор на завтра. На следующий день, собираясь в офис, он был уверен, что Люся уже не спит, а просто не хочет с ним общаться. Дмитрий решил позавтракать самостоятельно. Открыв холодильник и заглянув в него, он чертыхнулся и со злостью захлопнул. Те продукты, которые он закупил, были уже съедены, а хозяйка за весь день не побеспокоилась о том, что в доме мужчина, и его нужно накормить. Он даже предположить не мог, что на завтрак не найдётся даже пары яиц, чтобы приготовить немудрёное блюдо — яичницу. С отвратительным настроением он отправился в офис. День выдался тяжёлым. Нужно было перепроверить горы отчётов и отзвониться своему начальству с подробным докладом о проделанной работе.

Его удручали мысли о Люсе. Он не узнавал её, такую ранее нежную, ласковую, внимательную. Что же с ней случилось? В разговоре о его семье она проявила себя как законченная эгоистка. А какие употребляла выражения! Будто вульгарная базарная тётка разговаривала с ним, а не та безобидная и нежная девушка, которую он любил, и какой он всегда её себе представлял. И вдруг в его сознании мелькнула мысль — позвонить Наде. Но тут же одёрнул себя — зачем? Позвонить — это значит дать надежду на встречу, на совместное дальнейшее будущее, а он этого не хотел. Или хотел? Да, по красоте Надя уступала Люсе, спору нет. Внезапно его осенило — какая красота?! Это же профессиональный макияж! Он вспомнил размазанное лицо Люси после разгульной ночи. Как он испугался тогда этой «красоты»! А если бы Надю так разукрасить? Ведь она от природы чудо как хороша! Какие у неё лучистые тёмно-серые глаза, как блестящие льдинки! А каштановые волосы, волнистыми послушными прядями спускающиеся на плечи? И выражение её лица всегда источает доброту и радушие. Стоп! Хватит! Не нужно этих мыслей!

Присев в сквере на скамейку, он залюбовался играющими ребятишками. Вдруг среди этого детского цветника мелькнула курточка Ксюши. Не раздумывая, он сорвался с места, подбежал к малышам и опомнился только тогда, когда увидел личико незнакомой девчушки, на которой была точно такая же куртка, как и у его дочки.

«Да что же это за наваждение такое? — с болью подумал Дмитрий. — Ведь так можно и с ума сойти!»

С тяжёлым сердцем он отправился к дому Люси. Она встретила его нарядная, жизнерадостная. Утренней меланхолии как не бывало.

— Надеюсь, ты сегодня порадуешь свою Люси? — проворковала она, положив точёные выхоленные руки ему на плечи. — В каком ресторане проведём вечер?

— Ужинать будем дома. Приготовь что-нибудь на скорую руку. Продукты я принёс.

Окинув его презрительным взглядом, с возмущением спросила.

— Ты что, не в своём уме? Считаешь, что я должна готовить тебе еду, пока ты мой любовник? Вот когда женишься, тогда можешь требовать от меня всё, что тебе угодно!

Ничего не ответив ей, он сам принялся готовить ужин. Поняв, что в ресторан они не пойдут, Люся нехотя принялась помогать ему. Её помощь раздражала Дмитрия. Всё у неё валилось из рук. То нож уронила, то яблоко выскользнуло и закатилось за шкаф… Выражение лица у Люси было такое, словно она отбывала наказание. И опять, в который раз и не ко времени, оказала свои услуги память. Он вспомнил, как готовила жена — с улыбкой, с удовольствием, так как осознавала, что её стряпня предназначалась для любимых людей, поэтому и он нередко принимал участие в приготовлении ужина, когда вся семья собиралась за столом.

Поужинали молча. Вместе закурили. Дмитрий поморщился — Надя никогда не курила. Ему не нравились курящие женщины. Ещё будучи юнцом, он услышал мнение, которое бытовало среди его друзей: «Поцеловать курящую женщину значит облизать общественную пепельницу». Это изречение навсегда укоренилось в его памяти, так как он был брезгливым человеком. Как же так случилось, что он напрочь забыл этот афоризм, глядя на курящую Люсю? Неужели он действительно так её полюбил, что не обратил внимания на факт, с которым он никогда бы не смирился, сделай это Надя? Не в силах дольше выносить Люсино присутствие рядом, Дмитрий буркнул:

— Пойду, пройдусь. Что-то голова разболелась.

Люся, вскочив с дивана, заверещала:

— Нет, мой дорогой, сначала давай расставим все точки над i! Ты что же, думаешь, что меня можно водить за нос? Я не твоя дурочка Надя, которую ты и в грош не ставишь! Со мной такие шуточки не пройдут! Или ты мне сейчас же говоришь, что мы живём вместе, или выметайся вон!

Дмитрий с ужасом смотрел на неё. И с этой фурией он решил связать свою жизнь до конца своих дней! Перекошенное злобой лицо, ярко накрашенные губы изрыгали злобные слова и непристойные ругательства. Она прекрасно знала, как Дмитрий ненавидит в женщинах грубость и вульгарность, и до сегодняшнего дня не проявляла этих качеств своего характера. Неужели можно так искусно притворяться? Дмитрий молча повернулся и пошёл собирать свои вещи. Опомнившись от неожиданного приступа ярости, Люся бросилась за ним.

— Ну, дорогой, — засюсюкала она, — ну, прости меня! Я просто не могла сдержаться! Что с тобой происходит? Ты как будто избегаешь меня. Мне так стало обидно, что ты не пригласил с собой. Вот и сдали нервы. Я ведь так люблю тебя, так боюсь потерять!

Он устало присел на краешек дивана. Дмитрий больше ничего не хотел от этой женщины. Какими отвратительными и лживыми были её слова о любви! Как он не замечал этого раньше? Что за ослепление нашло на него? Затем решительно начал бросать свои вещи в сумку. Люся суетилась возле него, кричала, плакала, хваталась цепкими руками за его одежду, но Дмитрий был неумолим. Он бросил на стол ключи от её квартиры и сказал ей:

— Прости меня, Люся, но мы совершенно разные люди! Каждый из нас должен идти своей дорогой по этой жизни. Больше не ищи встреч со мной, это бесполезно. В эти дни я рассмотрел тебя — ты не та, в кого я страстно, как пацан, влюбился. Будь счастлива с другим мужчиной.

Он ушёл, оставив свою «любовь» биться в притворной истерике.

Приехав в свой город из командировки, он не пошёл домой, а снял номер в гостинице. За всю ночь Дмитрий так и не сомкнул глаз. Вспомнил, как впервые увидел Надю. Это было в автобусе. Он ехал на работу (тогда у начинающего инженера Димы ещё не было автомобиля). Все места были заняты, и ему, как и некоторым пассажирам, пришлось ехать стоя. От нечего делать он стал рассматривать людей. Ему нравилось это занятие — впервые увидев человека, по его внешнему виду определить, чем тот занимается в жизни, каково предназначение того или другого человека в ней. Вдруг взгляд его остановился на лице девушки, которая была погружена в чтение книги. Это зрелище поразило его. Он уж и не помнил, когда видел читающего человека в общественном транспорте. Или просто не обращал внимания? И как часто эта незнакомка ездит на этом же автобусе? Пока ехал, продолжал смотреть на неё. Вроде бы обыкновенное лицо, почти не тронутое следами косметики — чуть подведены глаза да неяркой помадой подкрашены губы. Не разукрашенная красавица, которые буквально наводнили современные города. Какая-то необъяснимая теплота исходила от облика этой девушки. Пока она не сошла, он не отводил от неё взгляд. Весь день ловил себя на том, что постоянно думает о девушке из автобуса, вспоминая её лицо. Он понял, что хотел бы снова увидеть её. Но где и как? Единственное место, где он может встретить её, это автобусная остановка.

На другое утро он вышел пораньше, надеясь встретиться с ней. Пропустив два автобуса, он понял всю безнадёжность своего плана. Ведь она уже ехала, когда он вошёл в автобус. Это расстроило Дмитрия. Но повседневные будни закрутили его, и образ очаровательной девушки стал сглаживаться в памяти.

Как-то в их город приехал на гастроли известный певец, в репертуаре которого были и арии из опер, и народные песни. Голосищем он обладал отменным! Дмитрий любил серьёзную музыку, потому что его тётя работала аккомпаниатором в их местном оперном театре, самозабвенно любила музыку и с самого раннего детства в чарующий мир музыкального искусства ввела своего любимого племянника. Он не часто посещал такие мероприятия, но этого вечера он ожидал с каким-то волнительным нетерпением. Придя немного пораньше, в ожидании концерта он начал неторопливо ходить по залу, просматривая стенды и афиши с фотографиями артистов. И вдруг у одного из стендов он увидел девушку из автобуса. Не сознавая, что он делает, Дмитрий подошёл к ней.

— Здравствуйте! — выпалил он.

Она с удивлением посмотрела на него и сказала:

— Здравствуйте! Мы с вами знакомы?

— Да. То есть нет! — волнуясь, как мальчишка, пролепетал он. — Но это не важно! Если разрешите, я вам всё объясню!

Она молча согласилась. Волнуясь, путаясь в словах, он рассказал ей о встрече в автобусе, о том, как потом надеялся вновь встретить её. Его рассказ она слушала с немного грустной улыбкой. Неужели она не верит ему?

Когда он закончил своё повествование, она серьёзно его спросила:

— Вы правду мне рассказали?

Он горячо начал её убеждать, что в его рассказе нет ни слова лжи.

Из театра после концерта они вышли вместе как давнишние друзья. Бродили по ночному городу, рассказывая друг другу о своей жизни. Он узнал, что Надя была из интеллигентной семьи. Отец её, полковник в отставке, преподавал на военной кафедре в университете, мать — известный в городе врач-эндокринолог. Сама Надя учится на последнем курсе в медицинском институте; решила, как и её мать, стать эндокринологом. Во время практики она насмотрелась на мучения больных, их страдания.

— К сожалению, медицина пока бессильна перед сахарным диабетом. Это заболевание — очень страшное и коварное, а лечение его не по карману простому человеку, который существует на мизерную пенсию. Мама с болью рассказывала о том, как её пациенты просят, чтобы она не выписывала им дорогостоящие лекарства, потому что они всё равно покупать его не смогут — не на что. Вот я и решила всерьёз заняться этой проблемой — сразу же начать глубокие исследовательские работы по лечению диабета.

Дмитрия тронули её слова. Столько в них было сострадания к незнакомым ей людям! А он, к своему стыду, ни разу не задумывался над проблемой нищенского существования россиян. Это его никоим образом не касалось. Сын обеспеченных родителей, окончил университет с красным дипломом, побывал на стажировке в Англии, устроился работать в престижной фирме на высокооплачиваемую должность. Он был очень доволен своей жизнью. Квартира у него была, работа устраивала, так как с юношеских лет поставил перед собой цель — добиться положения в этой жизни. Поставленная перед самим собой цель была выполнена. Да и не так уж и много труда затратил он на её достижение. Учёбу в университете оплачивали родители, квартиру подарили ему за успешное окончание университета. А вот от автомобиля решительно отказался. Он решил приобрести любимую модель принципиально на свои заработанные деньги. И впервые он задумался о том, как вокруг него много людского горя, которое он никогда не замечал рядом с собой. «Да, правильно говорила бабушка: сытый голодного не разумеет. Как верна эта пословица!» Впервые он почувствовал что-то вроде неудовлетворённости за свои жизненный принцип: «Лишь бы мне было хорошо, а до других нет дела». Ещё несколько минут назад этот, казалось бы, незыблемый закон в его жизни, разлетелся вдребезги после разговора с Надей.

Молодые люди стали часто встречаться. Удивительной девушкой была Надя! Чистая, светлая, целеустремлённая! Во всех приятных мелочах, которые дарила ей жизнь, она видела радость. Папины студенты сдали экзамены и получили распределения по специальностям — здорово! Мамину пациентку, у которой трое детей, вытащили с того света — замечательно! Старший брат наконец-то вместе с семьёй въехал в отремонтированную квартиру — молодец! Её однокурсница выздоровела после затяжного гриппа и сегодня была на занятиях — хорошо! Так она смотрела на жизнь. Ничто её не оставляло равнодушной. Теперь и он понимал, как нелегко живётся охраннику Денису в их фирме. Парень пришёл из армии и хотел поступить в институт на вечернее отделение. Но желание его стало неосуществимым, когда он узнал, что дни матери сочтены. У неё было онкологическое неизлечимое заболевание, и Денис копил деньги на похороны самого родного человека. Сестрёнке было всего пятнадцать лет. Какая уж тут учёба! Дмитрий начал видеть обездоленных людей и с сочувствием к ним относиться. Исчезла скептическая улыбка с его лица, когда он осуждал рассказы людей о жизни, по его мнению, не заслуживающих его драгоценного внимания — о бедах или проблемах какого-либо человека. Ему интересно с ней было всегда. Он скучал о ней, когда они были в разлуке, даже самой короткой. Дмитрий понял — влюбился! Наконец-то и ему улыбнулось счастье — любить! Дмитрий решил признаться Наде в любви в торжественной обстановке: пригласить в ресторан, заказать соответствующую случаю музыку, надеть на палец кольцо, которое он приобрёл заранее. Но вышло всё немного не так. За время знакомства с Надей он уже много раз бывал в гостях у Кондратьевых и знал всех её родственников. Дима был приглашён на день рождения Нади. Когда все родственники поздравили именинницу, и очередь дошла до него, тут-то он и сделал ей предложение.

— Надя, я желаю, чтобы мы были рядом друг с другом и всегда вместе шли по жизни. Я тебя очень люблю. Будь моей женой!

Какое счастье отразилось в её глазах! Видно было, что она ждала этих слов. Конечно же, она дала своё согласие на его предложение. Оба взволнованные, счастливые, в эту ночь они говорили о будущей совместной жизни, клялись друг другу в любви. Свадьбу решили сыграть после того, как Надя окончит институт.

И вот они в браке уже пятнадцать лет. Как же дружно и интересно жили! Родились дети, желанные и любимые. У обоих была интересная работа, отпуска брали в одно время и вместе ездили по туристическим путёвкам по знаменитым местам мира, чтобы познать неизведанное, интересное. Денег на путешествия хватало, а дети в это время находились под присмотром бабушек и дедушек. Вспомнил, как зимой вместе с детьми выезжали на турбазу и в лесу встречали Новый год. И попадали в сказку, на короткое время вернувшись в детство, когда из леса на их зов выходили старый, традиционный, новогодний Дед Мороз с очаровательной Снегурочкой. Сколько радости этот праздник доставлял детям! Да и, что греха таить, взрослым тоже. Такое ликование было вокруг! Отсветы костра весело бегали по лицам людей, которые, взявшись за руки и образовав хоровод, дружно пели «В лесу родилась ёлочка»… Неужели этого уже больше никогда не будет?! Как мог он всё святое, что связано с его семьёй, предать и забыть ради этой лживой шлюхи? Где был его рассудок, когда он предавался мечтам о счастье с этой продажной девкой? «Да, сменял бриллиант на бросовый камушек», — горько усмехнулся он, вспомнив бабушкину пословицу.

До утра проворочался Дмитрий в постели без сна. Вся его жизнь с Надей прошла перед глазами. Вот уж, воистину, с жира взбесился. Он решил идти с повинной к Наде. Купив букет тёмно-бордовых роз (любимые Надины цветы) и беспрепятственно доехав до дома, Дмитрий своим ключом открыл дверь и замер в прихожей. В глубине квартиры слышался голос Люси. Видно разговор начался не сейчас.

— Конечно, мы будем помогать детям, мы с Димой уже обсуждали этот вопрос. Не много, ясное дело! Мы ведь не великие миллионеры! Но не беспокойтесь, детям на игрушки хватит! — И она цинично засмеялась.

Послышался спокойный голос Нади.

— Я вас ещё раз прошу покинуть мою квартиру. Все вопросы наших с мужем отношений мы решим без вас…

— Нашу квартиру, милочка, нашу! И потом, какой он вам муж? Он мой, только мой муж! А вы-то тут при чём? Вы ведь, как врач, знаете, что у мужчин наступает период, когда он, наконец, находит единственную свою женщину — красивую, молодую, здоровую. И для него теперь эта женщина — я! А вам со своим выводком пришла пора отодвинуться в сторону. Я всегда не понимала баб, которые стараются детьми удержать мужиков. Клуши! Что ещё скажешь?

Она явно издевалась над Надей. Дмитрий взбеленился от злости. Какое право она имела явиться сюда? Кто ей его дал? И подленький голосок внутри самого себя ответил на его вопрос: «Ты, ты дал ей это право!» И он немедленно принял решение. С сильно бьющимся сердцем Дмитрий вошёл в комнату, подошёл к Наде, поцеловал её и нежно произнёс, преподнеся цветы.

— Здравствуй, любимая! Я вернулся к тебе из очень неприятной и грязной командировки навсегда. Я жду твоих слов с таким же трепетом, как преступник приговора суда. А это, — он показал рукой на Люсю, — моё преступление, за которое перед тобой я день и ночь готов нести ответ.

Только он успел сказать эти слова, Люся, как разъярённая пантера, подлетела к Наде и вырвала букет у неё из рук.

— Не-е-ет! — истошным голосом завопила она. — Он тебя просто разыгрывает, смеётся над тобой! А ты, старая дура, поверила ему! Ты же мой, только мой, правда, любимый?

Люся подлетела к нему и повисла у него на шее. С отвращением расцепив её руки, он суровым голосом произнёс.

— Хватит комедию ломать! О нашем совместном проживании не может быть и речи. Мы это обсудили с тобой при расставании. А теперь покинь мою квартиру сама. Я не хочу применять силу. Исчезни из моей жизни навсегда! Я понял, что люблю одну-единственную женщину в этом мире — только свою жену, а до других мне нет дела.

Люся с громкими ругательствами вылетела вон. Дмитрий же, подойдя к Наде и глядя ей в глаза, умоляющим голосом произнёс.

— Прости меня, дорогая и единственная моя жена. Прости ради нашей любви, которую я запятнал, но обязательно очищу от грязи. Дай мне шанс, и мы начнём нашу семейную жизнь с чистого листа.

— Давай попробуем, — сквозь слёзы промолвила Надя. — Но этот шанс будет для тебя первым и последним. Ты знаешь, что своё слово я держать умею.

Дмитрий достал коробочку из сумки и открыл её. Он взял кольцо, которое мечтал надеть на пальчик Люси в залог своей бесконечной любви. Но только теперь он понял, что чистую и бесконечную любовь он испытывал именно к своей жене, а всё, что было связано с Люсей, оказалось лживым, омерзительным и непристойным фарсом. Он надел колечко на палец Нади и прошептал:

— Будь моей женой, милая! Клянусь, что больше я никогда не причиню тебе горя!

В это время в комнату вбежала дочка и с криком «Папа вернулся!» кинулась в его объятия и принялась покрывать поцелуями его лицо. У Дмитрия на глазах появились слёзы. И это счастье, свою семью, он обрёл вновь. Дмитрий посмотрел на Надю и увидел, как увлажнились и потеплели её глаза.

 

© Валентина Орлова

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
127

2
Отзовись, читатель!

avatar
2 Ветка отзывов
0 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
2 Число отозвавшихся
Наталья МихайловаНетта Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Нетта
Гость
Нетта

Какая сущая дьяволица, эта ваша Люся! Ужасная женщина, курит, пьёт, вульгарная, очень хорошо, что Дмитрий вовремя одумался и вернулся к ангелоподобной Нине.
А если серьёзно, то весть текст мне видится одной большущей стигмой, простите, автор.

Наталья Михайлова
Гость
Наталья Михайлова

А рассказ мог вполне получиться: несмотря на явную неуклюжесть, в рассказе присутствует душа…
Казалось бы, похожая история, но представленная по-своему: и комично, и трагично одновременно. Жаль, что автору не хватило мастерства, чтобы вывести рассказ на должный уровень
В глаза бросается изобилие штампов: «Кинулась в его объятие и принялась покрывать поцелуями лицо», «С большим профессионализмом стала исполнять перед ним «танец живота», «Когда продукты были доставлены», «Когда он закончил своё повествование» и т.д. Но как удачно, безо всяких штампов описана внешность Нади и поведение героя вовсе не приглажено и выглядит по-медвежачьи искренно, даже вызывая симпатию. Герои — живые! Наши! Мало кому из авторов удалось изобразить такую, по сути реальную действительность. Теперь подобное состояние усталости от жизни называют эмоциональным выгоранием, что и случилось с героем повести. Только борьба с этим состоянием чуть не обернулась ещё большей бедой. Спасибо мудрой жене Надежде!