Татьяна Полуянова. Курай

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 11, средний балл: 3,55 из 5)
Загрузка...

Луна, ночь, фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 20.04.2017 г.

Об авторе. Полуянова Татьяна Викторовна, 58 лет, родилась и выросла в Сибири. Писать начала сравнительно недавно. Пробует на вкус разные прозаические жанры: от современной прозы до хоррора и нуара. Участница многих самиздатовских конкурсов, известна на «СИ» как Татьяна Юрина. Публикации: повесть «Белый Старик» в журнале «Север» (2013 г.), рассказ «Мы рождаемся и умираем часто» в журнале «Встреча» (2017 г.).

 


 

Курай

 

Вот ведь ирония судьбы: был рядом, тянул одеяло на себя, мешал писать, тормозил, сдерживал, убивал вдохновение, бесцеремонно выдёргивал из него в самые неподходящие моменты: то просил разыскать его носки — какая низменная проза! А то вдруг ни с того ни с сего в нём вспархивала нежность — уносил её в постель прямо из-за письменного стола. Не хотел читать её рассказы, а потом хвастался перед друзьями, что это он подсказал ей лучшие идеи. Понятно, человек привык быть первым, главным. Естественно, ведь это мужчины — охотники на мамонта, воины, покорители и испытатели. Именно мужчины двигают эволюцию… А место женщины…

Нет, Ульяна никогда не согласится на кухонный рай!

И вот, наверное, бог услышал её мольбу освободить от Кости, от странной всепоглощающей зависимости от него, от его настроения, работы, его чувств.

Нет, он не стал унижать их расставание сценами объяснений и глупыми прощальными записками. Он просто взял рюкзак — и ушёл. Ушёл не к другой. Ушёл от неё. Должно прийти облегчение…

Почему же так пусто на душе? И больно… Разве пустота может болеть?

 

Единственное, что Ульяна вынесла из супружеской жизни с физиком — это правило: природа пустоты не терпит.

Арфы нет, возьмите бубен!

И закружилось: контракты, издательства, телевидение, конференции, встречи с читателями. Известность, тиражи, гонорары, банкеты, рестораны. Были и мужчины. Но кто они ей? Чужие люди. Не каждого поклонника можно допустить до тела. А уж до души…

Правду говорят, ад — это мы сами. Бессонница не приносила идей, не рождала новых сюжетов, не рисовала образов. Она закручивала вокруг тела простыни, увлажняла подушку и зажигала жажду, которую не в силах погасить ни вода, ни более крепкие напитки. Ульяна чувствовала себя опустошённой. Пустой, никчёмной, никому не нужной. Брошенной женщиной. Бросовой бабой.

Интересно, что Константин ушёл, когда она наконец-то закончила свой роман и уже начались переговоры с редакцией. Когда она была на пути к вершине. Что это? Ревность? Не смог перенести её будущее признание, известность? Но у него и самого этого признания — выше крыши. Известный учёный, естествоиспытатель…

Наверное, и она в чём-то не оправдала его надежды. Пытаясь сиять сама, мало отражала его свет. Конечно, зачем ему такая жена? Два гения в семье — перебор. Генералы не женятся на генералах…

Под утро, когда на востоке уже зарозовело, забылась. В который раз снилась их первая встреча.

Студентов разместили в старой школе. Вместо парт — сколоченные из досок нары вдоль облупленных стен. Набитые соломой матрасы. И огромные, нескончаемые совхозные поля. Картошку копали с утра и до самого вечера, возвращались на нары в грузовиках, уже когда, едва не задевая кузов, выползали в небо тяжёлые звёзды. Костя появился позднее, через неделю после заезда отряда: задержался в какой-то экспедиции. Стоял почему-то в одних трусах на краю нар и жалобно канючил:

— Девчонки, литфак, пустите бедного физика. Обещаю не привязываться…

— А сказки ты знаешь? — неожиданно для себя спросила Ульяна.

— А то! Рассказать? — Костя радостно, будто разрешение уже получено, расстилал рядышком свой спальник.

И действительно, почти всю ночь рассказывал сказки: про звёзды и вершины, про Чёрного альпиниста и лесную фею…

Утром их поставили работать на овощехранилище: принимать и разгружать машины с картошкой, которую собирали в полях однокурсники. А потом они махнули рукой на приказ бабы Шуры — кладовщика и бригадира. Опытные водители сами отлично справлялись со взвешиванием картофеля. А Костя и Уля валялись на травке и грелись под скупым солнышком бабьего лета. Сначала ещё наблюдали издали за разгрузкой, а потом и вовсе позабыли всё на свете: лежали в обнимку и целовались. Пока бабка Шурка в кожаной тужурке не накрыла их и не погнала прутом, как забежавшихся по весне ошалелых телят, к месту работы. А ночью они выходили смотреть на падающие звёзды, загадывали желания и снова целовались.

Подул ветер и за углом старой школы что-то зашуршало, запело.

— Хочешь посмотреть, как рождаются звуки? — спросил Костя.

Он срезал ножичком какое-то растение и поднёс кусок полого стебля к губам. Родился нежный волшебный звук, который поплыл в знобком воздухе, сливаясь с другими мелодиями ночи и уходя вверх, к внимательным звёздам.

— Что это? — спросила Ульяна.

— Курай, — ответил он. — Флейта из сухого стебля.

Прислушиваясь к звучанию незнакомого слова, Ульяна повторила:

— Курай…

— Костя плюс Уля равняется рай! — Костя засмеялся и закружил её, подхватив за талию.

 

Ульяна открыла глаза, потянулась. «А ведь своим уходом он дал мне свободу! — Подумала она. — Понял, что я задыхаюсь под его давлением, чахну в его тени, и отпустил…»

 

Ульяна решила использовать подарок бывшего мужа на всю катушку. Прошли годы. Она написала много книг, стала участником многих проектов, презентаций, сделалась известным человеком, видным общественным деятелем. Овладела пятью языками, освоила йогу, большой теннис, научилась стрелять из лука и прыгать с парашютом.

Однажды она получила конверт.

«Уважаемая Ульяна Сергеевна!

…сообщаем, что вы успешно прошли испытания и тесты на психологическую совместимость… новый проект… совместный экипаж физики-лирики… Ваши знания, физическая подготовка, личные качества, профессиональные навыки, точность, наблюдательность и умение подмечать детали, подходят для выполнения задания… Полёт состоится через три месяца… цель — планета Курай… Приглашаем посетить Центр Управления и начать тренировки…»

— Позвольте познакомить вас с вашим партнёром: Константин Петрович Макаров, — сказал служащий. — Кстати, именно он открыл и дал название планете, куда вам предстоит отправиться.

— Ты? — Ульяна с удивлением вглядывалась в лицо бывшего мужа.

Служащий тактично удалился, а Костя заулыбался, и его улыбка собрала незнакомыми лучиками морщинки у глаз.

— Я. Это мой проект. Моё детище.

— Но почему я?.. — Ульяна вспыхнула от догадки. — А, ты это подстроил!

— Вовсе нет. Сам удивлён! Из тысячи кандидатов компьютер выбрал единственно совместимого по всем параметрам со мной человека — тебя! — Костя засмеялся. — И… ты ведь хочешь посмотреть, как рождаются звёзды?

— А ты?

— А я… Мне уже надоело пытаться подвергать сомнению лучшие переживания моей жизни. Хочу быть и работать с тобой.

 

Они прилетели на планету, которая называлась так же, как старинный музыкальный инструмент из сухого тростника. Ступив на поверхность, Ульяна увидела зелёную травку, деревья, бескрайнее синее небо и услышала нежные мелодичные звуки.

— Так вот ты какой, Курай! — по-девчачьи, несолидно вскрикнула она, раскинув руки навстречу тёплому ветру.

— Костя плюс Уля равняется рай, — тихо сказал Константин.

Они работали и жили в этом раю, изучали близкие звёзды и далёкие галактики, наблюдали и описывали содрогания мира. Они стали настоящими партнёрами: один дополнял другого, их совместные знания, умения, интересы, воля превращали их труд в увлекательнейшее занятие и приносило ощутимые научные плоды.

Однажды, пальцы Ульяны, быстро порхающие над клавиатурой, замерли. Она обдумывала фразу, способную уместить поразивший её образ.

Из задумчивости вывел вопрос мужа:

— Ты не знаешь, где мои носки, Улечка?

Руки бессильно упали на стол. Потеряв мысль, она укоризненно смотрела на Костю.

— Там же, где и всегда, дор-рогой, — ответила, старясь сдержать растущее раздражение.

— Да ты моя птичка, не сердись, — замурлыкал Костя, подхватывая её на руки. — А хочешь, я тебе спинку почешу?

Уложил на кровать, осторожно освободил от одежды. Водил подбородком по спине жены, и прикосновение подросшей щетины доставляло ей необычайное, нежное и одновременно острое удовольствие.

 

Иногда Ульяна задумывалась, а что будет, когда они покинут это кучерявый рай и вернутся на Землю. Неужели им вечно предстоит подтверждать пословицу: вместе тошно, поврозь — скучно? Неужели снова появится повод подвергнуть сомнению лучшее из того, что случилось в их жизни?

Но если ад — это мы сами, возможно и рай — это тоже мы? Независимо от планеты проживания…

 

© Татьяна Полуянова, 2017

258

Отзовись, читатель!

13 comments — "Татьяна Полуянова. Курай"

Подписаться на
avatar
Иващенко Галина Федоровна
Гость
Иващенко Галина Федоровна

Так просто и жизненно,а столько мудрости.Спасибо.Удачи.

Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Спасибо!
Очень рада, что вам понравилось!)

Сергей
Гость
Сергей

Слияние душ ,слияние тел , волшебно Татьяна

Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Как приятно, когда тебя понимают!
Спасибо, Сергей!)

Стелла Странник
Гость
Стелла Странник

А я ведь поставила вам очень высокую оценку!
Значение слова «курай» я знала, поэтому для меня был неожиданным поворот о планете. Признаюсь, тема звездных миров и тем более — звездных войн — не моя. Поэтому была приятно удивлена тем, как вы обыграли в рассказе фантастический элемент.
Зайду как-нибудь в ваш раздел, я ведь тоже на СИ. Правда, рассказов там не найдете. Есть эссе, очерки, обзоры и романы.
До встречи!

Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Да, мы знакомы, Стелла!
Мне очень нравятся ваши очерки о путешествиях!
Встречались на Этно (Моя планета).
Поэтому я здесь на ваш рассказ побежала. Знакомые имена всегда влекут.)
Космоопера — не моя тема. И вообще, фантастику почти не пишу. А если и пишу, она у меня всё равно получается бытовая, прозаическая. вот и здесь, полёт на планету Курай прошёл почти буднично!
Спасибо за отзыв!

Стелла Странник
Гость
Стелла Странник

Видимо, эта самая «будничность» и приглянулась мне, не любителю острых фантастических ощущений. Да, а в конкурсе Моя планета я уже несколько лет участвую. Этот конкурс люблю, но в этом году он какой-то инертный. Нет такой живости, что была раньше!

Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Спасибо, Стелла!
В этом году я Мою планету пропустила(((

Стелла Странник
Гость
Стелла Странник

То-то не увидела вашей работы! А я наоборот — с одним очерком, тремя фотоочерками и двумя эссе! (Корея, Индонезия, Древняя Греция). Но на сей раз не в составе жюри…
Ничего, вы тоже наверстаете! Можно подготовиться и к будущему. Или к Высоким Каблукам…

Светлана Ломакина
Гость
Светлана Ломакина

Татьяна, я теперь ваша поклонница. Для себя внутренне ставлю вас в один ряд с Токаревой. Отличный текст, если можно оценивать рассказы по такой системе.

Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Спасибо большое, Светлана, за тёплые слова!
Токареву тоже люблю.
Только этот рассказ — первый мой опыт в написании лирики.
Обычно пишу о другом и в других жанрах. Но очень люблю экспериментировать!

Мария
Гость
Мария

Как говорил ныне покойный Александр Иванов, бессменный ведущий «Вокруг смеха», «Не зря ты ходила по саду…». Очень рада знакомству с Вашим творчеством, уважаемая Татьяна. Просто, обманчиво обыденно и неожиданно объёмно. Браво.

Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Большое спасибо, Мария, за тёплый отзыв.
Даже неловко немножко. «Просто и обыденно» — это да, знаю, а вот «объёмно» — необыкновенно приятно. Очень рада, что получилось и оказалось созвучно вашим эмоциям.
Спасибо!

wpDiscuz