Ксения Руднева. Краски души

Страшный лес, деревья, серые, без красок, фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 21.04.2017 г. в 00:55.

Об авторе. «Руднева Ксения, студентка 3 курса ВолГУ направления «Радиотехника». Пишу, потому что это единственный способ сократить пространство в мультивселенной моего разума».

 

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

 

Краски души

 

Мир мутнел и расплывался. От резкой смены картинки я щурился и закрывал глаза.

— Прости, друг, я не хотел! Вот, держи!

Человекообразное пятно протянуло ко мне свой хобот, я инстинктивно двинул руку навстречу и наткнулся на прохладное стекло своих очков.

Картинка вновь приобрела четкость. Я хотел поблагодарить парня, чье крепкое плечо и широкий шаг стали причиной происшествия, за исправление его последствий, но в хорошем разрешении его не оказалось. Обернувшись на совершенно пустую улицу, я ощутил острую потребность в почесывании затылка, но лишь пожал плечами и пошел дальше.

День отчаянно не задался. После утреннего столкновения я опоздал на пару по «Истории зарубежной литературы», за что выслушал град насмешек от сутулого преподавателя, да и водитель проезжающей мимо машины решил, что по дороге домой мне не помешает душ из чудесной коричневатой лужи.

Добравшись до своего скромного обиталища, я переоделся и отправился в ближайший бар исправлять настроение. Однако знакомый бармен после моего долгого рассказа о несправедливостях жизни подвинул ко мне стакан с молочным коктейлем.

— Не напивайся среди недели, Роб. Я тут новое мороженное добавил, попробуй. Если понравится — внесу в меню, честное слово!

Любитель экспериментов знал, чем поднять настроение — банановый молочный коктейль с шапкой из взбитых сливок и разноцветной посыпкой лег мягким бинтом на мое раненное сердце. Бережно храня статус очкарика-сладкоежки, я отсыпал чаевых по цене алкогольного напитка, попрощался с работниками бара и направился домой.

Однако моим планам по возвращению не суждено было сбыться: в дверях бара я столкнулся с настоящей дриадой. Хрупкая девушка с длинными карамельными волосами, поправив длинное светло-зеленое платье, заставила сердце дважды подпрыгнуть, скинув повязки, и замереть. Она старалась пройти в помещение, протиснувшись мимо моей необъятной туши и не встречаясь со мной глазами. Странно, до этого момента я казался себе худым привидением.

Отступив и галантно поклонившись, пропуская сказочное существо, я улыбнулся и придержал спадающие очки. Она прошуршала юбками мимо меня и остановилась. С недоумением я выпрямился и поймал взгляд зеленых глаз, полных игривых весенних искр. Девушка повернулась ко мне, сделала короткий реверанс и лучистой улыбкой заставила прыгнуть в третий раз все мое существо.

Краски смешались в одно сплошное пятно и разлетелись ярким фейерверком. Я не успел понять, как переместился в разноцветный лес. Попробовал себя ущипнуть — перестарался и стиснул зубы с тихим шипением.

Несколько минут я пытался осознать, где нахожусь. Не получилось. Я подошел к одному из деревьев и дотронулся до листвы. Каждая пластинка выглядела, как обычный лист, раскрашенный яркой гуашью, но на ощупь это был чистый шелк. И пахло чем-то притягательно-сладким.

В глазах рябило от количества цветов, но на фоне светло-фиалкового неба это было чертовски красиво! За пестрыми кронами четко вырисовывался граненый черный шпиль замка или церкви. Так как это было единственное здание вокруг, я пошел по направлению к темной фигуре.

На входе в мрачную готическую крепость стояли женщина и мужчина с легкой сединой на висках. Одеты они были в одинаковые строгие костюмы серого цвета с черным галстуком и белоснежной рубашкой, а в правой руке оба держали грозный протазан с тремя лепестками на конце. Оружие явно послужило в боях: на древке и наконечнике виднелись глубокие борозды и потертости. Стоило мне подойти ближе к вратам в замок, как путь был прегражден этими необычными стражами, два лезвия были направлены мне в лицо. Не очень дружелюбно.

— Кто ты и что хочешь от нашей дочери? — обратился ко мне мужчина. Его голос, словно гром, отдавался эхом от стен.

Я действовал не задумываясь. В здравом уме такое в голову не придет:

— Я репетитор по русскому языку! Помогаю ей улучшать оценки по гуманитарным предметам!

Почему я подумал про школу? Выглядела та девушка моей ровесницей, но я все равно так сказал. Почему-то я не сомневался, что этот мир связан с той незнакомкой в зеленом платье. Тем не менее, моя импровизация прошла на ура. Господа родители переглянулись и уступили мне дорогу.

— Вот как хорошо, наконец-то она за ум взялась! — проскрипела мать-охранница, когда я медленно проходил мимо них. — А то после первого же семестра чуть не вылетела. Вы уж помогите ей экзамены сдать, молодой человек!

Пробормотав что-то в ответ, я распахнул ворота и оказался в огромном зале, освещаемом бесчисленными свечами, установленными у стен.

Моя дриада сидела на высоком постаменте в центре зала в неком подобии каменного трона. Ее глаза были закрыты, а поза расслабленна, так что я подумал, что она спит. Из одежды на ней был лишь длинный бесформенный балахон белого цвета, перевязанный тесемкой на поясе. В нескольких местах на ткани виднелись пятна от краски.

Я сделал несколько шагов по мраморному полу, им вторил скрип закрывающихся створок входной двери. Стоило мне пройти половину расстояния до незнакомки, как передо мной из ниоткуда возник высокий юноша в одеждах епископа века этак 16. Скользнув по мне надменным взглядом, он будто нехотя начал говорить:

— Кажется, вы ошиблись дверью. Все деградирующие особи человеческого рода должны жить в деревне за лесом.

— Дегр… Что? Почему? Отчего же? — я совсем растерялся.

— Вы плохо влияете на мою сестру, — высокомерие парня вдруг смешалось с хорошей порцией гнева. — Она должна стать адвокатом! Я не позволю ей загубить свою жизнь!

И тут я понял, почему листья в лесу разноцветные… Ответ пришел сам собой:

— Я — писатель! Я хочу описать мир, который она придумала! Он прекрасен! Но вы построили эту башню, отправляете всех куда-то… Она ведь уже сбегала? Краски, что вы отобрали, — ее часть! Зачем вы лишаете ее возможности творить?

Фигура на троне пошевелилась. Его преосвященство Брат кричал что-то про охамевших писак-недоучек, брызгал слюной и пытался ткнуть меня книгой с надписью «Право», но я не обращал на него внимания. Она меня слышит. Я шагнул на каменные ступеньки, ведущие к постаменту, и продолжил, обращаясь уже к незнакомке:

— Покажешь мне свой мир? Я видел лишь крошечную его частицу, но уже полюбил его, — девушка открыла глаза. — Раньше ведь это был обычный лес, да? Но тебе стало скучно. Наверняка есть и другие места, о которых я не знаю. Столь же необычные. Я все хочу описать… Пойдем со мной! Куда бы ты хотела отправиться?

— В деревню. Они отправили всех моих друзей туда.

— Так пойдем! — я протянул руки вперед, уже совсем не отдавая отчета в своих действиях.

Она молча встала на сидение и прыгнула точно мне в руки, но я почти не ощутил веса. Опустив волшебное существо на землю, я вспомнил про брюзжащего в стороне брата. Он все также продолжал свой монолог, эмоционально размахивая руками, но теперь уже обращался к сестре. Усмехнувшись и показав ему язык, я взял девушку за руку и побежал к выходу. Она покорно следовала за мной, но казалась безжизненной и равнодушной.

Я распахнул врата, пестрота леса взорвалась перед нами. Неизменная пара стражников с растерянным видом попыталась преградить нам путь. Присутствие этих разноцветных листьев мгновенно вернуло пленницу замка к жизни. С веселым смехом она повела меня в обход своих родителей и дальше — в лес.

Как я и думал, нам на пути повстречалось несколько строений, и каждое было больше похоже на ярмарочный аттракцион, нежели жилое здание, но в каждом нам попадались люди, что здоровались с моей спутницей, обнимали ее, подсказывали дорогу. Один раз нам пришлось обходить клубок из говорящих змей, оказавшихся одногруппницами владелицы этого мира. С тех пор, как мы покинули мрачную комнату с троном, она была улыбчива и радовалась всему вокруг, однако то и дело оборачивалась на черный шпиль. Когда деревня была уже совсем близко, девушка вдруг затихла и шла за мной, опустив голову. Я не выдержал и остановился за пару метров до выхода из леса.

— Что случилось?

— Я не разрисовывала эту часть, — в глазах ее были слезы. Я ничего не понимал, но тут была еще одна упущенная деталь.

— Роберт, — я, как мог, галантно поклонился.

— Амалия, — рассеянно ответила девушка, сделав отдаленное подобие реверанса.

— Амалия, ты хочешь найти кого-то конкретного в этой деревне? — немного подумав, та кивнула. — Знаешь, где искать?

— Думаю, да, — не дожидаясь меня, она пошла дальше.

Мы долго бродили среди разноцветных домиков всех форм и размеров, пока наконец Амалия не остановилась у деревянной покосившейся избушки. На негнущихся ногах она вошла внутрь, держа меня за руку.

За дверью была тишина. Но после пары утомительных минут напряженного ожидания из-под кровати вылез мальчик лет десяти.

— Ты жив! — девушка бросилась обнимать ребенка, совсем забыв про меня. Обменявшись парой вопросов, они оба повернулись в мою сторону. Амалия заговорила первой: — это мой старший брат. Ты видел другого его в замке, но эта его часть — особенная. Мне всегда кажется, что он изгнал ее из своей головы, чтобы заниматься «серьезными вещами», и та сбежала ко мне. Именно таким, веселым и творческим, он был в детстве, именно таким я помню его.

Мальчик искренне улыбался мне. Я думал, он будет хвастаться о том, как закончил работу сестры, что спрятался от злых взрослых, но услышал совсем иное:

— Я поговорю с ней. В замок она больше не вернется, ты можешь снять очки.

— Очки?

Я непроизвольно потянулся к окулярам и снял их. Но опомнившись, сразу надел.

Бар. Вечер. Моя дриада смотрит на меня с улыбкой, однако в глазах ее стоят слезы. Она начинает растерянно вытирать их, не понимая, что произошло. Я подхожу и обнимаю ее, слыша в ответ задумчивое: «Давно надо было с родителями поговорить».

Я не обманывал ее брата. Потом еще ни один вечер я сидел напротив Амалии с блокнотом или ноутбуком, узнавая все больше и больше о мире с разноцветными деревьями. Она вновь начала рисовать, и ее вдохновения хватало на нас обоих.

Я много всего еще написал, и повсюду чувствовался отпечаток того странного вечера. Думаю, во всем были виноваты очки, подмененные парнем с утра, но больше таких фокусов не было. Да это мне и не нужно было, ведь я повстречал свою музу.

Мой внутренний мир тоже наполнился яркими красками.

 

© Ксения Руднева, 2017

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
62

1
Отзовись, читатель!

avatar
1 Ветка отзывов
0 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
1 Число отозвавшихся
Рита Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Рита
Гость
Рита

Лёгкий рассказ. Мне понравился. Спасибо автору.