Джон Рёскин: мёртвым деньги не нужны

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 1, средний балл: 5,00 из 5)
Загрузка...

Снег, ёлки, ветки, фото, Джон Рёскин, радость навеки, рыночная цена

 

Джон Рёскин (John Ruskin) — англичанин, чьи взгляды оказали влияние на Льва Толстого и явились причиной разных утопических проектов. Он прожил почти 81 год. Это был страстный поклонник искусства, в первую очередь живописи, публицист, идеалист, верящий в «провидение» и склонный к религиозному переустройству мира, а впоследствии психически больной, пятнадцать лет проведший в уединении.

Я выбрал из его лекций под заголовком «Радость навеки и её рыночная цена, или Политическая экономия искусства» несколько цитат, которые показывают, как Рёскин, уповая на «Провидение» (с заглавной буквы), предлагал изменить положение талантливых людей, попавших в тиски капитализма и вынужденных тратить на преодоление обстоятельств половину своей жизни — с тем, чтобы наконец вырваться на волю во второй её половине, ещё не потеряв таланта, но уже приобретя озлобление на весь божий свет.

 

Леонардо где-то рядом:

«Очень может быть, что в настоящее время два или три Леонардо да Винчи заняты работами на наших гаванях или на железных дорогах, но вы при этом не пользуетесь их леонардовскими или золотыми способностями, а только подавляете или губите их. <…> …вы имеете здесь известное количество особого рода дарований, производимых для вас ежегодно законами Провидения и которыми вы можете воспользоваться, применяя их к подходящему для них делу; всякая же попытка иначе воспользоваться этими дарованиями представляет явную потерю определённой человеческой энергии. <…> …при теперешней системе мальчики, обладающие выдающимися художественными способностями, обыкновенно делаются художниками после того, как лучшая часть их юношеской энергии потрачена ими в борьбе за существование. Прежде чем хороший художник может найти себе занятия, он всегда изведает много душевных огорчений, и талант его будет значительно повреждён. Обычные дарования обыкновенно с пластической гибкостью подчиняются общественным требованиям, лестью и угодничеством добиваясь стать любимцами публики. Но ваши великие люди не склоняются перед вами, и вы мстите им, заставляя их голодать в течение всей первой половины жизни. И если художник обладает врождённым талантом, то можно с уверенностью сказать, что ему придётся вести суровую борьбу с жизнью именно в ранние годы, когда он должен быть полон радостных и счастливых надежд, когда характер его должен быть спокоен, а мысли — самые восторженные, а между тем, в этот самый критический период его жизни сердце его и бывает переполнено всевозможными мелочными заботами и тревогами; разочарования охлаждают, а несправедливость возмущает его; он становится упорен в своих заблуждениях не менее, чем в своих достоинствах, и полёт его стремлений слабеет по мере того, как надежды его не оправдываются».

«Поэтому мы главным образом нуждаемся в достаточных и обеспеченных занятиях; нужно не расточать крупных наград, которых молодые художники должны добиваться путём усилий, а доставлять всем надлежащую поддержку и полную возможность развивать имеющиеся в них дары без огорчений и унижений».

 

Предсказание айфона и осуждение маркетинга:

«Я даже слышал, как глупые люди, не стесняясь, явно заявляют, что в силу принципа политической экономии человек, придумывающий новую потребность, тем самым оказывает пользу обществу. Я не нахожу достаточно сильных слов, которые не оскорбили бы вас своей резкостью, для выражения моего удивления всей нелепости и всему вреду этого общераспространённого заблуждения».

 

Роскошь среди бедности преступна:

«…я утверждаю, что до тех пор, пока среди окружающих вас людей встречаются голодные и холодные, не может быть сомнения в том, что блеск и роскошь одежд есть преступление. Со временем, когда не будет лучшего занятия для людей, может быть, вполне правильно окажется заставлять их выделывать кружева и шлифовать бриллианты; но до тех пор, пока встречаются люди, не имеющие одеял для прикрытия кроватей и рубашек для прикрытия своего тела, следует засаживать людей за изготовление одеял и рубашек, а не за кружева».

 

Почитайте живых:

«Наше почитание мёртвых, когда они действительно мертвы, представляет нечто удивительное, а наш способ проявлять это почитание ещё более поразителен. Мы выражаем это траурными перьями и лошадьми, траурными одеждами и яркими геральдиками; выражаем это дорогими обелисками и скульптурными изображениями нашего горя, портящими половину наших самых прекрасных соборов. Мы выражаем это ужасными решётками и склепами, мрачными плитами среди весёлой травы и, наконец, что играет далеко не последнюю роль, выражаем наше уважение к мёртвым, позволяя себе высказывать в эпитафиях столько всевозможной лжи, сколько считаем это любезным и не возмущающим своей неправдоподобностью. Такое выражение чувств к умершим свойственно всем, как бедным, так и богатым; и мы все знаем, сколько бедных семей готово почти разориться, чтобы засвидетельствовать своё уважение к некоторым родственникам, покоящимся на кладбище, и о которых они нимало не заботились при жизни».

 

Мучители и приспособленцы, заедающие жизнь честных тружеников:

«…как мне кажется, одним из главных препятствий, задерживающих прогресс современного искусства, и являются именно эти высокие цены на современные хорошие картины. Действительно, уясните себе прежде всего то, какое духовное влияние на художников имеет высокое вознаграждение. <…> …даже если он [художник] слишком горд, чтобы думать это, то всё же приманки богатств и почестей отвлекают его от честного труда и заставляют усиленно стараться обращать на себя внимание, так что он постепенно лишается и духовной мощи и отступает от честного направления. <…> но вред не ограничивается этим, так как возможность достигать этим путём славы и богатства служит постоянным искушением, побуждающим сделаться художниками даже людей, не обладающих действительным талантом, и которых пленяют только такие низменные интересы. Эти люди мучают и оскорбляют терпеливых тружеников, затмевают и устраняют все нежные и хорошие картины своими яркими и грубыми рисунками, портят вкус публики и, насколько могут, наносят величайший вред современным им школам искусства; так что невольно удивляешься тому, какое великое зло может быть сделано такими ничтожными дарованиями. И если б вам удалось тем или другим способом понизить цены на картины, то вы сразу удалили бы с арены искусства всех этих господ, мешающих его [истинного художника] успеху».

 

Не ради денег:

«…никогда ещё в мире не была сделана хорошая работа за деньги и никогда мысль о деньгах не влияла благотворно на душу художника».

 

Все люди — враги:

«Я говорю «посмотрите», но тщетно. Вы не можете видеть, потому что не в состоянии понять ту боль сердца, с какой молодой, страшно чуткий художник пробивается в непроглядном мраке; того строгого голоса в его душе, которого вы не слышите; его тщетного, страстного удивления перед предметами, которых вы не замечаете; его мечты о трудах, которые он мог бы выполнить, если б только обладал спокойствием и свободным временем, — мечты, недоступные и неосуществимые, потому что никто не даёт ему возможности насладиться спокойствием и свободным временем. Все друзья оставляют его; те, кому он готов был бы повиноваться с наибольшим уважением, относятся к нему высокомерно и парализуют его энергию; и, наконец, ужаснее всего то, что люди, наиболее неизменно верящие ему, страдают всего сильнее; глаза его жены в сладостной надежде блестят всё лихорадочнее по мере того, как бледнеют её щёки и маленькие губки, бескровные и запекшиеся, которые, как он знает, хотя никогда он этого и не увидит, со временем гордо содрогнутся, услыхав упоминание его имени как «нашего учителя».

 

Не ждите, когда они умрут:

«Существует, однако, другой пункт, и ещё более важный, по вопросу о покупке, чем это понижение цен до разумного предела. Я разумею то, что вы должны передавать вашу плату в руки живых людей, а не класть в их гроба».

 

(Цитаты даны по изданию: Рёскин Д. Радость навеки и её рыночная цена, или Политическая экономия искусства. М.: КомКнига, 2007. Изд. 2-е. Пер. Л. Никифорова, 1902 г. Репринт издания того же года.)

 

В заключение, в силу неистребимой своей иронии и абсолютного неверия в любые идеалы, я приведу цитату уже не из Рёскина, а из Карела Чапека:

«У людей, знаете ли, хватает терпения искать алмазы в печке и жемчуг в море, а вот отыскать дарования и таланты, чтобы они не пропадали впустую, это никому не придёт в голову. А жаль!» («История о взломщике и поджигателе»).

 

© Олег Чувакин, 24 марта 2016

0

Отзовись, читатель!

8 comments — "Джон Рёскин: мёртвым деньги не нужны"

Подписаться на
avatar
Гость

Почему он — Рёскин? Ruskin читается примерно как [’раскин], насколько я знаю.

Гость

Так утвердилось с дореволюционных времён в России. Да и нет у нас в языке точных замен английским звукам.

Гость

Это однозначно открытое короткое «а», а никакое не «ё», чего они выдумали? Правил английской орфоэпии не знают, похоже. З. Ы. Возможен вариант с кратким «у», но никак не «ё».

Гость

Все бумажные книги, которые у меня есть, написал Рёскин. :) И репринт, и издание «Б.С.Г. пресс» (2006 г.). В Википедии даны оба варианта написания, но вариант с «ё» стоит первым.

Гость

Я про то, что в английском произношении это никак не читается как Рёскин. Мне поэтому интересно, на чем основано такое написание. Но оно просто есть и все, ни на чем не основанное.

Гость

Выпьем.

Гость

Лучше обойдемся))

Гость

И ещё стаканчик.

wpDiscuz