Альбина Шабалина. Лучший подарок на Восьмое марта

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 4, средний балл: 3,25 из 5)
Загрузка...

Паста, макароны, тесто, мука, яйца, скалка, 8 Марта, фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 07.04.2017 г.

Об авторе. Шабалина Альбина Николаевна, домохозяйка.

 


 

Лучший подарок на Восьмое марта

 

После рождения сына с Миланой стали происходить необычные вещи. Просыпаясь по ночам, она видела перед собой клубок перевивающихся между собой разноцветных светящихся нитей. Не моргая и не отрывая взгляда, Милана рассматривала странное видение, которое постепенно, словно испугавшись, что его застали врасплох, исчезало. Страха не было. Милана вновь засыпала. Диковинное видение появлялось не каждую ночь, а лишь изредка. Поэтому от одной встречи до другой Милана успевала забыть о нём. Но когда подобных «столкновений с миром иным», как она его сама шутливо называла, накопилось достаточно много, Милана начала ощущать беспокойство. Ей была непонятна природа возникающих видений. «Что это? Результат переутомления? Недосыпа? Или я потихоньку схожу с ума», — с ужасом размышляла она после очередного «свидания». Ей никак не хотелось верить в то, что это инопланетяне пытаются выйти с ней на контакт. Но такая мысль тоже была.

Заботы о новорожденном забирали всё время и все силы. Милана была не против: рождение сына было долгожданным и радостным событием. Прогулки, кормление, стирка и глажка заслоняли ночные переживания, да и делиться подобным Милане не хотелось. Она предвидела два варианта реакции: смех, шутки и издевательство, в одном случае, и опасение за её психическое состояние, в другом. Ни то, ни другое ей было не нужно. Поэтому она просто продолжала жить с этим, надеясь, что всё прекратится само собой.

А потом Милана начала слышать разговоры. Нет, не голоса, не звуки. Мысли. Чьи-то мысли, случайным свидетелем которых она становилась, когда мыла посуду или готовила еду. В голове появлялись реплики двух людей, которые о чём-либо беседовали. Но потом эти разговоры забывались, хотя казались любопытными. Однажды Милана решила записать услышанный диалог. Спустя какое-то время услышала другой и тоже его записала. Честно говоря, она понятия не имела, что будет делать с этими отрывками, но они напоминали ей фрагменты художественного произведения. Поэтому она стала думать, что возможно, когда-то она напишет книгу с этим сюжетом.

Годы шли. Милана вышла из декретного отпуска и закружилась в танце: работа — дом — ребёнок. Вскоре она переехала на новое место жительства. Разноцветные клубки перестали являться к ней по ночам. И про книги она совсем позабыла. Теперь все её силы были направлены на то, чтобы заработать как можно больше денег, потому что нужно было выплачивать кредит и делать ремонт в купленной старенькой квартирке.

Прошло ещё несколько изнурительных лет. Милана чувствовала себя уставшей, даже вставая по утрам, чтобы идти на работу. А в отпуске от бессилия плакала: «Я больше не хочу так жить. Я так больше не могу. У меня больше нет сил». И тащила лямку дальше. Но однажды она поняла, что хочет больше времени проводить со своим ребёнком, а не с чужими детьми, которых не интересует её предмет. А так как на работе не захотели идти навстречу и предоставить ей сокращённый рабочий день, Милана уволилась.

Ей тяжело было принять это решение, уйти в «никуда». Но она верила, что поступает верно, следуя за правилом: «Чтобы найти новый путь, надо уйти со старой дороги». Возможно, в её голове было слишком много стереотипов, которые управляли ею. «Если человек занимается любимым делом, он никогда не устаёт от работы», — неотступно звучало в её голове. «А я не люблю то, чем я занимаюсь. Может быть, я должна найти другую работу? Заняться чем-то другим?»

Милана попробовала писать статьи для местной газеты. Сначала эта работа вдохновила её, но ненадолго. Темы, которые предлагала редактор, были скучны и неинтересны для неё. А те темы, которые предлагала Милана, редактор называла «слишком глобальными». Потом она почему-то решила, что ей необходимо освежить свои знания греческого языка, и она с головой окунулась в штудирование своих учебников. С упоением смотрела фильмы на греческом языке. И даже сделала пять видео уроков греческого, надеясь привлечь желающих заниматься этим необыкновенным языком. Но никто не заинтересовался. Милана искренне не понимала: каждый раз она с энтузиазмом бросается в очередную деятельность, но всё это заканчивается, практически не начавшись.

Безуспешные попытки предпринять что-то новое и насущные потребности заставили Милану смириться и вернуться на стезю преподавания. Она даже договорилась о собеседовании, и пришла на него. Но женщина, с которой она должна была встретиться, не появилась. Просто забыла о назначенной встрече. Разочарованная произошедшим, Милана вернулась в свою квартиру и, размышляя над вопросом: «Почему всё так произошло?», машинально взяла с полки свой старый дневник.

На открывшейся странице она прочитала отрывок, который записала шесть лет назад. «Завтра же сажусь за компьютер и вношу все свои записи. Больше не откладываю. Возможно, именно для этого мне даётся свободное время». С того дня Милана начала писать книги. По ночам она снова стала просыпаться от странных видений: не только цветных клубков, но и странных фигур и существ и человеческих силуэтов, которые проплывали мимо её кровати. А днём, ополаскивая тарелку, она слышала разговор людей, который спешила записать, потому что уже поняла простое правило: если понадеешься, что сделаешь это позже, мысль уплывёт, и ты уже не сможешь её воспроизвести такой, какой она была. «Наверное, именно это ощущение у писателей и называется вдохновением», — думала она.

Для Миланы было странным и необычным то, чем она занималась. Она сама не могла объяснить, как происходит процесс творчества, она просто подчинялась тому, что слышала. Некоторые действующие герои были такими настойчивыми, что не давали Милане заснуть. Они поднимали её с постели и рассказывали ей свои истории. Она лишь послушно записывала их. Иногда по девять-одиннадцать листов сразу, от чего болела кисть руки. Но боль проходила, а необыкновенная история оставалась. Больше всего Милану удивляли истории, которые рассказывали мужчины. Ей казалось естественным писать о женщинах, ведь она сама была таковой. Что она могла знать о мужчинах?

Периоды особого напряжения творческой мысли чередовались с периодами сомнений: «На правильном ли я пути? Или пройдёт время, и как всегда, окажется, что я занималась этим напрасно?» Сорок пять лет — не слишком подходящий возраст для начинающего писателя. К этому возрасту люди уже предлагают читающей публике что-то стоящее: то, что раскупают с книжных полок, о чём говорят, что переводят на другие языки. Милана даже не могла определиться, в каком жанре она будет работать: приходили то психологический роман, то любовные рассказы, то сказки для детей, то мистика, то фантастическая история, то ужастик.

Восьмого марта с Миланой произошло самое большое чудо. Она чистила картофель, и услышала разговор девушки, кое-как добравшейся до гостиницы, расположенной у чёрта на куличках, с дамой, принимающей гостей. Отложив в сторону недочищенный картофель, Милана взяла ручку и бумагу и быстро записала всё, что услышала. Идеи часто приходили именно тогда, когда Милана находилась на кухне, поэтому ей очень нравилось высказывание, связывавшее приготовление еды с писательским трудом: «Творчество кулинара и литератора существует по одним и тем же законам гармонии, основаны на воображении и вдохновении, которые повседневный быт обращают в поэзию». Милане нравилось готовить, она с удовольствием проводила время на кухне. Вероятно, там же толпились многие герои её книг.

Благополучно дочистив второй картофель, Милана вновь схватила бумагу, записывая второй сюжет. Затем был третий, четвёртый, пятый и шестой. Такого фонтана изобилия не было никогда. Милана удивлялась такой роскоши идей, которые сыпались на неё в тот день. «Наверное, потому что многие писатели сегодня не работают, а отмечают праздник. А сюжетам надо куда-то постучаться. А я не гуляю, не выпиваю. Вот они все ко мне и летят», — радовалась Милана такому чудесному подарку. Она считала, что это ненаписанные произведения ищут своего автора и нашёптывают ей свои истории. Или иные миры хотят рассказать о себе и вплывают в её сознание, повествуя о своих законах и традициях. Или поток прошлых событий проносится через её кухню, и она попадает в роскошный зал позапрошлого столетия.

Однажды ночью Милана открыла глаза и увидела искрящийся свет, исчезающий в щели. «Это портал! Я видела портал в другой мир!» — радостно подумала Милана и, перевернувшись на другой бок, подумала: «Интересно, какая история сейчас хочет, чтобы я её записала?» В голове всплыло: «Рассказ про Душу. Её зовут Амина». Милана тотчас встрепенулась: «Амина?» Имя показалось ей необыкновенно подходящим для нежной героини, о которой она начала писать три месяца назад. Нужно было встать и обязательно записать его, иначе утром она даже не вспомнит о том, что оно приходило. Милана сделала над собой усилие и включила свет, взяла в руки бумагу и ручку и начала записывать знакомство мальчика с печальной Душой, которая после завершения контракта должна была вернуться в пещеры. Разговор оказался долгим. Милана писала и писала. Оказалось, что с мальчиком пришёл его дедушка: у него было много, о чём он мог рассказать… Милана легла далеко за полночь.

А другой ночью Милана открыла глаза и увидела сидящую за её столом вполоборота пожилую полную женщину с седыми короткими кудряшками. «Агата Кристи! — ужаснулась Милана, писатели к ней ещё никогда не приходили. — Интересно, она хочет поведать мне одну из тех детективных историй, что не успела написать?»

Милана давно уже приняла решение не бояться являющихся к ней по ночам призраков: «Это образы историй, которые хотят, чтобы я их написала», — успокаивала она себя, но всё же крестила края кровати от возможных ужасающих монстров.

 

© Альбина Шабалина, 2017

71

Отзовись, читатель!

3 comments — "Альбина Шабалина. Лучший подарок на Восьмое марта"

Подписаться на
avatar
Гаянэ
Гость
Гаянэ

Ненаписанные истории ищут своего автора. Как это красиво и романтично! Иной раз думаешь: почему автору пришла идея именно это истории? Наверное, так же — через портал. Это мужчины могут позволить себе творить, сидя за столом и полностью сосредоточившись на тексте. Женщинам приходится делать еще кучу дел. Поэтому к ней и приходят идеи на ее рабочем месте — на кухне. Даже великой Агате Кристи идеи новых произведений приходили во время мытья посуды. Возможно, таким же образом, как и у героини рассказа.

Альбина
Гость
Альбина

Меня читают! Спасибо! Как я рада!

Анна
Гость
Анна

Очень интересно и образно написаны настоящие муки писательского творчества. Это огромный духовный мир и психологическая нагрузка на одного человека. Такой Писатель не лишён и смелости от наплывающих в его сознание видений. И только сила Таланта , тяга к Творчеству — способствуют укреплению этой смелости. Я рада за ваш замечательный рассказ.

wpDiscuz