Небо в васильках

Небо, голубое, васильковое, облака

 

Последний обзор рассказов, представленных на конкурс «История любви». Далее будет финальный список.

Напоминаю: до конца приёма рассказов на конкурс осталось двенадцать дней. 10 июля в 23 часа 59 минут с утомительным делом разбора писем, в которых организатора то называют хамом, то благодарят от чистого сердца, будет покончено. Жюри займётся повторным чтением опубликованных на сайте текстов и формированием списков: длинного и затем короткого, финального. Или одного только финального — решение зависит от количества тех, кто, по мнению жюри, достоин упоминания в каких-либо списках.

Предлагаемый мною обзор поступивших рассказов — последний. За оставшиеся дни, разумеется, придут ещё тексты, но я уже не успею о них отозваться. Вести конкурс (если ведёшь его по-настоящему, без халтуры, если читаешь всё присланное, да не по разу) — большой труд, и я прошу это понять и принять.

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

 

 

* * *

 

Волосы простые русые, глаза обычные карие, фигура не первоклассная. Странная дружба, странная любовь. Стоп. Да разве бывает любовь не странная? Поглядите-ка на пары вокруг. Редко о ком скажешь: созданы друг для друга!

И герой выбирает в жёны стройную, рыжую и зеленоглазую. А как же счастье?..

Читайте рассказ юной Дарьи Земляной из Беларуси о тихом смехе ветра.

Странным путём шла по жизни и героиня рассказа Е. Косенкова «Через двадцать лет после ошибки». «Дура я, — говорит она. — Молодая и восторженная идиотка. Красивой жизни захотелось. Да только все эти годы я думала только о тебе. И пыталась найти».

Связующей нитью рассказа служит простейшая истина: романтику счастья не приобретёшь за деньги и не заменишь красивой жизнью. Банально, да? Но героям требуется два десятка лет, чтобы это усвоить. На долгом тернистом пути один из них успевает превратиться в старика — и душою, и телом…

Зато герои рассказа Семёна Юрьевича Ешурина точно знают, что им нужно. У обоих наготове нечто вроде обоюдного теста. Осталось лишь ответить на вопросы. Ответят — и марш в загс.

Уложись с историей любви в пять минут!

Героиня рассказа Татьяны Летовой «Не говори мне о любви» проходит совершенно иной тест — испытание сковывающим члены страхом. Небесным страхом! Так уж вышло, что она влюбилась в лётчика, а сама с детства боялась высоты. И вот теперь — не на горку и не на третий этаж, а в кабину самолёта!

Может, не брать пилота в любимые и мужья?

Но кого тогда взять? Принца на ослике? Мужика с кувалдой, который сморкается в рукав? Умника-очкарика? Лентяя? Делового парня с долларами? Не-е-ет!

С небес опустимся на грешную землю. Пусть овеют нас ароматы Востока. Полюбуемся горячей красотой, попробуем на вкус звучное персидское имя.

— Откуда у тебя такое красивое имя — Назханум? — Она смущённо пожала плечами, а он продолжил: — На Кавказе чаще встречается это имя. Вообще, оно пришло из Персии и означает «грациозная госпожа».

Не девушка, а песня! Имя её сулит любовь и счастье. Увы, тернист путь Назханум, героини рассказа Ренаты Кадыровой.

Экскурс в прошлое. Потёртая лента на руке. Та самая, что была повязана любимой много лет тому назад. История любви из прошлого и настоящего и запах травы от футболки — в коротком рассказе Анастасии Нелаевой «История одной женщины».

И экскурс… в будущее.

Ты приходила? В доме отчётливо пахнет тобой, и форточка в нашей комнате открыта, я точно помню, что закрыл перед уходом. На коврике возле кровати конфета из нашего любимого японского ресторанчика, помнишь, зелёные такие, имбирные.

Его зовут Вадим Самойлов. Он — главный герой эпистолярного рассказа Нетты Таль.

Её зовут Юлия Самойлова. Она — героиня рассказа. Таинственная.

Вадим любит Юлию. Но почему он пишет ей? Где она?

Думается поначалу, что супруга в отъезде. То ли по работе, то ли отдых у неё такой — не семейный, а отчего-то одинокий. Устала от мужа и детей.

Потом думается, что эта пара в разводе, но Вадим по-прежнему любит Юлию. И недаром лик светлой любви омрачает явление тёщи!

Да только почему же двое детей остались жить с разведённым супругом?

Вадим словно бы видит свою жену на улице — и бросается ей вдогонку.

В квартире он находит её конфету. Слышит её запах.

И снова пишет письма по электронной почте. Привет, любовь! Но письма остаются без ответа.

Впрочем, один ответ Вадим получает…

Ещё один оригинальный лирический сюжет прослеживается в коротком тексте Марка Котлярского. Всего на двух страничках автору удалось проследить тонкую связь между двумя любовями, поймать ниточку, соединяющую прошлое с будущим. И отразить в словах самый ценный момент человеческой жизни — осознание настоящего.

Путь судьбы предстаёт перед нами и в другом тексте, автором которого является Мария Гарайс.

Что написано в письмах, которые перечитываются, а затем сжигаются? Встреча двоих состоится спустя долгие годы, и восторг с тоскою пополам скомкает души. В чём же виновата старая тётушка? Слишком слабо настаивала на своём!

Жить здесь и сейчас, но жить не так, как живут все, как принято. Такова идея, главная мысль лирического рассказа автора, укрывшегося за необычным псевдонимом Н.С.

«Лисьи мечты» — не просто повествование о встрече, чувствах, взаимности и о судьбе тех, кто находит себя живыми исключительно рядом друг с другом. Двое, описанные Н.С., ощущают себя грандиозным дуэтом, парой, парящей во Вселенной. Где бы они ни были — на крыше в Питере, в бассейне, в комнате, они одни во Вселенной.

Этих двоих оставить бы навсегда в молодости, сохранить гладкими и умеющими греть нос о грудь. Ибо ничего так не хочет человек, перебравшийся из молодости в зрелость, как быть похожим на других, быть в гуще других, быть таким же, как все вокруг.

Консервация живого — вот что такое чувство пары из рассказа Н.С. И это куда больше, чем история одной только любви!

Герой почти остросюжетного рассказа Константина Чарухина тоже увлечён консервацией, но несколько иного плана. Сей персонаж ближе скорее к смерти, нежели к жизни.

Хведченя живёт с Дубовчик, а любит даму с собачкой.

Дама эта совсем не чеховская. У неё и мужа-то нет. И жалеть она ни о чём не жалеет, и о Хведчене нимало не думает.

Зато думает о ней Хведченя. И этого вполне достаточно (по крайней мере, по сюжету прозаика Чарухина, вьющемуся столь же свободно, сколь и непредсказуемо), чтобы сложить историю любви, о которой одна сторона не ведает.

Читателю предстоит вздрогнуть, ибо в какой-то миг к нему придёт понимание: любовь переменяет человека химически. Химический ингредиент любви служит катализатором для бурной реакции. Капканы, землянки, лесные тропы, партизанские места — отзвуки истории сороковых годов прошлого века оживают и соединяются в единое целое в голове героя, в великий план, загогулины которого, попахивающие кровью и засадами, ведут Хведченю к победе над врагом. Пардон, к объекту страстного чувства.

Двое почти встречаются, меж ними лишь рядок деревьев, но автор ловко выдёргивает персонажа из-под самых читательских глаз, успев пред тем убить капканом собаку, а даму оставив за пределами лесных владений героя.

Но где же продолжение истории? Его нет. Разросшаяся было кульминация обращается в скорую развязку. Хведченя подготавливает новую операцию, однако о грядущих свершениях партизана XXI века читатель никогда не узнает.

Отнесёмся к замыслу прозаика со всею справедливостью: порадуемся, что лесной персонаж, чьё психическое нутро сотрясается в пароксизмах лирики, не перешёл от собаки к человеку и не обратил объект своих воздыханий в заформалиненное чучело или не поделил тело на фрагменты посредством подрыва его (тела) на фугасной мине.

Ещё один аргумент в пользу того, что умом любовь не понять, аршином интеллекта не измерить, выдвигается в рассказе Ирины Александровой «Звучная фамилия».

Она давно любит его. С первого институтского дня. Летят годы, их сменяют десятилетия, а Танька Горохова всё так же любит своего господина Сильвановского. Он женится, разводится, пьёт водку, а она терпеливо ждёт своего часа и готовится поменять фамилию. И вот час её пробил!

Ещё один любопытный ракурс любви: офтальмологический. И это не шутка, хотя Александр ЮМ — автор (вернее, двое авторов) обладает блестящим чувством юмора и умеет запечатать его в стильную словесную упаковку.

От миопии и астигматизма — к сердечному чувству! Ты молод, ты прячешь очки от публики, и преобразованный миопией рыжий коротышка Гольдберг кажется тебе однояйцевым близнецом Алена Делона. Те, кто носит очки тайком, кто предпочитает прятать их на публике в карманы и сумки, любят совсем не так, как люди со зрением на «единичку»!

Героиня Оксаны Собининой, автора рассказа «Мой д’Артаньян», обладает стопроцентным зрением. Она прекрасно видит, что такое любовь. И даже проповедует отречение от любви. От теории женщина переходит к практике.

Такую жизнь следует описывать короткими, рублеными предложениями. Продуманный план действий. Чистая логика. Никаких чувств. График встреч и контактов. Судьба под контролем. Не подпускать никого близко. Боль от любви — это не нужно!

И вдруг толчок, резкое торможение. И на секунду вы оказываетесь так близко друг к другу, что, кажется, можно услышать, как растут волосы на голове. И эта секунда решает всё. Как выстрел. Меткий, единственный.

Теория рассыпается в прах, не выдержав испытания практикой!

Другую теорию проверяет на собственной жизни Лейла, циркулирующая между французскими и испанскими курортами.

Три подряд встречи с одним человеком на разных курортах. В разных странах! Случайность? Знак судьбы? Тогда что ждёт её на четвёртом курорте?

Поиграть в шансы приглашает нас Лия-Роза Выгон, чьей незримой героиней, как думается, является не Лейла, а сам фатум…

По советским городам и весям шагает перестройка. Финал демократизации и ускорения всем известен. Какой финал случится у любви, стремительно, как новая политика, ворвавшейся в жизнь героев? «Музыка нас связала!» — поёт магнитофон. Или… развязала?

«Не сложилось…» — печально подсказывает нам Вера Надеждина, автор рассказа.

Незабываемым станет для любого читателя лирический рассказ Искандера Абдулхаерова, взявшегося изобразить любовь нежными красками даже не юности, а детства. Вернее, той тревожной грани, где детство потихоньку стирается, а вкус мороженого сменяется вкусом поцелуев. Тут как тут и Рэй Брэдбери — услужливо подаёт художнику палитру. Все мы его ученики.

Героиня рассказа, Настя, кажется моложе своих лет, представляется сущим ребёнком. Любовь отображается в виде лимонных шариков мороженого. Для одного парня — только четыре шарика, а вот для другого — все восемь!

На самом-то деле не нужны Насте никакие шарики. Встретить бы того, с кем о шариках думать не станешь! Что мороженое, когда лунный сад полон пахучих гроздей черёмухи, а небо расцветает васильками?

От неба снижаемся к морю, от голубого падаем в синее.

«Там, где всегда тепло». Так называется увлекательный пляжно-барный рассказ Ярика Ленциуса, герой которого, начинающий писатель, вовсе не хочет быть Буковски, а желает быть собой. Точнее, стать собой. Найти себя. На этом сложном пути ему помогает женщина.

Цвет её платьев меняется, но сама она остаётся натурой единой, цельной. Вспомним Франсуазу Саган, несколько раз повторившую в лучшем своём романе фразу: «У неё цельный характер». Цельность души той женщины, что в кульминационной части рассказа Я. Ленциуса предстаёт перед героем в синем платье, а затем и без платья, распространяется и на её возлюбленного. Прежде он писал рассказы только о плохом. Покинув пляж, он написал о любви.

Нет, он не Буковски. И не Саган. Тот, кто пишет о любви, имеет своё имя.

Героиня Сауле, автора рассказа «Был Мадрид», перемещается не в бар и не на пляж, а в художественную галерею. Перемещается не волею судьбы, но силою труда и упорства. Она художница, и ей сопутствует успех.

Едва ли можно этот длинный текст назвать в полной мере рассказом.

Это смесь эссе и рассказа, пятьдесят на пятьдесят. Это философская попытка показать любовь. В тексте Сауле нет ни живописи (хотя героиня художница), ни Испании (хотя действие происходит в Мадриде). Детализации нет вообще, что, в принципе, идёт вразрез с канонами реализма.

Не ощущается и течение времени. Ясно лишь, что история любви заняла ровно 58 дней.

Главное для автора — найти ответ на вопрос: что есть любовь? Бесконечна она, конечна? Не сжигает ли сильное чувство самое себя?

Надо полагать, читатель, неравнодушный к обжигающей силе любовного чувства, не останется равнодушным и к прозе Сауле.

 

 

* * *

 

Всем участникам конкурса желаю большой-большой любви, горячей, как летнее солнце!

 

© Олег Чувакин, 28 июня 2018

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
228

11
Отзовись, читатель!

avatar
4 Ветка отзывов
7 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
5 Число отозвавшихся
Инна КимТатьяна ПоповаНеттаОлег ЧувакинЗасыпкина Марина Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Засыпкина Марина
Гость
Засыпкина Марина

Олег, спасибо за обзор! Несмотря на то, что на Ваш сайт захожу ежедневно, всё равно не успеваю читать все рассказы, но после Вашего обзора я заинтригована некоторыми произведениями и обязательно их прочту.
Вы пожелали нам «любви, горячей, как летнее солнце», знаете, у нас, на Кубани, сейчас такое ГОРЯЧЕЕ солнце, что от такой любви можно запросто расплавиться)))
С уважением Марина.

Засыпкина Марина
Гость
Засыпкина Марина

Уже начала плавиться: пропустила запятую!
С уважением, Марина.

Нетта
Гость
Нетта

Очень здорово, спасибо большое за такой внимательный и художественный обзор. Одно удовольствие читать, как один рассказ плавно перетекает в другой, вы как будто бусины нанизываете — все бусины разные, но все — на один браслет :)

Татьяна Попова
Гость
Татьяна Попова

Олег, обзор, как всегда, интересный, подробный и очень полезный и для авторов, и для читателей. Спасибо! Удачного завершения большого труда!

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Олег, вы перелопатили столько рассказов и так заботливо всё сделали, начиная от иллюстраций и заканчивая обзорами, что обеспечили себе уютное местечко на писательских небесах: широкое окно в сад, который всегда цветёт, мягкие свежие холмы, блестящая лента реки, а на странице книги — или новой рукописи — кивает узорная тень от лезущей к столу сирени. Котейка трётся о ноги. И Чехов машет с той стороны дороги: заходите сегодня, Олег, поспорим! А любимая несёт чашечку волшебного кофе, который умеет так варить только она одна.