Мой д’Артаньян

Саксофон, джаз, концерт, звуки

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Оксана Собинина. От 1-го лица: «Начинающий писатель, педагог-мультипликатор, руководитель детской мультстудии, многодетная мама. Писательство — именно то, что мне нравится и приносит истинное удовольствие».


 

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

 

1

 

Лиза открыла свою страничку в социальной сети. С фотографии на нее смотрела симпатичная женщина. Деловой костюм, неброский макияж, аккуратная прическа. Только улыбки не было на губах. Пролистав страницу вниз, она вздохнула. Статьи известных психологов и арт-терапевтов, умные книги по саморазвитию, цитаты великих людей, иногда проскальзывали замысловатые рецепты неведомых блюд, посты с музыкой и милые панды. Идеальный образ.

Дом. Работа. Обучающие курсы. Тренинг. Дом. Работа. Новый семинар. Снова работа. Отпуск. Дом. И так из года в год.

Скоро день рождения. Тридцать два. Уже или еще? А что у нее есть? Чего она добилась?

По радио заиграла песня. Та самая. Сколько она ее не слышала? Года два. Даже специально удалила из плейлиста. Но сейчас почему-то не выключила. Рука непроизвольно потянулась к папке на компьютере. Спрятанная в недрах жесткого диска, она бережно хранила его фотографии, его музыку. Лиза так и не осмелилась удалить эти воспоминания.

 

 

* * *

 

Он не написал. Ни слова. Даже простой картинки из интернета не было в сообщениях.

Он не обещал. Понимала это. Но все равно ждала. Надеялась. Чуть-чуть, капельку, самую малость.

Он не написал. Хотя в сети весь вечер. Нет, нет, все хорошо. Вдох-выдох. Понимала, что этого следовало ожидать. К этому всё шло.

Странное и совершенно невозможное знакомство. Два абсолютно разных человека. Но что-то зацепило. И покатилось. Долгие разговоры по ночам. Он поднимал такие темы, о которых она никогда ни с кем не говорила. Иногда казалось, что он видел ее насквозь. Проникал в ее мозг, чувствовал даже на расстоянии. Понимал, как она сама себя не понимала. Она называла его колдуном и дьяволом. А ему это нравилось.

Совершенно безумные встречи. Украденные, вырванные, запретные. Но в те моменты она жила, как никогда раньше. Была свободна. Хотя это самообман. Она была полностью в его власти, в его плену. Добровольно. И безоговорочно.

Он никогда ничего не обещал. Это было изначальное условие. Она знала о других. Их было много. Ревновала, хотя не имела никакого права. Рыдала ночами в ванной, тихо, беззвучно. Мечтала о несбыточном. И боялась осознать, какие же чувства она испытывает к нему.

Но встречи прекратились. И сообщения прилетали все реже и реже. Да, он предупреждал, что так будет. Он может пропасть на несколько месяцев. Или насовсем. Она соглашалась, но не верила.

Каждое утро она с трудом вставала с постели, минут пять сидела и тупо смотрела в пол, пытаясь разогнать ночные фантазии. И как-то немного унять боль, которая все острее чувствовалась в районе грудной клетки. Потом одевала маску и входила в новый день. Дела, работа, заботы, встречи. И снова ночь.

Она закрывала глаза. И видела его. Снова его руки и губы. И эти колдовские глаза, будь они прокляты! Это было ее время.

С каждым днем становилось сложнее натягивать маску обыденности. Она получила глоток сумасшедшей и опасной свободы, а потом пыталась снова засунуть себя в клетку.

Он не писал. Она кусала ногти. Залипала на его фотографиях. Понимая, что это конец, не хотела признаваться в этом. Почти не улыбалась. Бродила по городу, как тень.

Безумный сон той ночью. Она не помнила его полностью, даже кусочками. Но осталось ощущение. Реальное, физическое ощущение. Такая дикая боль внутри. Черт, как выворачивало наружу. Скручивало. Сдавливало, как тисками.

В тот вечер она лежала на кровати и даже не могла плакать. Слезы сами катились по щекам, оставляя следы на подушке. Раздавлена. Уничтожена.

Так плохо никогда еще не было. Сердце это или душа, или все вместе. Она хватала кофту на груди, рвала ее пальцами, царапала себя ногтями, вопила беззвучно в подушку в надежде, что выплачет боль. Но это не помогало.

Как это называется? Пришло осознание, что все закончилось? Что больше ничего нет? А возможно и не было. Возможно, он просто шел мимо, а она сама все напридумывала.

Не вышла на работу. Сослалась на температуру и жуткую головную боль. «Кажется, это вирус…» Да, вирус.

— Люблю… люблю…

Она еле шевелила губами. Такие простые буквы, такое легкое слово. Она столько раз произносила его. Почему же в этот раз так сложно? Потому что сейчас это чувство действительно настоящее?

— Люблю… люблю…

Она продолжала шептать эти пять букв. Шептать, как молитву. Но уже не плакала. И на губах появилась улыбка. Хотя, это сложно назвать улыбкой. На зареванном, искаженном болью лице это похоже, скорее, на оскал. Да, в груди все также дико болит. Но приятно. От мысли, что узнала, каково это. Ведь кто-то живет всю жизнь, думает, что любит, а нет — привязанность, дружба, привычка. Всё, что угодно. Но не любовь. А она знает. И пусть теперь больно. Но в тот момент было хорошо. И оно того стоило.

Лиза резко отстранилась от компьютера и вытерла робкие слезинки на щеке.

«Нет, это мы уже проходили. Хватит. Туда я больше не вернусь».

 

 

2

 

Наивная, доверчивая, добрая. Чистая и открытая, она всегда хотела изменить мир к лучшему, сделать каждого хоть чуточку счастливее. Но ее порывы никому не были нужны. Кто-то не обращал на нее внимания. Кто-то смеялся над ней. А кто был похитрее, неоднократно пользовался ее доверчивостью. Даже близкие подруги ругали девушку за излишний оптимизм. И так раз за разом. Она привязывалась к людям, прощала им многое и всё еще продолжала верить в них. Даже больше, чем они сами верили в себя.

А потом она устала. Когда ее внутренние ресурсы разорвали, разобрали на сувениры, повесили магнитиками на холодильниках, сил не осталось даже для себя. Она раздарила свою доброту и радушие. И появившуюся внутреннюю пустоту она попыталась закрыть сверхурочной работой, многочисленными тренингами, обучающими семинарами и прочими пожирателями времени.

В таком темпе почти не осталось времени на других людей. И ее это устраивало. Она не чувствовала себя одинокой, выпавшей из жизни. Наоборот, столько событий происходило вокруг. И она была их участницей. Лишь бы не думать, не анализировать, не копаться в себе. И в своей пустоте.

Жизнь на бегу. Она жила в таком бешеном ритме, не успевая даже осознать, куда и зачем бежит. Ее не покидало ощущение, что она проживает свою жизнь поверхностно. События не вызывали эмоций, не оставляли следа в памяти. Как будто поезд на большой скорости проносится мимо множества станций. Вот название, вот особенность. Но поезд продолжает движение. И станции остаются позади.

Встреча с подругой. Уютное кафе, вкусный чай, душевные разговоры, смех. Но проснувшись утром, внутри не остается ничего. Да, она помнит подробности встречи, но это не вызывает у нее никаких эмоций. Никаких чувств. Просто встреча. Чтобы поставить галочку в ежедневнике. Видеть ее новости в сети, даже ставить лайки и может быть написать где-нибудь под постом «О, как круто!». Но ничего больше. С годами потребность в постоянном общении сократилась почти до минимума. Не хотелось ничего никому рассказывать, объяснять. И точно так же не хотелось лезть в чужие жизни.

Это был четкий план действий. Составленный график встреч и любых контактов. Она держала свою жизнь под контролем. Все свои эмоции, чувства. Всё четко по расписанию. Не подпуская никого близко, чтобы ей вновь не причинили боль. Разрывая отношения первой, чтобы не быть брошенной.

Такая вот маска недоступности, отстраненности, режим полного самоконтроля. Красивая, умная, но холодная, а для кого-то даже стерва. Хотя внутри нее до сих пор жила маленькая добрая девочка с наивными большими глазами.

 

 

3

 

Звуки саксофона окутывали пространство вокруг. Приятная мелодия наполняла сердце какой-то детской радостью.

Шумная компания за столиком. Живая музыка. Живые разговоры.

Лиза, Маша и Вера – подруги еще с детского сада. Но с годами жизнь развела их в разные стороны. И от этого каждая встреча была по-настоящему волнительной.

В это вечер Маша пришла не одна. Совсем недавно она вновь стала женой. Сергей, высокий коренастый мужчина средних лет, сразу влился в их давнюю компанию. Смеялся над чисто женскими шутками, доливал вино в быстро пустеющие бокалы и глаз не сводил с Маши.

Маша немного смущалась своего счастья, еле заметно краснела и застенчиво опускала глаза.

Лиза с нескрываемым удивлением смотрела на влюбленных.

Вот Сергей нежно гладит изящные ухоженные пальцы жены. Она что-то быстро шепчет ему на ухо, от чего его и без того довольное лицо становится еще более блаженным. Вот Маша, рассказывая о покупке новой машины, кладет свою руку на плечо мужа, еле заметно играя воротом рубашки. Так много легких прикосновений в их отношениях. Так много теплых взглядов и еле заметных улыбок самым краешком губ. Там много нежности, адресованной друг другу.

Глядя на новоиспеченных супругов, женщина думала, что эти двое точно созданы друг для друга. И они будут счастливы, несмотря ни на что.

А когда Лиза была счастлива? Вот так просто, безоговорочно, безнаказанно?

Уже поздно вечером, сидя на заднем сидении такси, она перебирала в голове отрывки своей жизни. Были отношения, даже длительные. Были признания, была любовь и даже предложение руки и сердца. Но либо она слишком сильно погружалась в человека, так растворялась в нем, в его жизни, в его мечтах, что забывала про себя. Либо это были отношения просто ради статуса. Тогда казалось, что быть одной – это как быть заразной. Недопустимо, унизительно.

А потом был он. Когда все прежние отношения растаяли, как снежинки на теплых ладонях. Когда всё, что она знала, перестало быть значимым. В тот момент она подумала, что вот наконец-то оно – такое долгожданное счастье. Но это оказалась не ее остановка.

Боль. Многомесячная депрессия. Психолог. Работа. Учеба. Она выкарабкалась. И полюбила одиночество. Единственный человек, которому действительно было не всё равно, что с ней, была она сама.

И вот сегодня, сидя в кафе и наблюдая за подругой и ее мужем, Лиза даже немного завидовала. В одиночестве так много плюсов и к нему быстро привыкаешь. Но иногда так хочется быть кому-то нужной. Заботиться о близком человеке, с благодарностью принимать заботу от него. Хочется искренне любить. И принимать любовь. Хочется вновь испытать то самое притяжение.

Вы можете быть знакомы много лет. Или впервые встретиться в маршрутке. И тут ты понимаешь, что тебе уже не до шуток. Помнишь это ощущение покалывания в пальцах? И вся кровь, которая незаметно для тебя циркулирует в твоем организме, вдруг начинает бурлить. Шипеть, обжигать. Она приливает к голове. Щеки начинают пылать. И твои уши алеют, как флаги на осажденной крепости. И тебе кажется, что все вокруг смотрят на тебя. Сердце-насос все сильнее и сильнее разгоняет кровь по венам, работая на пределе. Ты находишься в состоянии, близком к тому, как чувствует себя победитель двухдневного марафона. А ты просто сидишь в автобусе и смотришь на человека перед тобой.

И вдруг толчок, резкое торможение. И на секунду вы оказываетесь так близко друг к другу, что, кажется, можно услышать, как растут волосы на голове. И эта секунда решает всё. Как выстрел. Меткий, единственный.

 

 

4

 

Бесконечный отчет. Тысячи строчек, заполненных цифрами и буквами. Глаза слипались. Плечи ныли от усталости. Все выходные она провела за компьютером. В левом нижнем углу назойливо мигало оповещение о новом сообщении.

— Ну, кто там еще? – раздраженно проворчала женщина и нажала на кнопку.

«Елизавета! Какое прекрасное царственное имя. Позвольте представиться: Вячеслав.

Неделю назад был с другом на джазовом концерте. И увидел Вас. Вы сидели на несколько рядом выше. Такая погруженная в музыку, в свои мысли.

Да, Вы знаете, мир крошечный. Оказалось, что знакомые знакомых знакомы с Вами (прошу простить за столь грубую тавтологию).

Я не решался написать. Не в моих правилах такое легкомысленное поведение. Но Вселенная распорядилась иначе.

Проезжая сегодня мимо центрального вокзала, вновь увидел Вас.

Не знаю, как нужно поступать дальше, что принято писать в таких случаях. Совершенно не имею опыта в данном вопросе. Пусть это будет банально: мне хотелось бы с Вами познакомиться. Сегодня Вы полностью завладели моими мыслями…»

Женщина опешила. Что за д’Артаньян ей пишет? Она перечитала сообщение еще раз. И еще раз.

«Надо сварить кофе. Кажется, у меня уже галлюцинации».

Стоя на кухне возле окна, Лиза прокручивала в голове фразы из сообщения.

«Какое царственное имя… Сегодня Вы полностью завладели моими мыслями… Серьезно?»

Она вернулась в комнату и села за компьютер.

«Так-с. Приступим».

Женщина открыла страничку незнакомца. Внимательно изучила содержимое. Ввела его имя и фамилию во всех известных поисковиках. И даже прошлась по базам данных, что уж скрывать. По всему выходило, что это вполне себе реальный человек. И достаточно известный в городе.

«Ладно, д’Артаньян. Отчет подождет».

Давно у нее ничего не вызывало такого жаркого интереса.

«Добрый вечер, Вячеслав. Никогда не получала столь необычных и красноречивых сообщений. Конечно, оно не смогло оставить меня равнодушной…»

Лиза старательно стучала по клавиатуре, невольно копируя стиль письма незнакомца. Но выходило как-то дешево и даже язвительно. Она недовольно хмыкнула. И стерла.

«Добрый вечер, Вячеслав. Благодарю за комплимент. Очень необычное сообщение, таких мне не приходилось получать раньше. Ваше банальное «познакомиться» — вполне себе уместно. И я с удовольствием отвлекусь от нудного отчета»

«Елизавета! Вы принесли мне вторую приятную весть за сегодняшний день. Первая, как Вы уже, вероятно, догадались, это случайная встреча с Вами днем. Вы стояли на том долгом светофоре возле вокзала, и я мог тайно любоваться Вами. Как Вы запрокинули голову, как снежинки ложились на Ваше лицо, как от удовольствия Вы зажмурили глаза. Так естественно, не наиграно, искренне»

«У Вас очень интересный манера излагать мысли )))»

«Благодарю Вас, Лизавета. А мои коллеги подтрунивают над этим. Называют меня «Старый Дюма»

«Серьезно???»

«Да. А что именно Вас так удивило, сударыня?»

«Ну, просто первая мысль после прочтения Вашего сообщения была… Я надеюсь, Вы не обидитесь»

«Обижаться – удел слабых. Вы меня заинтриговали! И всё же, мне хотелось бы узнать Вашу первую мысль после получения моего сообщения»

« Я мысленно назвала Вас д’Артаньяном!»

Несколько долгих минут тишины…

«Я огорчила Вас, Вячеслав?»

«Ну что Вы, Елизавета! Прошу простить меня за сленг. Но я ржал! Ибо эти звуки и смехом-то не назвать, тысяча чертей!»

«Хаха, рада, что развеселила Вас!»

За эти несколько часов переписки она напрочь забыла обо всем. Такого потрясающего и разностороннего собеседника у нее еще не было.

И как-то завязалось. Так просто, не наигранно.

Каждое утро: «Хорошего дня, принцесса!» в вайбере. Каждый вечер – интересное общение онлайн.

На часах ровно восемь. И сообщение от него.

Улыбка, смущение и бешено стучащее сердце. Как ей не хватало это состояния! И как давно это было. Она даже отвыкла… Отвыкла чувствовать. Потому что однажды просто запретила себе.

 

 

5

 

Месяц пролетел незаметно. И вот однажды вечером от него пришло всего одно сообщение:

«Лиза, я хочу встретиться»

Сказать, что не ждала? Кого обманывать? Ждала. Надеялась. Иногда позволяла себе мечтать. Да, этот незнакомый человек на другом конце города завладел ее мыслями, ее снами. Она чувствовала себя такой нужной, такой необходимой для кого-то.

Дрожащими пальцами она набрала всего две буквы. Она решила попробовать.

— Светка, я не знаю, что надеть! Какое платье лучше? Это слишком обтягивающее, это слишком короткое. А это вообще красное, тысяча чертей! А если д’Артаньян подумает обо мне, что я распущенная?

— Вот ты дурочка! – подруга в очередной раз громко вздохнула в трубку телефона. – Да приди ты хоть в мешке, он с тебя глаз не оторвет. Какой еще сумасшедший будет так долго общаться с такой психопаткой, как ты?

— О да, успокоила, мать.

— Расслабься, Лизка! Будь собой. И топай вообще в джинсах. Хочу, чтобы ты была счастлива.

— Спасибо, Светик. Я и правда запарилась. Я отвыкла от свиданий. Я разучилась. Я не знаю, как себя вести, о чем говорить. Ведь, понимаешь, переписываться – это одно, а реальная встреча… Я ведь такая неуклюжая, такая несобранная.

— Ну да, грешна этим, смирись, – Светка громко и заразительно засмеялась в трубку. – Думай о бульдогах.

— О ком?

— О бульдогах. Ну, собачки такие, на хомячков похожи. Вот ты о них думаешь и сразу весело становится. На меня, по крайней мере, это срабатывает. Представляешь себе этого пухленького бульдога, его мордашку такую сморщенную, коротенькие лапки, которыми он даже за ухом почесать себе не может, радуешься, что ты не он – и всё, жизнь удалась!

— Светааааа…

Лиза стояла возле ресторана. Глубокий вдох и выдох. Руки предательски дрожали, когда она открывала дверь. Беглый взгляд в зеркало. Она волновалась, как школьница перед экзаменом.

«Так, соберись! Ты взрослая самодостаточная женщина! Очень обаятельная и привлекательная. К тому же, отличаешься умом и сообразительностью. Всё будет отлично!»

— Лиза, как ты чудесно выглядишь! – Вячеслав встал и шагнул ей навстречу. В руках — букет синих гортензий.

Женщина засмущалась и непроизвольно захлопала ресницами.

Перед ней стоял высокий мужчина. Волосы с проседью, аккуратная бородка. Ему было 47, но выглядел он моложе.

Спокойная, аристократическая красота. Уверенный взгляд. Полуулыбка на губах. Он определенно нравился женщинам.

— Добрый вечер, Вячеслав! Я рада нашей встрече.

— Я тоже безмерно рад, Лизонька!

Они сели за столик. Официант подал меню.

— Шампанского?

— Лучше виски.

— Уважаю твой выбор. Люблю женщин, которые предпочитают крепкие напитки. Мне кажется, что они честнее.

— Никогда не проводила такой аналогии. Но теория интересная.

А теория действительно оказалось интересной. И все другие тоже. Вячеслав мастерски поддерживал разговор. С легкостью переходил с одной темы на другую, умело играл фразами. Он оказался потрясающим собеседником. Иногда Лиза не понимала какой-то термин, переспрашивала и уточняла. Мужчина терпеливо пояснял.

Вечер пролетел незаметно. Они вышли на улицу. За эти несколько часов снегопад основательно преобразил город.

— Интересно, какой из этих сугробов – мой автомобиль? – Вячеслав засмеялся. Вокруг его глаз показалась сеть морщинок. Удивительно, как ему шел возраст.

Вспоминая его фотографии в социальной сети, женщина отметила, что с возрастом у него появился шарм, особенный взгляд серо-зеленых глаз и эта манящая полуулыбка. Лиза откровенно любовалась Вячеславом, пока мужчина очищал от снега свой автомобиль.

— Ваш покорный слуга готов доставить вас в любую точку земного шара, сударыня!

Женщина улыбнулась, кокетливо поправила волосы и села на переднее сидение.

Добротный немецкий двигатель взревел под капотом. За окном мелькали знакомые повороты и вывески на домах. Лиза даже немного жалела, что они так быстро домчались до ее дома. Такой вечер не хотелось заканчивать.

— Ты очень приятная женщина, Елизавета, – повернувшись к ней, сказал Вячеслав. — Сегодняшний вечер в твоей компании доставил мне истинное удовольствие.

Он взял руку Лизы, поднес к губам и еле ощутимо прикоснулся к тонким пальцам. В полумраке автомобиля она видела блеск его глаз. Еще секунда рядом с ним и она потеряет голову.

— Мне пора, — охрипшим голосом прошептала Лиза и открыла дверь автомобиля.

Ночью она плохо спала. Мысли о нем не покидали ее. С утра привычное сообщение на телефоне: «Доброе утро, красавица!».

На работе женщина была задумчивой и рассеянной. Еле дождавшись окончания рабочего дня, она отправилась сразу домой. Полчаса изводила себя перед экраном компьютера, ожидая его первого сообщения.

Ровно восемь.

«Добрый вечер, Елизавета!»

Но Лиза не могла сосредоточиться. Часто теряла нить разговора, отвечала односложно. Сегодня их общение не доставляло ей привычного удовольствия. Сославшись на плохое самочувствие, она выключила компьютер.

И снова дни потекли по своему обычному расписанию. Работа, тренинги, вечернее общение с Вячеславом.

 

 

6

 

Очередная бессонная ночь. Лиза встала с измятой кровати и пошла на кухню. За окном одинокие фонари перемигивались друг с другом. Прислонившись лбом к прохладному стеклу, женщина поймала себя на мысли, что ей мало просто переписки. Она хочет большего. Хочет продолжения.

Она снова попала в ловушку. Так быстро привязалась к другому человеку, пустила его в свою жизнь, в свои мысли, в свои сны.

И Лиза испугалась. Спросить открыто, что происходит между ними, она не осмеливалась. А жить в постоянной надежде – выматывало и физически, и морально.

На экране ноутбука мелькало оповещение о новом сообщении. Ровно восемь, всё по расписанию. Еще несколько минут Лиза смотрела на монитор, а потом вышла из сети.

Командировка, на которую она долго не соглашалась? Конечно. Запустить новый проект с нуля? Да. И еще записаться на какие-нибудь новые обучающие курсы. Занять каждую минуту своей жизни. Быть везде. Только бы не оставаться наедине со своими мыслями.

Вячеслав писал. Каждый вечер. Интересовался, всё ли у нее в порядке и куда она пропала?

Работа, командировка, учеба, — машинально отвечала она. Свободного времени действительно не оставалось. Только за этой искусственно созданной суетой Лиза могла спрятаться от самой себя.

Елизавета успешно сдала проект. Благодарность от руководства и даже премия. Но она так измотала себя за это время. Похудела, осунулась. Под глазами появились круги.

Женщина сидела на диване, укутавшись в плед. Чашка горячего чая на столике. И ноутбук. Она открыла социальную сеть и проверила сообщения. Почти две недели ни строчки от Вячеслава.

«Всё закончилось? – с тоской подумала она. – Вероятно, да. Он устал от моих бесконечных отговорок. Да и я не единственная женщина в его окружении. Да и какое окружение? Я даже не друг. Так, виртуальный собеседник. Всего одна встреча… К черту иллюзии!»

Женщина с силой стукнула кулаком по столу. Она злилась. На него. На себя. Ведь в действительности она скучала. Скучала по его особой манере изъясняться, по его шуткам, по его историям. И каждое утро проверяла вайбер в ожидании «Доброго утра» от него. Лиза скучала, только не признавалась в этом. Вела себя, как глупо. Но кто будет терпеть такое невзрослое поведение?

Снова с головой в работу? Но она так устала. Может быть, взять отпуск и уехать? Сменить обстановку. Развеяться. И вытащить зарождающееся чувство из груди, вытащить и забыть.

Елизавета взяла телефон. Быстро нашла в телефонной книжке нужный номер.

— О, Лиз, как жизнь? – голос Светки был как всегда жизнерадостный и такой оптимистично заразительный.

— Хандрю…

— А чего так? Как там твой рыцарь?

— Не знаю. Он пропал.

— А ты не ездила к нему? Я думала, ты уже проведала Д’Артаньяна.

— Куда ездила?

— В больницу.

— В смысле? – голос Лизы дрогнул.

— Он же в аварию попал. Ты разве не знала?

— Нет…

— Серьезно? Ой, ну даже в новостях говорили. На трассе фура перевернулась. И несколько машин зацепила. Лиза? Слышишь?

Но в ответ – гудки.

— А можно побыстрее? – женщина на заднем сидении такси явно нервничала.

— Да пробки же, не видите? – таксист в который раз повторил эту фразу.

Он снова посмотрел в зеркало заднего вида на свою пассажирку. Бледная, испуганная, она постоянно смотрела на часы, нервно поправляла волосы, кусала губы.

Наконец такси подъехало к городской больнице. Лиза сунула измятые бумажки водителю и побежала, не дождавшись сдачи.

— Женщина, часы посещения закончились! – медсестра на посту надменно посмотрела на Лизу.

— Еще нет, написано «До 17», а сейчас 16.51.

— Ой, ладно. Тогда хоть халат накиньте. К кому Вы идете?

— Берг Вячеслав.

— Родственница?

— Друг.

— Друг… ну да, как же… — пробубнила себе под нос медсестра и оценивающе осмотрела Лизу с ног до головы. – Пятнадцатая палата. Прямо по коридору, напротив буфета.

Лиза аккуратно открыла дверь. На больничной койке лежал Вячеслав. Голова его была перебинтована. На лице ссадины и синяки. Рядом на кресле сидела эффектная блондинка. Она поглаживала руку мужчины у себя на колене.

Лизу как током ударило. Она замерла и, кажется, даже перестала дышать. Пострадавший и заботливая сиделка. Такая идеальная картина. Для нее здесь нет места.

Блондинка подняла глаза и с вызовом посмотрела на Лизу. Она крепко схватила руку, лежавшую у нее на колене. Густо накрашенные губы расплылись в улыбке.

Елизавета попятилась назад, закрыла за собой дверь и побежала по коридору.

— Лиза! Лиза! – голос Вячеслава еще долго звучал у нее в ушах.

 

 

7

 

Самолет заходил на посадку. У Лизы снова закружилась голова, и желудок в очередной раз напомнил о себе.

Наконец-то пройдя все формальности с документами и получив свой багаж, женщина вышла из здания аэропорта. Ее окутал горячий воздух Средиземноморья.

Трансфер уже ждал ее. Лиза быстро погрузила свои вещи и села на заднее сидение. Кондиционер в салоне показался раем после нескольких минут под палящим солнцем. Автомобиль несся по трассе. Мимо проплывали высокие пальмы, необъятные виноградники, зеленые холмы, где-то вдали виднелась синяя полоса моря.

— Подъезжаем, — голос водителя вернул Лизу к реальности.

Она начала рассматривать улицу, по которой они ехали. Аккуратные светлые пятиэтажные дома в ряд, увешанные кондиционерами, яркие вывески магазинчиков, велосипедные дорожки, пальмы, фруктовые деревья. И попугаи. Большие и разноцветные. Они бродили по тротуарам, сидели на ветках деревьев. Как наши обычные среднестатистические воробьи. Удивительная страна!

В городе было много парков с фонтанами, пальмами, красивейшими аллеями и лавочками, спрятанными в уютных уголках сада, где можно было почувствовать атмосферу и спокойствие города. Крытые беседки и горбатые деревянные мостики, кустарники, щедро усыпанные цветами. Всё это успокаивало и заставляло забыть о проблемах.

Женщина устроилась в мини-отеле. Уютный светлый номер, чудесный сад рядом. И море.

Такого пляжа Елизавета еще не видела! Высокие пальмы при входе окаймляли полосу золотистого песка. Никаких безобразных нагромождений бетонных плит. Только чистейший мягкий песок. Даже будки спасателей и солнечные навесы выглядели стильно. Вдоль пляжа тянулась прогулочная аллея с фонарями, лавочками и ресторанчиками. И необъятное Средиземное море!

В последний день отпуска Лиза поехала на экскурсию.

Старейшая винодельня страны находилась в другом городе, в двух с половиной часах езды на автобусе. По дороге женщина задремала.

Она проснулась, когда автобус ехал по узким улочкам, петляя между небольшими любовно украшенными домиками и садами в цвету. Автобус остановился возле большого каменного здания. Их встретила миловидная девушка — русскоязычный гид.

Туристам показали производство. Сначала они прогулялись по бескрайним виноградникам, потом спустились в подвал, уставленный гигантскими чанами. Здесь же располагались дегустационные комнаты, в одну из которых гид пригласила посетителей. На столах в корзинах лежали нарезанные багеты и фрукты. Они попробовали несколько вин, начиная от самых простых столовых, заканчивая элитной серией. Компания подобралась веселая и шумная. Под конец экскурсии они все вместе пели «Катюшу», как старые добрые друзья.

Самолет ехал по взлетной полосе. Лиза смотрела в иллюминатор и прощалась с этой напоенной солнцем и благоухающей цветами страной.

 

 

8

 

Елизавета сидела возле ноутбука. Мессенджеры на телефоне и в социальной сети разрывались от обилия сообщений. Неудивительно, ведь она пропала почти на неделю, отключив все средства связи.

Она наконец-то пришла в себя. Южное солнце и заботливое море успокоили ее душу. Она и чувствовала себя как будто обновленной.

Шестнадцать сообщений от Вячеслава.

«Лиза, почему ты ушла из больницы?»

«Лиза, где ты?»

«Елизавета, нам нужно поговорить».

Женщина смотрела на его сообщения. Сейчас она была готова. Поговорить, обсудить, спросить, что давно хотела.

«Как твое самочувствие, Вячеслав?»

Ответ пришел мгновенно.

«Наконец-то ты в сети! Где ты пропадала? Я так волновался!»

В эту же секунду зазвонил телефон.

— Добрый вечер, Вячеслав.

— Лизонька, рад слышать твой голос! Заеду за тобой через час.

— Нет, уже поздно, — пыталась возразить Лиза, но в ответ услышала лишь гудки.

Сердце снова заколотилось.

Женщина быстро собралась. Благо, что после недельного отпуска, она выглядела свежей и отдохнувшей.

Стоя возле окна и высматривая в темноте знакомые очертания его автомобиля, Лиза повторяла себе, что это только дружеская встреча. Возможно, они снова будут переписываться. Может быть, даже иногда видеться. Нет, больше никаких страданий, никаких иллюзий и призрачных надежд. Она снова держит свою жизнь под контролем.

Телефон снова зазвонил.

— Жду.

Лиза накинула пальто и вышла.

Возле подъезда стоял Вячеслав. Он галантно открыл дверцу автомобиля перед женщиной.

— Прошу, моя принцесса, — его голос звучал мягко, но на лице не было и тени улыбки.

Они быстро домчались до кафе. Уже сидя за столиком в ожидании заказа, Лиза украдкой разглядывала своего «виртуального Д’Артаньяна». За эти несколько недель он исхудал. Ссадины еще не все зажили. Серо-зеленые глаза были слишком серьезными для простой дружеской встречи.

Лиза решила начать первой.

— Вячеслав, расскажи об аварии. Я, правда, не знала. Была так загружена работой.

— Я уже в норме. Возвращался домой, ехал по трассе. Был гололед. И фуру впереди занесло. Знаешь, как в голливудских блокбастерах показывают – грохот, скрежет, дым, фура на боку, а я не могу затормозить. И автомобиль за мной тоже. Еще легко отделался. Ушибы, легкое сотрясение. Подушка сработала.

— Это так ужасно, — Лиза изо всех сил старалась не заплакать. Сердце у нее сжималось от жалости и сострадания. – Я не знала…

Вячеслав задумчиво смотрел в большое окно возле столика.

«Чертовы оправдания! – думала в это время Лиза. – Опять бежишь! Опять сдаешься. Трусиха. Скажи всё, что ты думаешь! Хватит бежать!»

— Я…

— Лиза…, — одновременно заговорили они.

На губах мужчины появилась легкая улыбка, но глаза были все так же серьезны.

— Начинай, — властный и холодный приказ.

— Пожалуйста, — добавил он мягче.

Женщина опустила голову, рассматривая свои руки.

— Я не знала про аварию. Совсем загнала себя работой. Мне нужно было отвлечься от нашего с тобой общения. В какой-то момент это стало слишком важным для меня.

Она сделала глоток горячего кофе.

— Когда я узнала про несчастье, сразу выяснила, в какой больнице ты лежишь. И поехала. Я действительно волновалась. И мне очень стыдно, что не поддержала и не помогла тебе сразу. Это так эгоистично с моей стороны. Так мерзко. И эта красивая женщина в палате. Тогда я поняла, что придумала тебя. И тот, кого я видела у себя в голове, отличался от тебя настоящего. Я так устроена. Мне нужно либо всё, либо ничего. Середины быть не может. И я уехала.

Лиза посмотрела на Вячеслава.

— Это была моя жена, — он сделал паузу, видимо, ожидая реакции Лизы.

Женщина спокойно смотрела на него, не показывая внешне, какая буря разыгралась у нее в душе.

— Бывшая жена, — продолжил Вячеслав. — Мы развелись 6 лет назад. И да, я понял, почему ты убежала. Я заметил, что твое отношение изменилось. Это читалось по фразам, по музыке, по темам, которые ты затрагивала. Я стал для тебя чуть больше, чем просто друг по переписке. Я прав?

Лиза непроизвольно покраснела.

— Я прав, — мужчина усмехнулся. – Пока лежал в больнице, я много думал. О своей жизни, о нашем знакомстве. Я не хочу тебя отпускать. Но я не хочу, чтобы мы были просто друзьями.

Вячеслав замолчал и снова отвернулся к окну. Лиза боялась даже пошевелиться. Она замерла и ждала, что же он скажет.

— Лиза, — мужчина взял ее за руку. – Лиза, я приглашаю тебя на свидание. Не как товарища по интернету, а как женщину, которая мне нравится.

Неожиданно даже для самой себя она засмеялась. Да так громко, что другие посетители начали коситься на нее. Вячеслав озадаченно смотрел на свою спутницу.

— Товарищ по интернету! — сквозь смех повторила Лиза. – Ну ты даешь!

Мужчина облегченно вздохнул и улыбнулся.

— Я слишком старомодный?

— Что ты! Прости, я такая… Я часто делаю что-то невпопад. Знаю, это было неуместно. Но не сдержалась. Не хотела тебя обидеть. Прости.

И Лиза виновато посмотрела на Вячеслава. Но получилось так театрально, что мужчина тоже начал смеяться. Официант, подошедший к их столику, пытался придать лицу серьезный вид, но безуспешно – губы предательски расползлись в улыбке.

— Так ты согласна на настоящее свидание, товарищ по интернету?

— Согласна, виртуальный д’Артаньян.

 

 

* * *

 

Лиза лежала на шезлонге в тени большого навеса. Смартфон снова запиликал. Новое оповещение. Кто-то снова оценил ее фотографию. Женщина открыла страничку в социальной сети.

«Тридцать восемь лайков? Неожиданно. Не думала, что столько людей следит за моей жизнью».

Она открыла фотографию, собравшую так много оценок. С экрана смартфона на нее смотрела улыбающаяся женщина в легком белом платье. Шляпа с широкими полями затеняла ее лицо, но даже под ней были видны сияющие счастливые глаза. На губах – игривая улыбка. Женщина стояла на фоне лазурного моря и бережно гладила уже заметно округлившийся живот.

— Отличный снимок получился. Ты на нем такая настоящая.

Вячеслав присел на край шезлонга и нежно поцеловал жену в макушку. Он осторожно погладил Лизин живот.

— Как наши девчонки?

— Хулиганят с самого утра. Кажется, они там что-то не поделили.

— Вот увидишь, они вырастут такими же неугомонными, как и их прекрасная мамочка, — он наклонился и поцеловал живот. – Малышки, ну-ка слушаться маму с папой.

Лиза засмеялась. Она запустила пальцы в слегка влажные волосы мужа. После известия о беременности, он превратился в настоящего волшебника, стараясь предугадывать все ее желания. А когда им сказали, что малышей двое, он окружил Лизу такой заботой и любовью, о которой она даже не мечтала.

Пока Вячеслав плавал в бассейне, женщина любовалась им. Загар выгодно подчеркивал его красоту. Да, на него обращали внимание другие женщины. Но он смотрел только на жену.

Лиза подошла к балкону. Отсюда открывался потрясающий вид за бухту. Вечернее солнце ласкало кожу. Она снова погладила свой животик. Вот оно – состояние абсолютного счастья!

Лиза любила. Искренне. Всем сердцем. Сейчас она поняла, что все ее прежние отношения были лишь подделкой. Они выматывали, оставляя после себя горькое послевкусие. А возможно, она просто была не готова. Жалела ли она о чем-то? Нет. И снова бы прошла этот путь. Каждое новое событие делало ее сильнее. Каждый встретившийся человек был ее учителем. Она упорно работала над своими проблемами. Маленькими шагами, по чуть-чуть, она справилась со многими. Каждая неудача закаляла ее волю. Каждая победа вселяла надежду. Порой такие невероятные, а чаще самые обыденные ситуации в ее жизни и были счастьем. Ей нужно было испытать все грани чувств, чтобы оценить настоящую любовь. Снова довериться другому человеку, впустить его в свое сердце. Именно он залечил ее раны. Маленькая девочка с широко открытыми глазами, которая пряталась за маской холодной и одинокой женщины, робко пробиралась наружу. Лиза снова поверила в чудеса. Она снова радовалась каждому дню, видела прекрасное в мелочах. Научилась ценить то, что имела. Научилась мечтать.

К Лизе подошел Вячеслав. Он наклонился и энергично потряс мокрой головой. Брызги с волос разлетелись во все стороны.

— Гав!

— Большой ребенок! – женщина поцеловала мужа в небритую щеку. – И это так чудесно. Люблю тебя, мой д’Артаньян.

 

© Оксана Собинина

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
124

Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на