Стелла Странник. Айсберг

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 5, средний балл: 3,80 из 5)
Загрузка...

Завтрак с цветами, цветы, стол, натюрморт, фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 20.04.2017 г.

Об авторе. Стелла Странник (псевдоним). «В душе романтик, люблю путешествовать, познавать культуру других стран… Живу в Индонезии, на Бали, где сама атмосфера острова благоприятствует творческому вдохновению».

 


 

Айсберг

 

Марина Марченко возвращалась из Смоленска, с фольклорно-этнографического фестиваля «Славянское братство», посвященного равноапостольным просветителям Кириллу и Мефодию. Всю дорогу до аэропорта, в самолете, а сейчас и в такси до дома — уютного гнездышка в небольшом уральском городке, она с восторгом прокручивала в голове шквал событий этих трех дней, сотканных из заливистых и мелодичных песен, разудалых головокружительных плясок, нескончаемого парада расшитых вышивкой и отделанных кружевом юбок, блузок, шаровар и рубах, а также немыслимого изобилия поделок. Пошитых из льна и хлопка, сплетенных из соломки и лыка, вылитых из серебра и бронзы, мастерски собранных в фигурки людей и животных — этих изделий здесь было столько, сколько душе угодно.

Такие фестивали Марина любила по двум причинам. Первой стало увлечение фольклором. В предыдущих романах она выпустила свои фантазии в сферу национальной одежды и народных мотивов в песнях и танцах, а в новом, вдохновленная находками на Южном Урале предметов Андроновской археологической культуры — со свастикой индо-иранских племен, решила рассказать об археологе. Второй причиной стало желание кое-что купить для себя. Именно то, о чем мечтала лет пять, а то и больше…

Майский ветерок через открытое окно машины ласкал ее жизнерадостное возбужденное лицо, играл выбившейся из-под заколки светло-каштановой прядью и наполнял салон ароматом цветущих садов, от которого можно запросто, как сейчас, получить легкое опьянение… Иногда он бесстыдно пытался залезть под легкую блузку, потерпев неудачу поднять фалды юбки, которую девушка предусмотрительно сменила в дорогу на облегающие спортивные брючки. Состояние эйфории добавляли теплые лучи уходящего на заслуженный покой солнца, еще не раздувшегося от летнего зноя, но довольно уверенного в своем царском весеннем предназначении. Разве могла Марина в такие минуты подозревать, что ее ожидает впереди?

А вот и знакомый бордовый забор их дома! И цветочные клумбы с вытягивающими длинные шеи белыми нарциссами, очень похожими на розетки подсолнечника, и низкой розовой примулой. Земля влажная, значит, Макс не забыл полить.

Марина входила в дом, прислушиваясь к знакомым звукам — вот сейчас колдует у плиты Максим, он любит приготовить что-нибудь вкусненькое по выходным, а Дениска строгает за столом очередную деревяшку для урока труда. Но дом встретил ее полной тишиной. «Что случилось? — промелькнула тревожная мысль. — Спокойно! Мужчины могли уйти куда-нибудь в парк… а может, и к родителям мужа…»

Она оставила сумки в прихожей и прошла на кухню. Странно, что не убрали за собой со стола… Вообще-то Макс любит порядок и требует того же от нее. Автоматически открыла холодильник. Надо же, ее любимое! Высокое воздушное пирожное, похожее на старинный замок! Не удержавшись, откусила от него одну башенку и ощутила вкус взбитых сливок, сладкой ванили и чуть горьковатого миндаля… «М-м-м… Какое нежное и рассыпчатое… Спасибо, милый, за поцелуй! Ведь именно так переводится слово «безе» с французского!» — мысленно поблагодарила мужа и с тарелочкой в руке прошла в свою спальню.

Там царил тот же порядок, что и до отъезда, вот только… Что за ерунда? Ее любимая картина со старинным парусником на высокой волне и заоблачной далью, словно покрытой таинственностью, непостижимостью вечности — пропала! Вместо нее висела другая — из второй спальни, с изображением не то ледяной глыбы, не то скалы с очертаниями витиеватой башни… «Боже! Да он сумасшедший! Взять и вот так просто… поменять картины!».

Еще до замужества они договорились о том, что в их доме обязательно будет две спальни — как два «конверта» для новорожденных, девочки и мальчика. Так вот, у нее был розовый будуар, а у него — синий. Это, однако, не мешало им ходить в гости друг к другу настолько часто, что иногда кто-то засыпал не в своем «конверте». Но менять интерьер! До этого дело никогда не доходило!

Марина выбежала из своей спальни и стрелой влетела в небесную. Там, окантованный той же черной рамой, на той же бегущей волне, раскачивался ее парусник! Ей показалось, что правый угол картины немного опустился и оттого волна стала выше прежней. Девушка резко схватилась за полотно — что она хотела — поправить его или вообще сдернуть с гвоздя, уже трудно было вспомнить, потому что в этот момент произошло нечто… Морская волна ощетинилась крутым гребнем и хлестнула ее по лицу. Откатилась назад и снова пошла на Марину, устрашающе шипя и обдавая тысячами мелких брызг, пахнущих новогодними устрицами и легкими духами фантазийных ароматов вроде японского кипариса, красного шелка и свежескошенной травы!

«Да картина не подпускает меня к себе! — мелькнула сумасшедшая мысль. — А что она хочет? Чтобы я вернулась в свою комнату?» Марина отступила буквально на шаг и заметила, что полотно легло на место, по-матросски подтянув углы, и… успокоилось…

— Правило номер один! — прозвучал из прихожей старческий, чуть дребезжащий, голос. — Если тебе нужно найти ответ на какой-то вопрос, то иди в свое личное пространство и… думай сама, никому не доверяя!»

Чей это голос? Слова, конечно же, она уже слышала, это Макс придумал такую игру на случай экстремальной ситуации и вдолбил правила как таблицу умножения, в Марину. Но вот только… кто сейчас говорит?

В душе клокотало, как в бурном водопаде, перед глазами потемнело… Глупая! Почему ему не позвонила? Пальцы судорожно набирали знакомый номер мобильника, но тот оставался вне зоны… Пыталась дозвониться и на домашний его родителям — телефон издавал длинные гудки. Тогда она прошла в будуар, села в мягкое розовое кресло и задумалась. Взгляд упал на картину из синей комнаты. От нее исходил еле уловимый аромат январского снега и пахнущих кристальной свежестью каких-то минералов… От глыбы в центре полотна тянуло прохладой, как от открытого холодильника…

И вдруг… Да как же так? Как она могла не заметить? Только сейчас Марина увидела обычный листок, наспех выдранный из школьной тетрадки. Он был пришпилен к одному углу картины, как бирка. Нет! Этого она уже не могла вынести! На клетчатом бумажном листе кто как не он, Макс, нарисовал несколько предметов… Да это же — ребус! Ребус!!! А она… Она не научилась делать три вещи: ругаться бранными словами, играть в карты и… разгадывать ребусы!

— Никогда не говори «не смогу», пока сама не попробуешь это сделать! — взвизгнул неизвестный старичок, напомнив правило номер два из «Инструкции перед апокалипсисом». И Марина начала пристально изучать рисунки. Чашка с темной жидкостью, не совсем кофейная, это, конечно, чай. Уф! А запятая перед ней? Вроде бы надо убрать первую букву… Тогда не «чай», а «ай». Справа чашки — красная сосиска в виде буквы «с», значит, вместе получается «айс» (не зря подумала о холодильнике, у англичан «айс» — это лед). Картинки еще правее не подлежали разгадке. Перевернутый гриб и рука, указывающая, что «Е=2», казались теоремой с двумя неизвестными… И тут… Тут ее взгляд еще раз упал на… картину! Да это же — айсберг! Попробую проверить. Гриб вверх ногами, то бишь, ножкой — значит, надо читать не слева направо, а справа налево, изменив вторую букву на «е», вот и получилось не «бирг», а «берг»!

«А при чем здесь айсберг? Я что, должна отплывать куда-то на корабле?»

— Макс! У всех людей нормальные дома, и только один ваш айсберг стоит посреди деревни как пуп всей земли! — раздался из прихожей возглас старичка.

«Да это же его мама, Наталья Петровна, так назвала наш новый дом из белого туфа! Вперед, в деревушку с милым названием Ельники!»

Марина резко поднялась и решительным шагом прошла в прихожую. Она уже взяла в руки дамскую сумочку и собиралась хлопнуть входной дверью, как из дорожной сумки, стоявшей рядом, выпрыгнул тот самый домовёнок, которого она купила на этнофестивале, чтобы поселить его в загородном доме! Маленький старичок в зеленой рубашке и меховом жилетике, в смешных лаптях и такой же неказистой шапке! Он внимательно посмотрел на Марину через очки и произнес:

— Правило номер три: никогда не выбегай из дома в беспамятстве и с безумными глазами! Особенно — ночью!

Она так и присела от удивления на пуфик! Действительно, нелепо бежать в непроглядную темень! Придется ждать рассвета…

Марина достала из сумки второй сувенир и бережно разгладила его на кровати. Это была маленькая подушечка с вышитыми крестиком женскими знаками и отделанная атласной розовой тесьмой и голубым бисером. Два обережных символа — Славец, Небесный Солярный, благодаря которому и девица, и зрелая дама обязательно родит крепких и здоровых детей, и Огневица — Огненный Обережный, охраняющий от темных сил… «Надо же, — подумала Марина, положив голову на оберег и сладко засыпая. — Почти как у нас с Максом — розовый и голубой будуары… Дениске уже скоро десять, а я до сих пор не могла забеременеть во второй раз…»

…Въезжая в Ельники, она издалека увидела двухэтажный каменный дом с башенкой, очень похожий на то воздушное пирожное, которое оставил ей Макс, и на ту глыбу в рамке, что висит до сих пор в ее комнате. «Айсберг! — четко отпечаталось в сознании. — Наш айсберг!».

— Марина, прости, у меня была операция «Перехват!». Он не стал ее пугать тем, что бандиты пытались похитить Дениску, чтобы надавить на полковника полиции Максима Марченко, так что пришлось убрать с их поля зрения и мальчонку, и родителей…

— Все в порядке? — спросила она дрожащим голосом, уставшая от суетливой бессонной ночи, почти варфоломеевской. — А где Денис?

— Не беспокойся, он спит еще… Все позади, родная! Банду… обезвредили… Мама и отец поехали домой… а мы, втроем…

— Уже не втроем! — рассмеялась она. — С нами и четвертый… или четвертая…

— Мариша! — он бережно прижал ее к себе. — Я так долго ждал этого!

…А вечером она начала писать роман. Каким же представляла себе главного героя, археолога Павла Архипова? Конечно же, основательным, как глыба, с твердым характером. Однако… для многих он так и останется не до конца понятым из-за своей скрытности и… загадочности. И писательница уверенно набрала заголовок: «Айсберг».

Это именно он, без сомнения!

 

© Стелла Странник, 2017

131

Отзовись, читатель!

10 comments — "Стелла Странник. Айсберг"

Подписаться на
avatar
Стелла Странник
Гость
Стелла Странник

Безумно понравился натюрморт! Спасибо огромное автору! Он настолько тонко передает атмосферу рассказа, что просто диву даешься. Простота (кружка, а не хрустальная ваза, яичница-глазунья, а не изысканное экзотическое блюдо, вроде бы обычный букетик цветов!) и в то же время — некоторая возвышенность, одухотворенность! А все вместе звучит настолько жизнерадостно, даже — жизнеутверждающе!
(Последнее слово компьютер подчеркнул красным, видно, погорячился, а может, и не слышал никогда такого слова, но оно есть!)

Татьяна Полуянова
Гость
Татьяна Полуянова

Здравствуйте, Стелла!
Начало — словно журналистский отчёт о поездке.
А потом автор расписался, в хорошем смысле слова. Сцены возвращения в пустой дом, поиски домочадцев, тревога героини, недоумение — переданы убедительно. Особенно понравилось перемещение картин. Как-то это сыграло особенно тревожно.
То, что муж и ребёнок оказался втянутыми в трагические события — ничего в рассказе не предвещало. С одной стороны, неожиданные сюжетные повороты — это хорошо, но лучше. когда они готовятся автором заранее, а не выпрыгивают из кустов роялями.
Сообщение про второго ребёнка — безусловно, событие радостное, но создаётся впечатление, что лишнее оно в этом тексте. Как-то уж больно много всего свалено в кучу.
Впрочем, наверное это не ваша вина. Это домовёнок нашалил!
Удачи вам в конкурсе!

Стелла Странник
Гость
Стелла Странник

Эх, наш журналистский стиль не так-то просто изжить… Может, вы и правы. У меня был всего один день на этот рассказ, написала его, потом еще и сокращала, так как расписалась. Видимо, начало еще не так изрезала, как надо было!
А домовёнок действительно, нашалил!
Спасибо за взгляд со стороны! Принимаю все слова.
Вам также удачи в конкурсе!

Иващенко Галина Федоровна
Гость
Иващенко Галина Федоровна

Прочла почти все рассказы,но коментарии написала единицам.Вам написать просто обязана.Мне очень понравился ваш рассказ.Красивые обороты,красивые слова,и очень интересный сюжет.А ваши три правила,думаю,нужно знать и применять каждому.Спасибо вам,Стелла.Удачи.

Стелла Странник
Гость
Стелла Странник

Спасибо и вам за теплый отзыв! Я тоже хорошо погуляла по конкурсным работам. Рассказы очень разные, есть интересные, и я зык хороший, а есть проходные, видно, что не просто наспех написаны, но вообще дилетантами.
Вам также успехов! И не только на конкурсе!

Дарья Артамонова
Гость
Дарья Артамонова

Хороший, симпатичный рассказ. Надеюсь, не обидела словом «симпатичный»?) Это не в минус, а просто личное впечатление. Мило и симпатично, как-то так. Живо представляется красивый и тёплый, практически идеальный мирок, в котором живёт героиня, и сразу, конечно, у читателя возникает подозрение, что что-то должно произойти) Что больше всего понравилось: задумка с ожившими картинами, ребус (как будто разгадываешь вместе с героиней))), три правила — да, соглашусь с предыдущим оратором)) Особенно второе правило! Домовёнок здорово получился. Минус: мне кажутся не очень хорошо прописанными диалоги в конце. Вспоминаются фразы из малобюджетных фильмов производства США. Are you ок?))) Не передано в полной мере состояние героини. Тут после таких событий, а потом ещё сообщения про обезвреженную банду, в себя долго прийти не сможешь. А Марина сразу, не задавая больше вопросов, без всяких пауз, переходит к радостной новости и смеётся. Неправдоподобно, несколько «по-киношному» опять же. Но это — только имхо)

Стелла Странник
Гость
Стелла Странник

Спасибо, Дарья, за отзыв! Да, конечно, не претендую на то, что мой рассказ идеален и с удовольствием прислушаюсь к мнению со стороны. Я пишу эссе, обзоры, очерки и романы. И даже в моем литературном разделе на СИ тоже нет рассказов. Но ведь все нужно пробовать, не так ли? Вот и я так подумала. Может быть, такой маленький объем — 10 тысяч знаков, оказался для меня очень маленьким. Да, а про банду ведь она слышала только краешком уха, без подробностей, так что эта информация для героини не имеет значения Вот Рожаница (подушечка, которую она купила) — это да! Это — имеет огромный смысл.
Успехов вам! Заходите в гости! Всегда рада!

Дарья Артамонова
Гость
Дарья Артамонова

Конечно! Всё нужно попробовать — согласна 100%) Ваш рассказ хорош, единственное — финал кажется скомканным. Да, ограничения по знакам создают определённые трудности, это я тоже уже поняла) И я всегда рада! Удачи в конкурсе и в творчестве в целом!

wpDiscuz