Сергей Теньков. Квант писательства

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 6, средний балл: 2,67 из 5)
Загрузка...

Комната писателя, стены, фотографии, писательство, фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 14.04.2017 г.

Об авторе. Сергей Теньков.

 


 

Квант писательства

 

В одно касание только что законченный роман, — со всеми его любовными равнобедренными треугольниками, для шалунов трапециями, из под одеяла выпирающими соблазнительными параболами, выгнутыми Писателем для искушенного читателя, — весь роман был отправлен на электронный адрес Издателя. Этот, если примется за дело, — издатель, — ошарашит, достучится до робких, расплодившихся телепузиков доконает всплывающими на мониторе окнами и таки заставит читать; в алмазах покажет всем им небо, бонусом — карнавальные ночи и фестивальные дни. Одно название дорогого стоит — «Гарем Снежной Королевы», — купил, а здесь все: главный герой и Снежная Королева, главный герой и девочка-байкер на мотоцикле, главный герой и женщина «с глазами обманутого взрослыми ребенка» — налоговый инспектор…

Все они в жизни Писателя были, не выдумки, но каждая в свое время: не разом, не одновременно, не встречались. Приходило время — прощались, подводили черту за которой всего ничего, пустота. а он взъерошенным чижиком-пыжиком прыгал себе дальше. Нигде не оставляя закладок с тихим шуршанием перелистывались годы; в заключительных главах жизни Писателя стал донимать возраст: гипертония, синдромы, вздутия и уплотнения. Женщины сначала посещали, потом стали только «проведывать», наконец изредка «заглядывать», а последняя, недавняя, утреннюю чашку заботливо приготовленного кофе подала прямо в постель — вылила горячий напиток на доверчиво раскрытое писательское тело и, перечисляя вслух старые обиды, удалилась.

Лучших и самых дорогих, незабвенных, Писатель собрал вместе в своем, только что отправленном Издателю, романе. Был влюбчив, всех их любил. Забыть все равно не получится, как не старайся, а так каждая получит свой кукольный домик, заселят они новую, придуманную Писателем реальность и заживут там под его присмотром. Так, во всяком случае, уверял случайно выскочивший в поисковике роскошный многофункциональный сайт «Твое Зазеркалье». «Киберпанк…» — устало решил Писатель, слабо разбирающийся в кризисных явлениях молодежной литературы. На ушко ему поведали, что каждый автор знает, чувствует, сколько его энергии расходуется на создание текста, и дело не только в затратном клацанье по клавиатуре. Литературные персонажи получают при рождении свой сгусток авторской энергии, которая никуда не исчезает, ищет и находит свое пристанище, квантом переходит в информационное поле читателя. Среди окружающего нас множества, многомерности, появляется, рождается, заселяется новый параллельный мир.

Внизу сайта какие-то озорники добавили адрес, по которому литераторам предлагалось отыскать Студию Новой Реальности, а там…а там за разумную плату обещали отправить желающих в любое из созданных ими произведение. Точнее в один из параллельных миров, который облюбовали и освоили их персонажи. Дальше довольно мудрено объясняли откуда что берется: специальными приборами и формулами из общего квантового мирового потока выделяется, улавливается нужный спектр, источаемый именно оттуда, куда автор стремится. Потом немного высшей математики, чуть больше неэвклидовой геометрии, а дальше сплошная квантовая механика. Изобретение, на которое невозможно получить патент, но дающее требуемый заказчиком результат.

Судя по указанному адресу, Студия Новой Реальности была недалеко от дома Писателя и, смеха ради, он решил зайти, убедиться, что чудес не бывает, все выдумки. Через лабиринт проходных дворов адресная прямая вывела его к уютному особнячку былых времен, чудом уцелевшему на задворках современной коммерческой застройки. Явился Писатель вовремя, — из особнячка как раз выбиралась стайка озабоченного, скорее озадаченного вида полицейских. Некто в штатском, очень похожий на следователя из раннего романа Писателя «Любовники Летучей Мыши» строго вычитывал прямо во дворе мужчину в лыжной, не смотря на летнюю жару, шапке. Шапкой пытались усмирить буйство торчащей во все стороны седой шевелюры, будто мужчину только что оттаскали за волосы.

— Что б это было в последний раз! — гремел на весь двор следователь, а обладатель шевелюры стоял и с виноватым видом слушал, похожий на выпавшего из детской сказки перепуганного гнома. — Еще одна жалоба, сигнал об исчезновении ваших заказчиков, ищи-свищи, понимаешь, тогда я вернусь и до выяснения засажу вас в камеру! Пока же забираем на экспертизу ваше странное изобретение. Кругом столько наркоты, понимаешь, из чего ее только выцеживают, уму не постижимо…

Из особняка полицейские выволокли опутанные медными сверкающими змеевиками перегонные кубы, ко всему этому через модем зачем-то был подключен компьютер. Все погрузили во вместительный патрульный «бобик», хлопнули двери, «бобик» сердито фыркнул и уехал. Писатель, даже довольный, что так все получилось, подошел к оставленному посреди двора мужчине. «Мне очень жаль, заказы вы уже не принимаете?». Мужчина из под лыжной шапки внимательно оглядел Писателя. «А вы точно писатель?». Сомнения развеяла предъявленная членская карточка одного из расплодившихся независимых творческих союзов.

Уже внутри особняка подследственный владелец изъятой аппаратуры хитро подмигнул и похвастался: «Вы не беспокойтесь, мой доверчивый друг, наивные слуги беззакония забрали только то, что я выставляю на показ как раз для такого случая. Муляж. А нам с вами сейчас будет нужно вот это…». Из коробки для принтера был извлечен на него похожий приборчик с пультом управления. «Хочу в свой только что написанный роман! Еще нигде не издавался…Прочитал, что вы можете…» — принялся дерзить Писатель, но былой уверенности в фейковости происходящего уже не было. «Могу… — скромно подтвердил мужчина с приборчиком и заклацал кнопками, заиграл рычажками. — Положите на сканер руку и думайте о своем романе, воскрешайте образы, заставляйте их жить, двигаться!». Писатель подчинился и послушно, с готовностью, вспомнил Риту-Снежную Королеву, девочку Настю. В последнее время он часто о них думал, когда хотелось вспомнить что-то хорошее, но этого хорошего становилось все меньше, потом не осталось ничего — только сладкая боль воспоминаний и отправленный издателю последний роман. Каждой из этих, бросивших его женщин, он сначала немножко по своему, по писательски, отомстил — развил их обычные для женщин недостатки до абсурда, подчинил своей воле, заставил совершать то, чего не было. Своенравная и капризная Рита-Снежная Королева своего богатого мужа действительно не любила, но в холодильной камере на заброшенном складе его не морозила, как это придумал Писатель. Просто изводила супруга скандалами, срывала злость незаслуженными упреками. Папа девочки-байкера Насти никаким бандитом и злодеем не был, по жизни арендовал бывший колхозный сад и тихо, мирно гнал из яблок фирменный забористый сидр, хорошо продаваемый на городском базаре. Но Писатель все переиначил, добавил драйва и текст первым своим вариантом, дерзко напрашиваясь в отбойную рекламу, ушел к Издателю, его порадовал. Потом Писатель подумал, что если ничего хорошего в его жизни больше нет, то это хорошее нужно придумать, на то он и Писатель. Второй вариант романа криминала содержал уже самую малость, щадящей вкус читателя приправой, лунной дорожкой через все страницы вернулось ушедшее, затрепетало былое.

— Все, можете идти! Выход в ту дверь! — закончил свои таинства мужчина в лыжной шапке. — Но учтите, креативный вы мой, возврат не гарантирую! И если что-то пойдет не так… — мужчина развел руками, — мое дело предупредить…Оплату прошу вот в этот ящичек !

— Я согласен ! — неожиданно для себя принял все условия Писатель, из кармана вытряхнул в ящичек найденную дома наличность и шагнул к обозначенной двери. Рывком открыл, зажмурился в ожидании чего-то необычного…

Сперва показалось, что ничего нового только что оплаченная реальность за дверью не содержит. Писатель очутился в соседнем, плотно заставленном иномарками дворе. Из кармана куртки знакомой мелодией-рингтоном напомнил о себе мобильник, звонил Издатель. «То, что вы прислали, мне не понравилось! — с ходу сердито заурчал он. — Особенно концовка! Карамель, слюни… Но сроки поджимают, переделывать некогда и я послал в типографию ваш первый вариант, помните, это там, где главного героя очень эффектно приканчивает во дворе из крупнокалиберного пулемета папаша девочки Насти. Тоже не бог весть что, но другого выхода у меня нет, рекламная компания уже во всю запущена. Желаю удачи себе и вам, обнимаю!…».

В поисках выхода Писатель испуганно заметался по двору. Но все двери были на электронных замках, а выезд на улицу надежно заблокировал только что подъехавший огромный внедорожник. Задняя, обращенная к Писателю, дверь внедорожника распахнулась, открыв непроницаемое черное пространство в салоне. Там начиналось какое-то движение…

 

© Сергей Теньков, 2017

63

Отзовись, читатель!

2 comments — "Сергей Теньков. Квант писательства"

Подписаться на
avatar
Ким
Гость
Ким

Ой, как хорошо))) И словопись, и развязка! Спасибо, побаловали.

Николай
Гость
Николай

Прощай, грусть. Так и слышится в конце рассказа.

wpDiscuz