Виктория Константинова. Недописанная рукопись

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 11, средний балл: 4,45 из 5)
Загрузка...

Девушка, книги, фото, иллюстрация, рассказ

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 29.03.2017 г.

Об авторе. Виктория Константинова.

 


 

Недописанная рукопись

 

— Вы, литераторы, склонны ко всяческим фантастическим теориям, — добродушно усмехнулся Иван Семёнович. — На своём веку я достаточно навидался вашего брата. У нас почему-то не жалуют психотерапевтов и обращаются в крайнем случае. А когда наступает этот крайний случай, зачастую трудно что-либо изменить. Чего только не услышал, но одна история мне запомнилась очень хорошо, хотя произошла она много лет назад. Уж больно она нереальна на первый взгляд. Думаю, вам будет любопытно как писателю. Собеседник и давний друг доктора устроился поудобнее в предвкушении интересного рассказа.

 

Молодой человек, сидевший в глубоком кресле в кабинете известного психотерапевта был рассеян и несколько встревожен. Иван Семёнович с интересом рассматривал своего нового пациента, пытаясь угадать что заставило обратиться молодого человека к врачевателю душ.

Когда юноша немного освоился и немного успокоился, врач мягко спросил:

— Что тревожит вас?

Рассказ посетителя был несколько необычным, хотя в стенах этого кабинета звучали и более странные признания. Эдуард Абрамов был вполне успешным, несмотря на свою молодость, литератором. Большей частью он подвизался на романтической литературе и два его романа имели некоторый успех в обществе, особенно у женской его части. Полгода назад он приступил к новому роману, главной героиней которого стала молодая девушка, мечтающая о любви. Но рукопись не была дописана. Однажды на прогулке Эдуард упал с лошади и сильно пострадал. Он провёл в постели несколько недель, а последствиями травмы стали сильные головные боли, так что ни о какой литературной деятельности пока не могло быть и речи. Лишь совсем недавно Эдуард смог снова приступить к работе. Вспомнив о романе, он перечитал рукопись, чтобы освежить память, а спустя два дня он встретил свою героиню в городском парке. Незнакомка была до мельчайших деталей похожа на героиню романа, что Эдуард не поверил своим глазам. На следующий день видение повторилось, только в этот раз его героиня выходила из модного салона. Юноша всерьёз обеспокоился и обратился к другу, тот ему рекомендовал, не откладывая, посетить доктора.

— Понимаете, она настолько похожа на мою героиню, словно я писал образ с нее. Но я никогда прежде не видел эту девушку и боюсь, — помедлил молодой человек, — боюсь, что она — плод моего больного воображения, учитывая мою травму и последствия. Доктор, у меня один вопрос: насколько это серьёзно?

— Ну, не стоит так отчаиваться, — подбодрил своего пациента Иван Семёнович, — давайте досконально разберёмся в вашей истории. Вы постарайтесь вспомнить, что подтолкнуло к созданию образа героини и как должен развиваться сюжет. Может ответ кроется именно здесь?

 

В своё следующее посещение молодой литератор выглядел неважно: он осунулся, побледнел, взгляд стал тревожным и испуганным. Он буквально ворвался в кабинет врача, нервно озираясь по сторонам. Хоть рассказ и был несвязанным и путаным, Иван Семёнович понял главное, героиня романа вышла из-под контроля. Если раньше незнакомая девушка была точной копией своей героини вплоть до последнего жеста, то теперь она изменилась.

— Как изменилась? — поинтересовался доктор.

— Она стала совсем другой. Внешность та же, но одежда, причёска, манеры, всё другое, — отчаянно произнёс юноша. — Я настолько привык и сроднился со своим видением, я даже немного влюбился в неё, но этот новый образ совершенно меня вывел из душевного равновесия. И ещё, знаете доктор, — Эдуард понизил голос, — мне кажется, что это новое видение оказывает мне знаки внимания. Мне иногда кажется что она преследует меня. Боже мой, я схожу с ума! — с отчаянием воскликнул он.

— Скажите, а вы ещё не успели в своём романе создать образ любимого вашей героини?

— Признаться, я совсем забросил роман, — пробормотал писатель.

— Мой вам совет, допишите рукопись. Познакомьте наконец вашу героиню с мужчиной её мечты и она скорей всего отстанет от вас. Ведь вы не довели дело до конца, и ваше подсознание мучается от этого, поэтому и появляются видения.

— Спасибо доктор, я сейчас же вернусь и допишу этот роман. Надеюсь, это поможет.

— И я надеюсь, — тихо прошептал доктор, когда за пациентом закрылась дверь. — Очень надеюсь.

 

Спустя месяц в кабинете Ивана Семёновича появился элегантный молодой человек. Доктор с огромным трудом и не менее огромным изумлением в незнакомце узнал юного литератора Эдуарда Абрамова. Юношу действительно крайне трудно было узнать. Рассеянный, немного небрежный в одежде и поведении представитель богемной среды каким-то чудом превратился в элегантного молодого человека с безупречными манерами и взглядом уверенного в себе человека.

— Как? Это вы? — удивление известного психиатра было настолько искренним, хотя удивить доктора с огромным жизненным опытом довольно непросто.

— Да доктор, это я, — незнакомый Эдуард Абрамов присел в кресло. — Помните, вы мне советовали закончить роман. Я послушался вашего совета. Чего только мне стоило создание образа героя. Всякое его описание сводилось в конечном счёте к тому, что он был очень похож на меня. Как только я не бился, сколько перевёл бумаги, но результат был один — герой до последней черты каким-то чудом становился похож на меня. Тогда я пошёл от противного и создал человека, характер которого разительным образом отличается от моего поведения и привычек. Каково же было моё удивление, когда однажды в зеркале я увидел незнакомца. Сначала я испугался за свой рассудок. Но через некоторое время успокоился, (что удивительно для меня, прошлого) и пришёл к мнению, что теперь я стал себе более приятен и мой новый образ меня вполне устраивает. Я, разумеется, понимаю что болен, (вряд ли такие вещи случаются со здоровыми людьми), но я вполне комфортно себя чувствую и не хочу ничего менять. К тому же моё первое видение стало ко мне благоволить и подавать знаки внимания.

— А второе что же, исчезло? — Иван Семёнович внимательно всматривался в своего пациента, всё еще не веря своим глазам.

— Второе, — усмехнулся писатель, — второе не исчезло, оно изредка встречается мне на улице или в парке на прогулке, но совершенно перестало интересоваться мной, чему я искренне рад. Я храню верность своему первому видению, — скромно улыбнулся он. Я пожалуй пойду, дела. А вам доктор огромное спасибо!

— За что же, голубчик? — всплеснул руками Иван Семёнович.

— За гармонию, — ответил молодой человек.

 

— Да, интересная история, — протянул собеседник Ивана Семёновича. — Интересная и весьма поучительная для нашей писательской братии. И что, так всё и закончилось? Неужели не было продолжения?

— Почему же, — улыбнулся доктор, — продолжение скажу я вам не менее любопытно.

Иван Семёнович взял со стола книгу и протянул её приятелю. Тот, как истинный книжный гурман, бережно взял её, провёл рукой по шелковистой, приятной на ощупь обложке. Это был новый роман модного писателя Эдмона Монтье. Назывался он «Недописанная рукопись».

— Это и есть продолжение?

— Да, — доктору доставляло истинное удовольствие некоторая растерянность своего друга литератора.

— Но какое отношение имеет писатель Монтье к вашей истории?

— Самое прямое. Монтье, мой друг, и есть тот самый Эдуард Абрамов. А я что, сразу не сказал вам что мой пациент издавал свои книги под другим именем?

— Позвольте, но Монтье самый модный писатель в нашем светском обществе. Правда сказать, в глаза его никто не видел и личным знакомством похвастаться не может. Так что же, получается что Монтье-Абрамов дописал всё-таки свой злополучный роман?

— Мало того дописал, но ещё и женился на своей героини и безмерно счастлив, о чём свидетельствует послание. Иван Семёнович достал из стопки писем красиво оформленную открытку.

— «Дорогой доктор, я благодарен вам за ваши советы и участие. Я безмерно счастлив, теперь моё видение всегда со мной».

— Что это значит? Он так и не выздоровел?

Доктор расхохотался:

— Это значит что он никогда не болел. Просто его разум разыграл его.

— Как это?

— Когда Эдуард впервые пришёл на приём у меня сложилось впечатление о нём как о рассеянном человеке, блуждающим в облаках. Но при всём при этом у него оказалось весьма цепкое подсознание, которое тщательно фиксировало каждую деталь. Оно зафиксировало юную особу, прибывшую на каникулы к своей тётушке, проживающей в соседнем доме. Вскоре он приступил к созданию нового романа. Его подсознание услужливо подсунуло уже готовый образ главной героини и поэтому писатель искренне считал, что создал девушку в своем воображении, а когда после долгой болезни увидел прототип, то принял реальную девушку за последствие своей травмы.

— Постойте, а как же второе видение? — воскликнул гость.- Если я правильно понимаю, было вторая девушка видение, не вполне соответствующая книжной героине. Как это понимать?

— Второе видение оказалось самой что ни на есть реальной девушкой и родной сестрой видения номер один. Девушки были очень похожи внешне, но характеры, поведение и манера одеваться оказались настолько разными, что наш бедный писатель испугался за свой рассудок.

— Его можно понять, — заметил друг доктора, — мало того что девушка сошла со страниц рукописи, но она ещё и начала вести самостоятельную жизнь. Зачастую в процессе работы сюжет настолько увлекает автора, что он с трудом отделяет фантазию от реальности. А тут реальность просто ворвалась в творческие планы. Спасибо дорогой друг за поучительную историю. Пожалуй, первое что я сделаю по возвращению домой — это пересмотрю свои недописанные рукописи, а то чего доброго и ко мне начнут являться видения.

Доктор улыбнулся:

— Вряд ли ваши видения окажутся такими же обаятельными, учитывая специфику жанра, и в данном случае криминальный роман может оказаться небезопасной штукой.

 

© Виктория Константинова, 2017

231

Отзовись, читатель!

11 comments — "Виктория Константинова. Недописанная рукопись"

Подписаться на
avatar
Сергей
Гость
Сергей

А где мой прежний комментарий?

Виктория
Гость
Виктория

извините, я не в курсе, пока никого не наблюдала здесь, вы первый, кто откликнулся

Гаянэ
Гость
Гаянэ

Рассказ понравился. Единственно, смущает немного оформление непосредственно рассказа в рассказе. По идее доктор рассказывает об интересном случае, но повествование ведется от лица всевидящего ока, а хотелось бы, чтобы фокальный персонаж был, все-таки, доктор. Но это мое сугубо личное мнение. Немного режет глаз: «— И я надеюсь, — тихо прошептал доктор, когда за пациентом закрылась дверь. — Очень надеюсь». Как-то не стыкуется с известным психиатром. Очень сентиментально. :)

Виктория
Гость
Виктория

Спасибо большое за комментарии, очень дельно. Сама вижу, что получилось не так гладко как хотелось, не смогла чётко войти в заданный размер текста и поэтому получилось немного скомкано. А насчет фразы, это немного сентиментально и может излишне эмоционально, но хотела показать что пожилой доктор симпатизировал молодому писателю и искренне желал ему помочь. Я просто не сумела создать эмоциональный план сюжета, сказывается многолетний опыт в копирайте, где все должно быть четко и лаконично

Гаянэ
Гость
Гаянэ

Виктория, я вас прекрасно понимаю! У самой многолетняя практика в журналистике мешает сосредоточиться на художественных деталях и эмоциональной образности. Привычка к четкой структуре и к приоритету в изложении фактов мешает воображению. Только практика поможет. У вас все получится! )))

Виктория
Гость
Виктория

Спасибо Гаянэ! Вам тоже удачи в творчестве! Мне очень нравятся ваши комментарии ко всем рассказам, очень конструктивные и четкие, как хороший добрый совет.

Анна
Гость
Анна

Очень интересный сюжет трансформации личности писателя в процессе своего творчества. Это отображено в рассказе грамотно и правильным литературным языком. Не исключены стилистические , грамматические ошибки и знаки препинания. Рассказ, вообщем ,очень понравился. Спасибо.

Виктория
Гость
Виктория

Анна, большое спасибо за замечания. Признаюсь, что в знаках препинания не сильна, хоть и усиленно с ними борюсь

Мария
Гость
Мария

Идея хорошая и воплощение вполне себе.
Слова доктора «Очень надеюсь», сказанные уже после того, как за молодым дарованием закрылась дверь, показали мне откровенное беспокойство конкретного героя. Доктор в этой фразе сразу приобрёл объём, перестал быть плоским.
Но, должна заметить с сожалением, Вы умудрились меня расстроить. «…и женился на героинИ»… Я очень надеюсь, что это была досадная опечатка. Бывает, когда быстро печатаешь.
Спасибо за рассказ.

Виктория
Гость
Виктория

Мария, ни в коем случае я не желаю кого-либо здесь расстраивать, это действительно опечатка, очень досадно, но такое случается.

wpDiscuz