Конфеты с холодком. Искусство безыскусного

Тундра, грибы, красноголовики, сопки, Дальний Восток

 

Искусство рассказывать жизнь. Екатерина Яшина, «После тебя».

От Эльбруса с Казбеком до Магадана. Неделя на поезде. Сопки, морошка, минус пятьдесят. И любовь, излучающая тихое счастье, которым не хочется хвастаться.

По форме рассказ, по содержанию — роман. Так было сказано в своё время о рассказах Чехова. Собственно, в том-то и состояло чеховское новаторство.

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

Рассказ Екатерины Яшиной «После тебя» — образец именно такой короткой прозы, чьё содержание выходит за пределы сюжетного рассказа. Не случай, не ситуация, не узкий конфликт интересов создают здесь сцену.

Здесь герой — сама жизнь. Точнее, любовь. Но не эфемерное чувство, обряженное в романтические одежды, а реалистическая любовь со стажем, продолжающая жить и тогда, когда стаж у одного из любящих обрывается. Впрочем, обрывается ли? Того не ведаем мы.

Та сила вселенская, та чернота космическая, что бросает нас в дали звёздные, уносит одного из двоих, забирает одного из пары. И тогда другому остаётся ждать. И говорить. Говорить! Молчать невмоготу. Столько слов, верных, точных, необходимых, сказано за годы и десятилетия, уплывшие корабликами памятными в прошлое, — и вдруг оборвать поток, умолкнуть.

Нет.

И Рита говорит. И не только говорит. Она и конфеток мятных, с холодком, какие он любит, принесёт. И кофейку бы с молоком налила, да не положено. Привыкла жить с оглядкой — и целоваться на людях так и не приучилась.

«Опосля» — вот что Боря обещал своей Рите. Уйти в звёздную ночь Вселенной следующим. Вторым. Чтоб сердце любимой не разбить.

Но не властен над этим человек. Буковки «Е. Б. Ж.» добавлял к письмам и дневникам Толстой, снабжал предусмотрительно буковками планы и обещания.

«Уж я после тебя», — говорит теперь Рита, и слышится за этим мастерски недосказанное: «Уж я за тобой».

Искусство безыскусного. Умение выразить в нескольких малых страничках жизнь с её обыкновенной любовью — это, пожалуй, и есть то нечастое проявление литературного дарования, когда автор интуитивно выхватывает из миллионов подробностей лишь те детали, что дают чудесное превращение: вместо сюжета читается сама жизнь. «У нас, русских, вообще с сюжетами никуда, — писал Юрий Казаков Виктору Лихоносову. — Нет у нас сюжетов, а больше так, «жизнь», это у лучших, у плохих же ничего нет».

Екатерина Яшина идёт трудной дорогой. Ибо жизнь всегда будет больше сюжета, богаче сюжета.

Вот, правда, тыкву с репкой сравнивать в рассказе не следует. Это я как деревенщина советую. И «колосилось» — глагол, которому место не в огороде, а за околицей. Ну да кто из нас совершенен?

 

© Олег Чувакин, 5-6 октября 2019

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

💝

3 комментария:

  1. Ирина Бирюкова

    Хорошо… Какие слова точные нашли:»Искусство безыскусного»! И не случайно моих любимых Казакова и Лихоносова вспомнили…

  2. Екатерина Яшина

    Спасибо Вам, Олег! За «искусство безыскусного», за анализ текста, который заставил улыбнуться тыкве с репой) Вы-мастер вычленять из всего произведения главный философский стержень! Спасибо Вам за напутствие, за доброту и за рекомендации к дальнейшим творческим работам! И хорошо, наверное, что все мы несовершенны!) Это ведь и есть наш стимул и волшебный пендель)

  3. Инна Ким

    Екатерина, и правда, написала один из самых тёплых и сильных рассказов на нынешнем конкурсе. Искренне желаю ей победы!

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.