Конфеты с холодком. Искусство безыскусного

Тундра, грибы, красноголовики, сопки, Дальний Восток

 

Искусство рассказывать жизнь. Екатерина Яшина, «После тебя».

От Эльбруса с Казбеком до Магадана. Неделя на поезде. Сопки, морошка, минус пятьдесят. И любовь, излучающая тихое счастье, которым не хочется хвастаться.

По форме рассказ, по содержанию — роман. Так было сказано в своё время о рассказах Чехова. Собственно, в том-то и состояло чеховское новаторство.

Рассказ Екатерины Яшиной «После тебя» — образец именно такой короткой прозы, чьё содержание выходит за пределы сюжетного рассказа. Не случай, не ситуация, не узкий конфликт интересов создают здесь сцену.

Здесь герой — сама жизнь. Точнее, любовь. Но не эфемерное чувство, обряженное в романтические одежды, а реалистическая любовь со стажем, продолжающая жить и тогда, когда стаж у одного из любящих обрывается. Впрочем, обрывается ли? Того не ведаем мы.

Та сила вселенская, та чернота космическая, что бросает нас в дали звёздные, уносит одного из двоих, забирает одного из пары. И тогда другому остаётся ждать. И говорить. Говорить! Молчать невмоготу. Столько слов, верных, точных, необходимых, сказано за годы и десятилетия, уплывшие корабликами памятными в прошлое, — и вдруг оборвать поток, умолкнуть.

Нет.

И Рита говорит. И не только говорит. Она и конфеток мятных, с холодком, какие он любит, принесёт. И кофейку бы с молоком налила, да не положено. Привыкла жить с оглядкой — и целоваться на людях так и не приучилась.

«Опосля» — вот что Боря обещал своей Рите. Уйти в звёздную ночь Вселенной следующим. Вторым. Чтоб сердце любимой не разбить.

Но не властен над этим человек. Буковки «Е. Б. Ж.» добавлял к письмам и дневникам Толстой, снабжал предусмотрительно буковками планы и обещания.

«Уж я после тебя», — говорит теперь Рита, и слышится за этим мастерски недосказанное: «Уж я за тобой».

Искусство безыскусного. Умение выразить в нескольких малых страничках жизнь с её обыкновенной любовью — это, пожалуй, и есть то нечастое проявление литературного дарования, когда автор интуитивно выхватывает из миллионов подробностей лишь те детали, что дают чудесное превращение: вместо сюжета читается сама жизнь. «У нас, русских, вообще с сюжетами никуда, — писал Юрий Казаков Виктору Лихоносову. — Нет у нас сюжетов, а больше так, «жизнь», это у лучших, у плохих же ничего нет».

Екатерина Яшина идёт трудной дорогой. Ибо жизнь всегда будет больше сюжета, богаче сюжета.

Вот, правда, тыкву с репкой сравнивать в рассказе не следует. Это я как деревенщина советую. И «колосилось» — глагол, которому место не в огороде, а за околицей. Ну да кто из нас совершенен?

 

© Олег Чувакин, 5-6 октября 2019

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Прочти читательские отзывы и возьми даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
💝

3
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Ирина Бирюкова
Гость
Ирина Бирюкова

Хорошо… Какие слова точные нашли:»Искусство безыскусного»! И не случайно моих любимых Казакова и Лихоносова вспомнили…

Екатерина Яшина
Гость
Екатерина Яшина

Спасибо Вам, Олег! За «искусство безыскусного», за анализ текста, который заставил улыбнуться тыкве с репой) Вы-мастер вычленять из всего произведения главный философский стержень! Спасибо Вам за напутствие, за доброту и за рекомендации к дальнейшим творческим работам! И хорошо, наверное, что все мы несовершенны!) Это ведь и есть наш стимул и волшебный пендель)

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Екатерина, и правда, написала один из самых тёплых и сильных рассказов на нынешнем конкурсе. Искренне желаю ей победы!