Невероятная история

Регрессия прошлой жизни, регрессивный гипноз, заглянуть в прошлое, посмотреть реинкарнации души

 

Текст участвует в конкурсе «Счастливая душа».

Об авторе: Татьяна Авдеева.


 

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

Эта история произошла со мной тогда, когда было темно… Года четыре назад… Было совсем темно… В душе не было света… Это состояние уже длилось давно, и я потеряла счёт времени… Мне было ужасно, плохо, некомфортно жить в своём теле. Со мной случались неприятности и неудачи… Я не знала, что мне делать, куда идти. Почему всё так ужасно в моей жизни? А ещё был вопрос в голове: что нужно сделать для того, чтобы все изменить? Я была готова в тот момент убежать на край света от того ада, что происходил у меня в душе. В тот момент мы очень много общались с моей подругой, Ириной. Я часто бывала у неё. Её муж умирал от рака. Это были тяжёлые дни.

Однажды в Интернете я увидела информацию про регрессивный гипноз. Это гипноз, при котором в определённом состоянии тебя уводят в твоё прошлое. Постепенно ты возвращаешься в момент рождения. Продолжая дальше, можно попасть туда, кем раньше, до того, была твоя душа. Каким образом умер человек? Когда и как долго он находился вне тела? И как затем душа рождается на земле?

Мне стало очень интересно: а что это такое? Почему люди так живо рассказывают о том, что видят? И это было настолько странно. Я подумала: как же это им удаётся? Как можно придумать вот такое?

Моё любопытство взяло верх. Я стала искать способы пережить такое в жизни. И вот я уже познакомилась с одним человеком. Это был мужчина Павел из Калининграда. Мы с ним созвонились. Немного пообщавшись, он дал мне инструкции, как подготовиться к регрессу.

Он говорил о том, что нужно будет обязательно видеть картинку того, о чём говорится. Нужно уметь представлять. Это было интересно и не сразу получилось. Я проделывала несколько раз медитацию и поняла, что есть разрывы картинок. Экран иногда просто гаснет. Я думала, что это какой-то сбой, но потом поняла, что это тоже опыт и умение. Это на самом деле один из наших инструментов, которым мы все должны уметь пользоваться. А я люблю делать такие вещи и проводить над собой эксперименты. Поэтому с интересом взялась за дело и постаралась все сделать для того, чтобы у меня все получилось. Я очень не люблю чувствовать себя неудачницей. Это жуткое чувство. Стараюсь всегда, по крайней мере, хоть как-то разбираться и понимать то, в чем следует преуспеть.

И вот день регресса. Я попросила подругу предоставить мне ненадолго комнату, что она сдавала. И купила наушники для того, чтобы хорошо слышать то, о чём пойдёт речь.

Мы отправились в путешествие. Мне было сложно настроиться. Наверное, это из за того, что всё-таки по Интернету это неудобно делать. Есть определённые страхи о том, что закончится связь, не будет Интернета, боишься чего-то не услышать. Или тебя не услышат. Ну, в общем, как-то начали, и я стала потихоньку погружаться в состояние гипноза. Мне хотелось погрузиться и чтобы всё получилось. Я оставалась под впечатлением того, как люди рассказывали все почти одно и то же, и я решила убедиться, всё ли так, как оно есть. Мы спускались по лестнице. Он рассказывал, как мы, спускаясь, идем назад по ходу своей жизни. Это была круглая лестница, словно мы спускаемся в подземелье, где-то крепился свет, и было светло. Я спускалась по лестнице, и мимо пролетали картинки моего прошлого. Они летели, но иногда терялись и пропадали. Я не видела сразу же того, о чем говорил Павел. Мне приходилось напрягаться, чтобы увидеть хоть какую-то картинку. Не всегда получалось.

Я помню, как летела в какую-то трубу. Наступили тишина, темнота, и вот — картинка. Моё кино началось… Я увидела жуткое зрелище, я оказалась на поле боя. В тот момент мне показалось что я видела это в кино, да и вообще, что я это все фантазирую. Но всё, что там было, было очень ярко и чётко. Это больше всего меня впечатляло… Вокруг был день… Все в крови… крики воронов… Много красного цвета. Это кровь и, наверное, одежда. Также много красного и зелёного цвета… Целое поле убитых. Человеческие тела лежат повсюду… Оружие — железки и мечи, копья… Доспехи и щиты… На дворе лето, всё зелёное, есть деревья и красивая природа… Это на каком-то поле. Не совсем ровном, а может быть, всего так много и кажется. Какие-то кучи и неровности. Но я вижу себя… Я — мужчина, огромный и рыжеволосый. Я молодой, лет тридцати… У меня красивые длинные тёмно-рыжие волосы, заплетены в косы. И борода. Я очень большой. Моё тело — буквально груда мышц. И я большого роста. Я гигант, очень красивый, у меня светлые голубые глаза. На теле у меня какие-то доспехи и обувь, какая-то простая типа валенок, но летних… Может, я не увидела… Я знаю, что я умираю… Мои раны смертельны… У меня спирает дыхание. Мне тяжело дышать… Но, кажется, не из-за того, что больно от ран… А оттого, что очень обидно… Я задыхаюсь от слез… Мои слезы перерастают в рыдания и рёв… Я начинаю реветь, как медведь… Так неистово, так неудержимо, кажется, моему горю нет пределов: вот какое оно большое. Звуки вырываются из меня и эхом отдаются, смешиваясь с криком птиц.

Мне не нужны слова, чтобы выразить то, что у меня на душе… Состояние ухудшается, уже нет сил, я умираю. И перед моими глазами стоит картинка того момента, самого счастливого, одного-единственного в моей жизни. Самого яркого — манящего момента встречи с ней… Это было, когда я сидел в доме, где наливают что-то спиртное… Я там сидел и вдруг увидел её… Она была там. Она что-то разносила людям или просто проходила мимо… Я видел только её глаза и образ… Она была очень красива… У нее длинные светло-рыжие волосы и очень красивые озорные глаза… Я увидел её только мгновение… Этот очень игривый взгляд говорил мне, что я могу быть твоим счастьем… Он звал меня… Он манил меня туда, где смех и счастье… Где радость и что-то другое… То, что отличалось от моей суровой солдатской жизни… Она меня манила своими глазами и мыслями… Её глаза улыбались… А мне казалось, что она смеётся или хохочет…. Мы говорили с ней на каком-то непонятном другим языке… Она говорила мне, что я ей нравлюсь. и она хотела бы, чтобы я стал её счастьем. Она говорила мне о любви, о верности, о семье… И это просто в одно мгновение, когда я просто на неё посмотрел…

Я увидел её, и она изменила мои мысли… Я смотрел на неё и впервые в жизни я не думал о том, как будет на войне, в сражении, с кем мы будем драться… Что я буду там делать и с кем… Я подумал о том, что никогда ещё не хотел сделать кого-то счастливой… Эта мысль, словно бомба, разорвалась в моей голове. Я видел её и уже не понимал, как мне быть… Впервые я столкнулся с бунтом внутри меня… Я ничего не хотел… Я хотел только её… Только с ней… Я не хотел воевать… Я не хотел убивать… Мне так захотелось простого человеческого счастья, я хотел смеяться так же… Я вспоминал, что я видел это со стороны, но никогда не понимал, как они это делают… Почему они смеются и радуются… Почему радуются… В моей жизни было только одно — это драться, учиться драться и воевать, убивая…

Она манила меня и звала… И в тот момент я впервые допустил в своей голове возможность и мысли о том, что я за всю свою жизнь только убивал и дрался, служил и учился, но так и не сделал никого счастливым… Я не хотел этого… Я подумал: а если взять меня и её, что бы могло быть? Я вдруг понял, что я никогда раньше об этом не думал…

Я подумал о том, что, если вернусь, я обязательно заберу её отсюда и мы будем счастливы, мы будем смеяться… если она меня дождётся… Мне стало так жаль, что я должен идти… Я не могу отказаться… Я не могу сбежать… Я должен идти, это моя жизнь… я так всегда делал, я должен закончить начатое.

Впервые я почувствовал что-то, чего раньше у меня не было… Новое, неизвестное ранее чувство ворвалось, словно ветер, и заставило меня просто замереть на месте… Мне кажется, в этот момент я даже не моргал… Я словно окаменевший смотрел и ничего не мог поделать… Это был самый счастливый день в моей жизни.

…Я умирал с её образом перед глазами… Мне даже имя было неизвестно… Я не мог подойти, я не мог даже поговорить… Я никогда не делал этого… Было невозможно больно, что даже имя её я не смог узнать… И она уже никогда не узнает, что я хотел, хотел сделать её счастливой… Эта боль была настолько сильной, что не хватало никакой силы, чтобы утолить или как-то успокоить, унять её…

После того как я умер, я видел себя сначала со стороны, я возвышался над телом, а затем я увидела его уже на горе… Высоко… Был очень красивый вид. Горы зелёные и высокие, как Карпаты. Просторы необычайной красоты… Это высота полёта птицы… Очень красиво смотреть вниз… Запирает дыхание… И вот рядом со мной сидит старик в белом… Седоволосый и очень добрый… Он сидит и слушает мою историю… Я пытаюсь ему рассказать о том, что со мной случилось… Я рассказываю ему о той девушке и том, что мне так жаль, что я умер, так и не познав счастья… Так не увидев любимых глаз… И как мне невероятно жаль, что я так неправильно жил… Я был закрыт от того, что могло радовать меня, и я мог бы радовать других… У меня слезы на глазах… Я так неправильно жил… Я так много убивал… Я так и не сделал никого счастливым… И сам не познал это чувство… И эта девушка уже никогда не узнает, что я так хотел к ней вернуться и делать с ней счастье… Моё раскаяние такое искреннее… Я словно ребёнок, рыдаю как никогда… Мне так жаль, что уже ничего нельзя вернуть…

Это было очень яркое впечатление… Я до сих пор не могу забыть яркости этого видения… Этот образ так ярко отпечатался у меня в голове. Что я очень часто думаю об этом. Я не знаю, правда или нет, но это я видела и чувствовала, я плакала, и в горле стоял ком… Мне были понятны его горе, чувства, и я всей душой соболезновала ему. Я до сих пор помню эти картинки, эти эмоции… Не знаю точно, зачем это, но часто думаю о том же… Что в жизни мы можем всего достичь, добиться каких-то целей… Даже признания…. А вот было ли много счастья и любви в моей семье, делала ли я кого-то счастливым??? И это возвращало меня в реальность… Я больше ничего не хотела, все мои амбиции рассыпались в пыль… Меркли перед этим чувством…. Это то самое невероятное в нашей жизни — чувство созидания с любимым человеком… Когда слезы от счастья и радость от гнева…. Когда можно легко прощать и быть доброй… Потому что любима… Потому что есть «роднулька», твой человек рядом с тобой… И он только твой не потому, что печать в паспорте, а потому, что по-другому быть не может… Он часть тебя, а ты часть его… Он любит и лелеет тебя… Это то, ради чего стоит жить, вынести все невзгоды и гонения, познать, что такое несчастье, предательство и измена… Пройти такой сложный и тернистый путь, только чтобы понять: а как это? Как делается счастье? Каково быть счастливой и любить? Как это — найти своего человека?

 

© Татьяна Авдеева

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

💝

1 комментарий:

  1. Кто бы что не говорил, а без «своего» человека счастье не станет полным. Наверное, это известно всем, кто нашёл и узнал этого самого человека. И то, что «свой» человек рядом с тобой идёт по жизни, уже меняет всё в твоём восприятии мира и самого себя.

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.