Два письма

Мэрилин Монро, актриса, портрет, граффити

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Алексей Дельвиг.


 

Я жил один с кошкой Машкой в маленькой квартирке в Измайлово. Мой день был обычен и предсказуем: я вставал, что-то ел, потом садился в 3-й автобус и доезжал до «Детского мира», где я работал продавцом. Мои одноклассники на наших встречах, забывая мои ответы с прошлого года, всегда интересовались, являюсь ли я владельцем этого магазина, и, узнав, что не являюсь, теряли всякий интерес…

Так продолжалось до тех пор, пока я не получил два письма. Первое я вынул из почтового ящика перед тем, как сесть в любимый 3-й автобус, где я чувствовал себя как на необитаемом острове — все смотрели на экраны смартфонов и не обращали внимания ни на пролетающих уток, ни на цветы. Итак, первое письмо было от Христофора Колумба, в котором он извещал испанских монархов Фердинанда и Изабеллу Кастильскую об открытии Америки. На письме стояли дата 12 октября 1492 и место — Сан-Сальвадор. Все было, как интуитивно и должно было быть для такого рода писем, на месте: вензеля, пергаментная жёлтая бумага, гербы, подписи, адрес, и соответствующий конверт венчал это произведение искусства. Вот что Колумб писал в начале своего сообщения:

Досточтимый Государь и благородная Государыня! Божьей волей все три корабля, которые Ваше Величество соизволили послать под моим начальством и попечением с целью поиска столь полезного и благоугодного для испанской торговли западного пути в Индию, а именно любезно предоставленная синьором Мартином Алонсо Пинсоном блистательная каравелла «Пинта», «Нинья» и четырёхмачтовый парусник «Санта-Мария», прибыли на остров, который я во имя Спасителя нашего Иисуса Христа назвал Сан-Сальвадор…

Далее Христофор Колумб описывал всем известные детали своего плаванья: как он проплывал мимо Канарских островов и видел в тумане нечто, что он принял за огромные здания, построенные шеренгою вдоль побережья, поразившие его бурые водоросли Саргассового моря, Багамы, где даже на корабле до него, как ему показалось, долетали исковерканные каким-то странным образом английские фразы… Прочитав письмо до конца, я повертел его в руках и долгое время не мог взять в толк, что происходит. Это не походило на розыгрыш, на которые были так падки Сашка Кулешов и Васька Федоров — первый стал директором какой-то нефтяной компании, а второй — известным продюсером. Не пуская дела на самотек, я позвонил Сашке.

— Привет, Саш! Все нефть качаешь?

— Чего звонишь, денег, что ли, надо?

— Да уж чего-чего, а денег у меня навалом! Кстати, это не ты мне письмо переслал?

— Я? Письмо? Тебе? С утра рановато начал праздновать поездку на автобусе… (Сашка был юморист.)

— Ну, от Христофора?

Трубка телефона заикала, захрипела, и потом раздался оглушительный смех.

— От Колумба, что ли? Ну брат, спасибо за напутствие! Вот уж снял стресс так снял! Мне как раз на совет директоров надо было! Я им эту байку расскажу — что ты письмо от Колумба получил! Не пей только с утра, в дверь автобуса не впишешься! Знаю — был там, как говорится!

Судя по всему, письмо явно не было Сашкиным розыгрышем. Оставался только один Васька под подозрением. Трубку взяли быстро, как будто ждали:

— Узнал, 3-й автобус, валяй, я тут на креативном совещании, поставлю на спикер, чтобы перерыв сделать.

— Вась, я только что с Сашкой говорил. Он собирается на совете директоров байку про меня рассказать, что я письмо от Христофора Колумба получил. Ты ничего про это не знаешь?

Трубка сначала молчала и тяжело дышала. Потом она, как извержение вулкана, как нарастающий на съезде КПСС гимн «Интернационала», как тайфун, загоготала женскими и мужскими голосами. Сидевший рядом подросток с уважением посмотрел на меня и понимающе спросил:

— Порнуху в автобусе? Круто!

Васька что-то мычал в трубку нечленораздельное, он плакал, как плакали от смеха и все креативщики вокруг него.

— Я постараюсь перезвонить, если в живых останусь… — сказала трубка и отключилась.

Я смекнул, что это дело, вероятно, и не Васькиных рук. Остаток дня прошел нормально, если не считать, что я был немного сбит с панталыку и часто ловил себя на том, что вместо нахвостников предлагал, и весьма успешно, покупателям японскую ходящую, говорящую и самообучающуюся куклу-робот «Хочу к тебе домой». Кстати, мой отключенно-уверенный вид при этом даже привел к тому, что люди охотно покупали куклу вместо набора пластиковых держателей волос белорусского подпольного производства, что немедленно было запеленговано и отделом продаж «Детского мира», как оказалось впоследствии.

Второе письмо в розовом конвертике, со всякого рода сердечками и зайчиками было написано, по всей видимости, Мэрилин Монро и датировано просто — «лето 1954 г.». С утра я продолжал умственно отлынивать от работы и вместо наборов солдатиков продавал многокомпонентные модульные железные дороги «Для Ваших садов, полей и не только» с компьютерной поддержкой, WiFi, самообновлением и удаленным обслуживанием. Когда я, сам не подозревая этого, продал первый набор, то меня лично посетила недосягаемая Марго, зав. отдела «VIP продаж и обслуживания», в которую я был тайно и беспомощно влюблён ещё со школы. Мы были на «ты».

— Ты мне скажи, ты что, издеваешься? Мы, как проклятые, ищем алгоритм продажи, фокусные и таргетные группы, обзваниваем VIP клиентуру и ищем спонсорского модулирования, а ты продаёшь этот набор-монстр вот так с кондачка, мол, утёр вам всем нос? Ну, что молчишь? Скажи, что гарантийное обслуживание только не продал… Горе ты моё…

Я встрепенулся, подошёл к покупателю, который как раз проходил мимо, намереваясь покинуть магазин, и после нескольких слов продал ему и гарантийное обслуживание. Марго, не сдерживая слез, убежала, а все остальные продавцы обдали меня дружною волною гневного презрения.

Это было весьма кстати, так как разразился обеденный перерыв, что позволило мне все же внимательно прочесть полученное письмо. Я понял, что это, вероятно, было первое письмо Мэрилин к Джону (Кеннеди?), написанное ею после их первой встречи на вечеринке, организованной актёром Питером Лоуфордом в Голливуде. Актриса жаловалась на непонимание и отчуждение её мужа бейсболиста Джо Ди Маджо и признавалась в любви какому-то Джону… Мне особенно запала в душу полная грусти строчка: «Как медленно всё же я пыталась забыть тебя!», а потом подпись: «Твоя Мэрилин».

Я ждал подобного развития событий, так как все в жизни обычно идет стаей — удачи, неудачи, да и письма, как выясняется, тоже. Но чтобы письмо от Мэрилин Монро — этого я не мог себе представить! Сашка и Васька отпали после первой секунды размышлений.

— Значит, тут может быть замешана женщина, — сказал я сам себе и, обрадовавшись своей прозорливости, решил даже выпить ещё одну огромную чашку чая. Чай не помог. После обеденного перерыва я неистовствовал. Покупатели сметали с полок самые дорогие и навороченные игрушки, не пренебрегая всеми самыми сколь изощрёнными, столь и никому не нужными опциями, планами, гарантиями, продлениями и дополнительными обслуживаниями… Меня сначала ненавидели, шикали за спиною, потом плевались скрыто, а потом и открыто в мою сторону, а потом Аполлон Аполлонович… да, тот самый… с самого верха здания… взял уже было сапёрную лопатку и подкрался с затылка, чтоб вернее… Его связали покупатели…

Я очнулся дома, когда Машка, поняв моё состояние, распушила хвост и прилегла на мою истомлённую грудь.

— Машка, вот ты мне скажи: откуда эти письма, зачем они мне? Почему я? Что со мною происходит?

— Мурр! — сказала Машка.

— Московский уголовный розыск… Нет, это не то, там мне точно не помогут.

— Мурр! Мурр! — словно удивляясь моему тупоумию, снова сказала Машка и стала умываться, сидя на моей шее.

— А, понял: малоугловое рассеяние… нет, многоузловая рентгенотерапия… Постой, я с утра думал, что это может быть какая-то женщина… уж не ты ли? — И я с подозрением посмотрел на Машку. Машка переместилась на лоб и стала урчать сильнее. — Ага, значит, я на правильном пути. Предположим, Машка мне хочет сказать имя этой женщины…

(Машка закивала, или это только мне показалось?)

«Если мне придёт ещё одно письмо, то меня уволят, — подумалось мне. — А что, если это Марго?»

Я вскочил и стал искать её телефон. Вдруг все стало ясно и понятно: надо найти её телефон и позвонить, и она, как во втором классе, как зав. продажами, наконец поможет. Так, Муромцева Марго… Трубку взяли легко и тихо.

— Это ты! — сказала Марго.

— Я, — сказал я.

— Почему раньше не звонил?

— Потому что я люблю тебя.

 

© Алексей Дельвиг

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Прочти читательские отзывы и возьми даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
💝

4
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Иветта
Гость
Иветта

Хмурым воскресным утром шла в новый конкурсный текст с готовностью погрустить. Так уж складывается, что любовь — она ж всегда про печали. А тут такое чудо — лёгкий, трогательный рассказ! Краткое, но очень точное доказательство того, что даже предчувствие любви способно из вроде бы неудачника сделать успешного человека. Остаётся только догадываться, каких высот будет способен достичь герой рассказа, окрылённый настоящей и, похоже, взаимной любовью. Тонкая ирония и чувство юмора автора добавляют читательских бонусов, но он, въедливый читатель, всё равно не верит, что обеденный перерыв может «разразиться». Обеденный перерыв — такая желанная и такая предсказуемая штука! :-)

Отзыв писала с улыбкой на лице и светлым, согревающим душу чувством, которое оставил рассказ.
Удачи в конкурсе!

Нетта
Гость
Нетта

Спасибо, Алексей! Это было смешно.
Я прочитала ваш рассказ раз пять и, конечно же, ничего не поняла. Но самое смешное, что я не поняла, надо ли пытаться понять. Может, это такой жанр, где герои ведут себя в высшей мере абсурдно, а все делают вид, что так и надо? Вроде Хармса? :)
Как там у вас? «Все было, как интуитивно и должно было быть для такого рода писем, на месте»

Но попытаюсь разобраться просто из занудства.

Я не поняла, почему главный герой с такими крутыми знаниями — староиспанский (15 век!) и английский работает продавцом игрушек.

Почему все друзья героя так усердно шутят про автобусы?

Почему письма повлияли на героя именно в области продаж? И как?

Почему письма от Христофора это так смешно?

Почему в порно смеются и гогочут?

Что такое нахвостники? Кстати, после упоминания порно, японская кукла робот «хочу к тебе домой» обретает особый смысл…

Почему магазин не заинтересован в повышении продаж?

Если письмо от Колумба это ок, то почему от Монро — нет?

В чем состоит фантастический элемент: в говорящей кошке, во временах петлях или в суперспобностях героя?

И наконец, кто писал письма? ;))

По стилю тоже есть вопросы, но я уже ни в чем не уверена. Утки и цветы в автобусе. Гимн «Интернационала» гогочет, как тайфун. Марго во втором классе заведует продажами… много чего ещё.

Но, несмотря на кучу вопросов и отсутствие ответов, что-то в этом есть. Наверное, абсолютное следование жанру абсурда, в рассказе нет ни одного логического поворота, от первого и до последнего слова.

Татьяна Попова
Гость
Татьяна Попова

Подпишусь под каждым словом! У меня вот точно такое же ощущение абсурдности. Хотела написать, но постеснялась признаться в том, что вообще ничего не поняла. Но с интересом прочитала рассказ до конца. Который разочаровал: во-первых, хотелось читать дальше, во-вторых, хотелось все же в конце понять, причем тут Колумб, Монро, продажи и нестандартная реакция друзей (которые так четко знают номер автобуса).

Ирина Бирюкова
Гость
Ирина Бирюкова

Вопросов было задано много… И смысла отвечать на них и искать логику… нет! Если изначально принять абсурдность ситуации как авторский замысел. то все становится на свои места! Меня более раздражают рассказы, где напрочь отсутствует авторская самоиронияя, где всё-всё ооочень серьезно. Спасибо автору. он меня удивил, позабавил и повеселил!