Грани счастья

Сирень над водой, небо, вечность, бессмертие, бесконечность

Текст участвует в конкурсе «Счастливая душа».

Об авторе: Елена Щетинина.


Как стать счастливым? Откуда берется счастье? Эти вопросы сопровождают нас по всей жизни. Единого ответа для всех не существует, я уверена. Но каждый пытается найти истину — хотя бы для себя…

А может, счастье состоит из маленьких осколков, которые неожиданно вспыхивают, как светлячки в темноте южной ночи, иногда в самые неподходящие моменты нашей жизни?! Потом, где-то ближе к концу, все осколочки соединяются в памяти в совершенный бриллиант со множеством граней, и ты понимаешь, что прожил счастливую жизнь: ведь никто не может у нас отнять то, что уже случилось…

С тех пор, как себя помню, я мечтала о счастье. Только с годами представления о счастье меняются. Так же, впрочем, как и представления о личной свободе. Теперь-то, спустя многие годы, мне понятно, что счастье и свобода — вещи взаимосвязанные. И многие понятия закладываются еще в раннем детстве.

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает, допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. 29 лет практики (с 1994). Олег разберёт ваши ошибки и недочёты, даст полезные советы и научит им следовать. Поднять слабый черновик до подлинно литературного уровня? Будет сделано!

Глава 1. Детство

Говорят, все дети счастливы. Но детство не знает счастья или несчастья — только начинает узнавать. Шаг за шагом, круг за кругом. Осознавать — уже потом. Взрослея, робко и нерешительно ребенок начинает задумываться над тем, что его окружает, и это выражается в его представлениях о мире. Душа рвется к свободе. Для маленького ребенка свобода — это простор… Он хочет обнять и вместить в себя целый мир.

Мне повезло: я родилась в деревне. Пусть этой деревни давно уже не существует — ее поглотил город, но в моих воспоминаниях она есть и будет островком рая на земле.

Сразу за нашим домом раскинулось огромное поле, отчего улица называлась Полевой. А дальше — луг, лес и река. Беги и утопай в ромашковых озерах и черемуховых зарослях.

Вся деревня купалась в сирени, и до сих пор меня преследует аромат этих цветов, как только вспоминаю свою малую родину. Но тогда я не ценила все это. Эта свобода была дана от рождения, и поэтому душа пыталась вырваться за пределы данности, в другое измерение: за пределы Крылатских холмов, на ту сторону реки — туда, где светились огоньки, туда, где начинался город.

В те давние времена я мечтала жить в городе, мечтала о горячей воде из крана и ванной комнате. Мечтала о лифтах и асфальтированных дорожках. Думала, что в городе все будет иначе: будет счастье. И в моем детском разуме началось формирование нового представления о счастье и свободе.

Но в детстве, юношестве мы еще не осознаем, что каждый прыжок в неизвестность, прорыв на новый круг требует много энергии, труда, а, возможно, и жертв.

Глава 2. Первая любовь

Город быстро подчиняет себе все наши чувства и разум. Город отрывает нас от природы, порабощает и изменяет.

Город дает иное представление о свободе — свободе в чисто житейском понимании: говорить, видеть, слышать, выглядеть, передвигаться, выбирать друзей.

Город для меня — это постоянная борьба за выживание, искусство приспособления. Вот плата за постижение новых высот, открытие новых горизонтов, представлений о жизни и людях.

В отрочестве и юности у каждого свои университеты. В нашей большой семье детям предоставлялась свобода на основании полного доверия. Кто-то может не согласиться с этим методом воспитания. Да, было очень непросто, но мы справились…

Но в этом мире для меня не было места счастью. Все надежды и мечты погружались на самое дно души. Там, наедине с собой, я выстраивала призрачные замки, мечтала о другой жизни когда-нибудь в далеком будущем. Училась любить и интуитивно связывала счастье с любовью. Влюбчивая по натуре, все чувства скрывала в своем сердце, не делилась ни с кем. В моей душе еще только завязывался первый бутон любви.

И вот однажды это чувство раскрылось. Я была уже студенткой. Каждый день ходила в институт и с гордостью несла тубус с чертежами — значимый аксессуар новой жизни. В воспоминаниях я вижу себя (именно с этим тубусом) плывущей вдоль Ленинградского проспекта по залитой солнцем улице в беспредельно короткой юбке и с беспричинною улыбкой счастья на лице…

Внезапно, как-то вдруг среди темной ночи родилась любовь. Она вырвалась из меня с криком и стремлением к свободе. Она родилась во время обычного телефонного разговора с однокурсником.

До сих пор я не понимаю, как это случилось. Любовь заставила меня произнести слова признания. Как я смогла признаться в любви по телефону парню, который минуту назад был только моим другом?! Непостижимо!

И любовь меня накрыла, как говорят, с головой. Сначала мой друг опешил, но оттолкнуть не посмел. Позже признался в своих чувствах сам. Ведь «чувство рождает чувство». Была ли я счастлива?! Во мне полыхал огонь, заставляя совершать самые неразумные поступки. Это пламя сжигало изнутри, требовало пищи, движения и действий. Не было рассудка, не было сомнений, не было мыслей — лишь стремление быть с ним и слышать его голос. Это была болезнь. Но ощущение свободы и внутреннего ослепляющего богатства перевешивали всё…

Самые сверкающие мгновения — это сорванные им для меня первые подснежники в смоленских лесах. Правда, он так не передал этот букетик — завяли по дороге, но это было не важно.

Куда юноши водят своих девушек на свиданье? Он приглашал меня в неожиданные места. Вспоминаю, сколько было истоптано вместе дорожек особо чтимого им Бородинского поля. Это было его любимое место: сюда выбирался запастись энергией и силой перед особо важными делами. По натуре он был воином и защитником. Но тут испугался. Сказал, что боится за меня. Боялся, что сгорю.

И отправился служить контрактником в далекий Магадан на долгие годы. Пути наши, казалось бы, разошлись, но судьба сталкивала еще не раз по дороге жизни.

Глава 3. Тобольск

Не в силах остаться в городе, где всё мне напоминало о нем, я уехала в длительную командировку в Тобольск на строительство новой автодороги.

И опять с восхищением, словно ребенок, я захлебывалась от новых открытий, ощущений, нового осознания понятия свободы. Оно стало полнее и шире. Ведь когда летишь на вертолете над просторами сибирской тайги, чувствуешь себя немножко птицей, парящей над бескрайними землями, расстилающимися под тобой. Или когда стоишь на высоком холме близ Тобольского кремля и видишь, как воды великого Иртыша могучим потоком проносятся под твоими ногами… В такие минуты я чувствовала себя счастливой. Но это были только мгновения. Мгновения между месяцами кропотливой работы, командировок, учебы у всех и всегда.

Глава 4. «Чувство воробушка»

Я вспоминаю, как однажды главный инженер треста отправил нас с коллегой в Сургут согласовывать железнодорожный тупик. Нам ничего толком не объяснили. Сказали: привезти технические условия. Как хочешь, так и понимай! Но для этого нужно было хотя бы составить примерный план этого тупика.

К вечеру мы доехали до станции Демьянка. Поселок — десятка полтора домов. Вокзал — несколько лавочек под открытым небом и касса. Кругом тайга. Шагами отмеряли расстояния (геодезических приборов с собой не было). Что-то «накидали» на план. А поезд на Сургут — только через четыре часа, за полночь! Поздняя осень. Голодные, замученные и продрогшие до костей две молоденькие девушки. Куда деваться на маленькой таежной станции в столь позднее время?

Слава богу, помогли в поселковом совете: выделили комнату в общежитии до прибытия поезда. Хорошо еще, магазин не закрыли. Купили буханку хлеба «кирпичиком» и банку консервов — рыбные тефтели в томатном соусе. Больше там ничего не было. Пили чай с леденцами. Но нам казалось, что вкуснее этого никогда ничего в жизни мы не пробовали.

За окном — зябь, пронизывающий ветер. Впереди — ночной поезд, чужой город, грозный начальник сургутской железной дороги. А в комнате общежития тепло, светло и уютно. Выдали нам по подушке и голубому верблюжьему одеялу.

Помню, как, укутавшись в одеяло с головой и свернувшись калачиком, невольно подумала: «Я как воробушек!» И тут же с легкостью отбросила все тяжелые мысли и опасения и уплыла в мир сладких сновидений. Я была счастлива. И это сравнение сопутствовало мне по жизни. Я даже назвала это состояние «чувством воробушка». Как только наступали тяжелые времена, находила даже в самой-самой черноте светлое пятнышко и погружалась в него пусть на мгновение, зато позабыв обо всем на свете. Это часто позволяло мне преодолевать жизненные трудности, а нередко — выживать. Я училась довольствоваться малым и находить осколки счастья в несчастьях.

Глава 5. На вершине

Но этого, видимо, оказалось мало: нужно было испытать себя и на прочность. Я оказалась в горах Северного Кавказа. Именно «оказалась», поскольку решение было принято внезапно и без сомнений: села на поезд до Орджоникидзе и добралась до альплагеря. Конечно, не одна — с подругой (спортсменкой).

Не буду рассказывать о своих мытарствах. Это была с моей стороны безответственная чистая авантюра: я ведь не имела к спорту никакого отношения, тем более к горному туризму.

Коснитесь рожицы: она живая! Пройдите курс писательского мастерства Олега Чувакина. Обучение на ваших текстах. Редакторская правка с пояснениями и указаниями. Олег подскажет, как развить ваши задумки. Он зарядит сюжетные ружья, а вы пальнёте!

Но мне повезло: все-таки была допущена к восхождению и покорила четырехтысячник — пик Черевиченко. Но дело даже не в этом. Я вспоминаю то чувство, что овладело мной, когда мы сидели, пьяные от восторга, на вершине, и вокруг были только горы… А на душе — легкость, тишина, простор… И точно помню, что в тот миг мне открылось, зачем альпинисты идут в горы. Это был словно момент истины: откровение, неизъяснимое простыми словами…

И больше незачем было повторять тот дерзкий опыт, ведь стало ясно, что самые высокие вершины покоряются нашим умом и сердцем!

Глава 6. Любовь, обреченная на бессмертие

Иногда стекаются обстоятельства, сталкивая двух странников, бегущих в разные стороны. И вдруг нечто соединяет их, словно лепит из них большой снежный ком… А потом ударяет им по стенке. Ком, ставший местом их заключения, рассыпается, и двое разбегаются в стороны, радуясь вновь обретенной свободе. Но в каждом остается тень тоски по вечности…

Почему любовные истории в зрелом возрасте заканчиваются печально или не заканчиваются никогда? Может быть, от того, что люди на склоне своей жизни не могут довольствоваться малым: их манит нечто большее?! Ведь теперь цель — неограниченная свобода, равнозначная бессмертию. И ничуть не меньше!

Эта любовь родилась из большой беды, случившейся в нашей семье. Кстати, первая любовь проклюнулась тоже после перенесенного стресса. Как у А. Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора / Растут стихи…» Так и любовь рождается из темной материи несчастья, отчаяния и разрушения. Она вспыхивает неожиданно, и каждый раз, казалось бы, совсем не к месту. Во всяком случае, у меня так.

Нет, это была не вполне обычная любовная история. Там было все: совпадения, предвидения, пророческие сны, боль, радость редких встреч и горечь расставаний. Это был скорее почтовый роман, растянувшийся на десятилетия. У мужчины моего сердца была семья, я к этому времени была уже свободна. В это трудно поверить, но он выбрал меня именно для бессмертия. Как в одноименном романе Милана Кундеры. Там главная героиня стоит перед выбором: возьмет она с собой в бессмертие своего мужа или нет? Этот вопрос для нее равнозначен: любит ли она его теперь так, чтобы провести с ним целую вечность?!

Он мне не раз говорил: «Мы с тобой будем вместе после смерти!» И от его слов у меня невольно пробегали мурашки по телу. В земной жизни у нас были разные судьбы.

Возлюбленный уверял, что слова мои ложатся на сердце, и он складывает их в глубокий колодец своей души. Я представляла этот колодец, пытаясь заглянуть в него, и у меня захватывало дух. В тот период я боялась летать на самолете, но с ним у меня не было страха лететь или даже разбиться…

Была ли я счастлива? Вспоминаю и не могу дать однозначного ответа: и да, и нет. Но только сейчас начинаю осознавать, что сила любви — в ее муках. Но счастье любви — в свободе.

Глава 7. Потери — приобретения

Всю жизнь я не уставала удивляться мудрости природы, тому, как все разумно устроено. И, казалось бы, в жизни все имеется для счастья, только умей взять. Но порою, как заботливая мать, она наказывает за ошибки, чтобы потом утешить, осчастливив.

Законы нашего мира — гармония и мера. Да, именно так (что бы там ни говорили поверхностные словоблуды): шаг влево, шаг вправо — пропасть. И путь к счастью — тернист. Вступая на путь истинной любви и счастья, приготовься к ответу: «А готов ли ты заплатить? Готов ли ты к жертве?»

Ведь жертвоприношение — не выдуманный миф, это путь к гармонии: уравновешиванию доброго и злого, красоты и уродства, света и тьмы. Но природа всегда за нас: дает выбор. Из самой бездны несчастья можем выйти победителями. А обрушившееся счастье может искалечить и убить слабую душу.

То есть, выбирая одно, готовься к тому, что ты приобретаешь и противоположное. Например, любовь и чью-то ненависть. Счастье и несчастье…

Но как же тогда?! Все хотят быть счастливыми! Я хотела всего и сразу. И теперь — тоже. Только теперь я пытаюсь полюбить все, не загадывать о будущем, не копаться в прошлом, все принимать. Радоваться каждому дню и любой погоде.

А как же свобода? Моя свобода заканчивается там, где начинается моя ответственность. Но границу провожу я сама. И в этом — моя свобода. Начинаю понемногу понимать, что самое большое удовольствие — это просто жить. Пройтись по парку солнечным осенним погожим деньком или посидеть в кофейне на террасе, завернувшись в плед и потягивая не спеша чашечку кофе под приятную музыку. Просто заблудиться в переулках старого города, а потом неожиданно выйти на Красную площадь… Да мало ли способов, чтобы просто наслаждаться жизнью?!

Глава 8. Осим хаим

С годами начинаешь больше дорожить не только каждым прожитым днем, но и каждым мигом, пытаясь запечатлеть его в своем сердце. Начинаешь понимать, что в мире все прекрасно, только от человека зависит увидеть эту красоту. «Как, и когда, и в какой глуши распускаются розы его души?» — писал поэт (Окуджава). Но если душа открыта прекрасному и непостижимому миру, готова принять и оценить его красоту, то розы цветут всегда и везде.

Как-то я услышала историю украинской девушки, которая оказалась под обстрелом в Донбассе. Был ясный летний день, солнце — в самом зените. Она шла по полю, и вдруг послышались залпы тяжелых орудий. Ей стало так страшно, что она упала на землю и затаилась, зажмурив глаза. То там, то тут разрывались снаряды. И вдруг все стихло. Она продолжала лежать, потом медленно открыла глаза и увидела над собой чистое и необыкновенно синее небо. Где-то высоко-высоко в небесах мирно кружили птицы, ветер улегся, и только слегка волновались верхушки некошеных трав, в которых она лежала. Кто бы ей сказал, что идет война?! Лежала, не в силах проглотить ком, застрявший в горле, пьянела от чувств, охвативших ее. И ощущая себя частичкой всего сущего, поняла, как дорога ей эта земля. Говорила, что была счастлива в тот момент.

Прочитала о еврейском обычае наслаждаться жизнью (в любой час и в любом месте) сравнительно недавно. Меня очаровала эта традиция народа. На иврите звучит как «анахну осим хаим» («мы делаем жизнь») или просто «осим хаим». Всю жизнь мы ищем и неосознанно пытаемся продлить и растянуть мгновения, когда наша душа будто нежится под лучами простого человеческого счастья.

Вот тут я вспомнила «чувство воробушка» и с удивлением отметила: так это же «осим хаим»!

Заключение

Так что же, неужели этого достаточно, чтобы стать счастливым?!

Даже не знаю, но догадываюсь, что жизнь — это не только миг настоящего, но и выстраданное прошлое и пока не состоявшееся, но уже рождающееся в недрах настоящего будущее.

Я невероятно богатый человек: в глубоком колодце души накопилось множество бриллиантов — осколков того самого призрачного счастья, за которым мы охотимся всю свою жизнь. И, казалось бы, взять и соединить их в один бриллиант! И торжественно объявить: вот мое счастье!

В поисках осколков счастья в дебрях своей памяти я вспомнила лишь самые яркие, эмоционально насыщенные фрагменты жизни. Память человека избирательна: что-то лежит на поверхности, а что-то опускается в ее глубины. И память подобна океану: если возмутить ее спокойные воды, на поверхность всплывают давно забытые воспоминания. И тогда общая картина мира может измениться. Может, так и случится…

Но сейчас жизнь продолжается. И, перевернув очередную страницу, я плыву в неизведанные дали. Вот моя истинная свобода! Ничего не изменилось: сердце по-прежнему открыто новому знанию. И невероятные перспективы открываются уму, который алчет и жаждет истины. В этом, наверное, и заключается счастье: идти по дороге жизни и постоянно достигать новых вершин.

© Елена Щетинина

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Чувакин Олег Анатольевич — автор рассказов, сказок, повестей, романов, эссе. Публиковался в журналах и альманахах: «Юность», «Литературная учёба», «Врата Сибири», «Полдень. XXI век» и других.

Номинант международного конкурса В. П. Крапивина (2006, Тюмень, диплом за книгу рассказов «Вторая премия»).

Лауреат конкурса «Литературная критика» (2009, Москва, первое место за статью «Талантам надо помогать»).

Победитель конкурса «Такая разная любовь» (2011, «Самиздат», первое место за рассказ «Чёрные снежинки, лиловые волосы»).

Лонг-листер конкурса «Книгуру» (2011, Москва, детская повесть «Котёнок с сиреневыми глазами»)

Призёр VII конкурса имени Короленко (2019, Санкт-Петербург, рассказ «Красный тоннель»).

По его эссе «Выбора нет» выпускники российских школ пишут сочинения о счастье.

Помощь писателям

Олег Чувакин. Прозаик. Редактор. Литературный обработчик. Вдохновитель

Не стесняйтесь правды жизни. Не беритесь за книгу в одиночку. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за вас рассказ, сказку, повесть, роман. Удивите читателей волшебными образами и великолепным стилем. Хотите всё сделать сами? Олег научит, Олег покажет, Олег вдохновит!
Олег Чувакин рекомендует начинающим писателям:
Пистолет, оружие, роман с острым сюжетом, иллюстрация
Памятка пишущему

Садишься за письменный стол с намерением сочинять? Намерение похвальное! Писать книги — верная дорога к богатству и славе.

Чернила, перьевая ручка, труд писателя, рукопись
Легко ли писать книги?

Писать книги. Легко ли это? Сел за стол, открыл ноутбук, набарабанил сколько-то тысяч знаков — рассказ готов, опубликовать его! Так можно? Нет. Но все думают, что можно.

Чудо, ангел, город, фантастика, начинающий писатель, автор, советы, стиль, красота
Мои советы начинающим писателям

Полезные советы начинающим писателям. Как приучить себя к систематическому литературному труду и добиться красоты слога. Как перестать мучиться и начать творить.

Олег Чувакин
Он любит летний лес, зимние сугробы, медленное чтение и сочинение рассказов. Научитесь создавать прекрасные литературные тексты вместе с ним!

4 комментария:

  1. Елена, Вы написали внушительное эссе. Читая его, есть о чём задуматься — но я пока не стал) А внимание своё остановил вот на этих Ваших словах — «мера и гармония». С гармонией всё ясно, это слово мелькает и тут, и там. Другое дело — мера. Считаю её одной из важнейших составляющих нашей жизни. К сожалению мера несправедливо обделена вниманием. А ведь всё вокруг нас, да и внутри — имеет свою меру. Даже, казалось бы, неизмеримые категории при желании можно измерить. Взять, например, воображение. Как говорят? «У него сильное воображение. А у неё слабое.» Измерили? Да. Вот ещё — мера безнаказанности. Слышали такое выражение? Значит и безнаказанность можно измерить. Нужна только «правильная» линейка. Счастлив тот, у кого всё в меру. Золотое сечение — вот, пожалуй, отличнейший пример материальной меры. Но правило золотого сечения позабыто, также, как и сама мера. А жизнь в безмерии ни к чему хорошему не приведёт, это известно каждому. Но каждый ли руководствуется этой простой истиной?

  2. Ваше замечание насчет того, что в практической жизни понятие «мера» необоснованно забыто, думаю, близко к истине. Более того, сейчас большинство людей руководствуются другим принципом «В деньгах счастье!», который является, по сути, уже нормой. (А зачем же вообще думать, если установлена норма?!.)

    Важность исполнения меры для жизни нельзя преувеличить: от нее зависит не только наше счастье, но иногда и само существование.

    Если гармония кажется нам чем-то недосягаемым (чуть ли не святостью) и поэтому мы даже не пытаемся ее достигнуть, то мера напоминает нам о себе каждый день: сказал лишнее слово — потерял работу или друга, выпил лишний бокал вина — заработал цирроз печени…

    Мера тесно связана с выбором: хочешь — ешь, не хочешь — не ешь! Даже в христианском учении находим у ап. Павла: «Христианину все позволительно, но не все полезно!»

    Но как же определить эту меру полезности? Видимо, как не крути, нужно идти по пути поисков и выстраивания гармоничной личности. Каким образом — ваше дело. И здесь счастье — скорее не самоцель, а критерий правильности выбранного пути.

    P. S. Роман, (с некоторым опозданием) искренне поздравляю Вас с успешным окончанием конкурса и выходом в финал!

  3. Юлия+Стаханова

    Поздравляем с победой в конкурсе)))

Отзовитесь!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.