Я пишу роман

Книга, открытая, роман, фото

Человек. Автор. Редактор. Пишет себе и людям

 

С 1 июля и по сей день я занят переделкой большого романа для подростков и их родителей, написанного мною в далёком 2011 году. Черновик готов! Объявляю об этом со всей ответственностью. Чистовик родится ближе к зиме.

У этого романа долгая история.

Сначала был фэнтези-рассказ «Королевское великодушие», чья идея пришла в мою светлую голову в 1996 году. С тех пор я несколько раз переписывал сей текст. В 2005 году его опубликовали в журнале «Юность» в Москве.

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает, допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. 29 лет практики (с 1994). Олег разберёт ваши ошибки и недочёты, даст полезные советы и научит им следовать. Поднять слабый черновик до подлинно литературного уровня? Будет сделано!

В 2011 году я задумал развить начатую в рассказе тему и с энтузиазмом развернул романное полотно. Роман вовсе не повторяет рассказ, как можно подумать, глядя на примеры подобных переработок Роберта Шекли или Дэниела Киза. Зато главный герой — всё тот же мальчик по имени Павлин. В романе тринадцатилетний герой обретает подругу.

Романный текст оказался чересчур длинным и содержал слишком много линий, заготовленных для продолжения. Удовлетворён я не был и задумал сильно свою книгу сократить и переделать. Сложилось так, что к переписыванию я приступил только летом 2017 года. Работа спорится!

Роман называется «Закон для всех эпох». Былое его название — «Обыкновенное волшебство точка ру». Новым текстом я очень доволен, что со мною случается редко.

В том или ином виде этот роман возьмёт какой-нибудь издатель. На сей счёт я сомнений не имею. Это не реализм и не реалистическая фантастика, производством которой я на досуге увлекаюсь и которая в унылую серийную политику господ издателей обычно не вписывается. Fantasy — жанр, рынком востребованный. Поэтому издатели моё сочинение примут. Но думать и раскачиваться они, как это принято в России, будут долго.

Ждать, когда эти господа соизволят сказать «да», я не стану. Для начала попробую продавать роман своими силами. Доправлю, дошлифую, смастерю обложку и предложу читателям в виде электронной книги. Первые две недели электронная копия будет стоить 150 рублей, далее — 250 рублей. Бесплатно выложу на сайт примерно треть текста. Или четверть. Ещё не решил окончательно. Не понравится фрагмент — не покупайте весь роман. Вероятно, выложу копию файла и на «Амазон». Только там книга обойдётся покупателям подороже.

Тот, кто прочитает пролог, непременно воскликнет: «Хочу продолжения!»

 

 

Пролог. Чужое лицо

 

Три недели назад вместо одной Кати Мыкиной в седьмом «А» появилась другая. Имя и фамилия новенькой были тоже Катя Мыкина. Манеры у неё были Мыкиной, волосы тоже Мыкиной, а вот лицо — не Мыкиной.

Утром, когда она входила в класс, Павлин Луганцев, обитавший за второй партой среднего ряда, подумал, что смуглая девочка с чёрными, как у Кати, волосами, пришла кому-то что-то передать. Но та, сбросив с плеч рюкзачок, запросто заняла стул возле Антоши Бугаева. Будто весь учебный год там сидела!

Антоша, которого все звали то Бугаем, то Амбалом, воззрился на неё как на пришелицу из соседней галактики. Девчонка тем временем выложила на парту учебник, тетрадку и дневник. Не инопланетные, а самые настоящие земные, русские: Павлин привстал и убедился.

И тогда Амбал сказал:

— Эй, здесь место Мыкиной! Ты новенькая? А с Катькой что?

Второгодник Бугаев говорил всегда громко. Если кто-то поначалу и не заметил посторонней в классе, то теперь на незнакомку уставились все.

— Как — что? — Черноволосая растерялась.

— Да, где наша Катька? — ввязался в разговор Роман Мочалкин, племянник математички и классной руководительницы Марии Аркадьевны Великиной. Его так и звали: племянничек или племяш, а иногда длинно, сказочно: Марьюшкин племянничек. — Фруктов объелась на плантациях папаши и померла?

— Мочалкин, пасть захлопнул, живо! — отрубила девчонка. — Какие в апреле фрукты? Мой отец сам себе хозяин, и дела у него идут хорошо, а твой — наёмник жалкий! Вшивый менеджер, который в любой день может остаться без работы. — Слова из её рта вылетали одно из другим, почти без пауз, пулемётной очередью, дикция была чёткой, ясной, прямо-таки Катиной. — Вы что на меня вылупились? Лариса? Амбал? Племянничек? Фрукты, говоришь? Не ты ли недавно бананами обожрался?

— Откуда знаешь? Мы тебя впервые видим, — сказал Мочалкин. — Лично я тебя в нашей школе никогда не встречал. Я бы такую грубиянку запомнил.

— И я тебя не знаю, — сказала староста Лариса Бруталова.

— Никто её не знает! — подытожил за всех Бугаев.

Устроившись на стуле на коленках, Павлин будто кино смотрел.

Черноволосая ахнула.

— Сговорились? Я весь год с вами учусь!

— И как тебя зовут? — спросила Лариска.

— Катя Мыкина.

Коснитесь рожицы: она живая! Пройдите курс писательского мастерства Олега Чувакина. Обучение на ваших текстах. Редакторская правка с пояснениями и указаниями. Олег подскажет, как развить ваши задумки. Он зарядит сюжетные ружья, а вы пальнёте!

— Ненормальная? — предположил Мочалкин.

— Из какого дурдома сбежала? — поддержал друга Лёня Корыткин. — Тут по коридору санитары проходили — не за тобой?

— Сами вы из дурдома! — крикнула девчонка.

В голосе её слышалось отчаяние. Боевой задор словно испарился. Вот Катька, подумалось Павлину, та никогда не отчаивается.

От звонка Павлин вздрогнул. В класс вошла Мария Аркадьевна. Повернула голову, сфокусировалась на новенькой. Трудно было новенькую не заметить: весь класс на неё таращился, она сидела на среднем ряду, в центре класса головёнкой чернела.

— Здравствуйте, садитесь. Новенькая? Почему мне никто не сказал? Лариса?.. И директор — ничего. Неужели в рамках борьбы с бюрократизмом? Ладно, после урока выясню.

Поднялась староста.

— Эта девочка, Мария Аркадьевна, заявляет, что она Катя Мыкина.

— Сядь, Лариса. Что значит: Катя? Ты что-то опять путаешь. Вы в тринадцать лет вечно куда-то торопитесь и что-то выдумываете! Пора бы повзрослеть. Пусть девочка сама скажет.

— Я не новенькая, Мария Аркадьевна, — ответила новенькая голосом Мыкиной и встала. — Я старенькая. Я Катя Мыкина.

— Что значит: старенькая? Будешь учиться вместо Кати Мыкиной? По обмену? Из какой школы? Тебе назначен испытательный срок?

— Что значит «вместо» и «по обмену», Мария Аркадьевна? Я Катя Мыкина. Я учусь в вашем классе с начала учебного года.

Бугай крякнул. В классе образовалась такая тишина, что стало слышно физичку в смежном кабинете: «Бездумнов, скажи хотя бы, какой буквой обозначается напряжение?» — «Напряжение, Светлана Григорьевна, оно не буквой обозначается, а цифрами. Двойка, двойка и нолик…» — «Давай-ка сюда дневник, двойку и получишь! Жаль, нолика не предусмотрено!»

— Это розыгрыш? — спросила Марьюшка. — Всё бы вам шуточки! Девочка, ты не можешь быть Катей Мыкиной.

Смуглое лицо новенькой вытянулось, а глаза заблестели. Так блестят они у девчонок, собирающихся заплакать.

Она была некрасива. Такую никто не будет ни бояться, ни уважать. Разве что жалеть — ради продвижения собственного авторитета. Большой нос, длинные тонкие бледные губы, кривенькие зубки, уши-локаторы, волосы стянуты назад, как у какой-нибудь пятидесятилетней бабуленции, и висит куцый хвостик. Никто так в школе волосы не носит, даже училки. Училки вообще стараются подражать школьницам. Девочки в седьмом «А» указывают на факты: эта училка выкрасилась под Машку, а та нарастила ресницы, как Наташка.

Бруталова постукивала коготками по парте и смотрела на новенькую вроде как с состраданием. Павлин давно приметил: она, красивая, всегда смотрит так на некрасивых. Может, староста подумывала взять новенькую под своё покровительство. Бугаев отодвинулся на стуле влево, к проходу. Вдруг у девчонки заразное инфекционное сумасшествие?

— Почему я не могу быть Катей Мыкиной, Мария Аркадьевна? На мне другая одежда, у меня другая причёска, но это потому, что…

— Одежда? Причёска? У Кати Мыкиной другое лицо! — отрезала классная, и новенькая опять ахнула. — Сядь. Мне надо вести урок. Потом выясню, что тут происходит.

Новенькая села. На её некрасивом лице застыл испуг.

 

 

* * *

 

Наберитесь терпения, дорогие читатели. Настанет холодная зима, а у вас в руках появится весенний роман.

 

© Олег Чувакин, 16 сентября 2017

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Чувакин Олег Анатольевич — автор рассказов, сказок, повестей, романов, эссе. Публиковался в журналах и альманахах: «Юность», «Литературная учёба», «Врата Сибири», «Полдень. XXI век» и других.

Номинант международного конкурса В. П. Крапивина (2006, Тюмень, диплом за книгу рассказов «Вторая премия»).

Лауреат конкурса «Литературная критика» (2009, Москва, первое место за статью «Талантам надо помогать»).

Победитель конкурса «Такая разная любовь» (2011, «Самиздат», первое место за рассказ «Чёрные снежинки, лиловые волосы»).

Лонг-листер конкурса «Книгуру» (2011, Москва, детская повесть «Котёнок с сиреневыми глазами»)

Призёр VII конкурса имени Короленко (2019, Санкт-Петербург, рассказ «Красный тоннель»).

По его эссе «Выбора нет» выпускники российских школ пишут сочинения о счастье.

Помощь писателям

Олег Чувакин. Прозаик. Редактор. Литературный обработчик. Вдохновитель

Не стесняйтесь правды жизни. Не беритесь за книгу в одиночку. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за вас рассказ, сказку, повесть, роман. Удивите читателей волшебными образами и великолепным стилем. Хотите всё сделать сами? Олег научит, Олег покажет, Олег вдохновит!
Олег Чувакин рекомендует начинающим писателям:
Пистолет, оружие, роман с острым сюжетом, иллюстрация
Памятка пишущему

Садишься за письменный стол с намерением сочинять? Намерение похвальное! Писать книги — верная дорога к богатству и славе.

Чернила, перьевая ручка, труд писателя, рукопись
Легко ли писать книги?

Писать книги. Легко ли это? Сел за стол, открыл ноутбук, набарабанил сколько-то тысяч знаков — рассказ готов, опубликовать его! Так можно? Нет. Но все думают, что можно.

Чудо, ангел, город, фантастика, начинающий писатель, автор, советы, стиль, красота
Мои советы начинающим писателям

Полезные советы начинающим писателям. Как приучить себя к систематическому литературному труду и добиться красоты слога. Как перестать мучиться и начать творить.

Олег Чувакин
Он любит летний лес, зимние сугробы, медленное чтение и сочинение рассказов. Научитесь создавать прекрасные литературные тексты вместе с ним!

4 комментария:

  1. Анна Артюшкевич

    Олег, а раньше нельзя?? Заинтриговали!

    • Олег Чувакин

      Раньше нельзя, Анна. Я не даю читателям черновики, тем более — не продаю. Немножко подождите. Работа идёт, мой роман мне жутко нравится. Хочу, чтобы роман понравился и другим!

  2. Шипунов Станислав


    Взяли моду курить¹!
    — Да уж, — сказал милиционер, закуривая². Фуражка точно приклеилась к его затылку. — Они и пьют будь здоров.

    ________________________
    ¹ Минздрав предупреждает: «Курение убивает»…
    ² Предупредили же…

  3. Олег Чувакин

    Роман «Закон для всех эпох» окончательно вычитан и выложен здесь. Бесплатно. Хотел продавать, да передумал. Берите даром!

Отзовитесь!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.