Найти любовь. И сохранить

Найти любовь, сохранить любовь

 

Мало найти любовь. Её надо сохранить. У любви есть не только начало; она имеет продолжение и, увы, конец. Или не имеет?

Тема продолжения любви затрагивается во многих новых рассказах, принятых на конкурс «История любви».

Героиня Елены Рехорст, Катька, весьма придирчива и выбирает среди заграничных мужчин того, кто побогаче. Вот техасец, живущий во дворце, по-видимому, нефтяной магнат. Вот ещё буржуа, уже европейский: директор нидерландской фирмы, обладатель двухэтажной квартиры с видом на парк. Парк, правда, ему не принадлежит, он общественный. Третий — тип относительно невзрачный: датчанин Якоб, возящийся в японском саду с золотыми рыбками.

Перебирая кандидатов, Катька неожиданно для себя влюбляется в этого самого Якоба. И он тоже любит Катю. Правда, рыбок у него больше нет. Да и сам он куда-то подевался. Долго думала Катя! Не у разбитого ли корыта осталась?

Хочешь любви и счастья? Но способна ли ты любить по-настоящему?

Долгая история любви разворачивается в рассказе «Миражи», написанном Артёмом Герасимовым.

Несмотря на молодость, герои Герасимова философски оперируют понятиями прошлого, настоящего, будущего и даже открывают секрет счастья во времени. «Впрочем, я думаю, что счастье не бывает в настоящем. Оно всегда в прошлом. Вот вспоминаешь момент и знаешь, что был тогда счастлив», — считает главный герой, выведенный от 1-го лица.

Эта мысль проходит через весь рассказ.

Когда жизнь меняется, когда люди расстаются, они задают себе вопрос: что было позади? Неужели мираж, рябь воздушная? Или то было настоящее счастье, которое мы ощущаем лишь тогда, когда включается память?

Найти любовь — одно. А сохранить любовь — другое.

«А вдруг ты разлюбила, вдруг отрезала все пути и мосты, вдруг? Где ж тогда найти мне точку опоры, где? Вот почему боюсь прилететь и не найти тебя у выхода, в толпе», — с дрожью душевной признаётся в эпистолярном рассказе персонаж Галины Мумриковой.

Он, этот персонаж, точнее, человек, не тот, который просто влюбился. Он тот, который серьёзно и давно любит. Любит и пишет о своём чувстве в письмах, в которых сердечный образ вырисовывается медленно, по штришку, по чернильной капле. Параллельно проявляется, точно на фотобумаге в ванночке, душевный портрет его далёкой возлюбленной, отделённой от него границами да океанами.

А она слушает песни по радио и отмечает, что каждая третья — о любви. Рука её берёт бумагу — и перед читателем появляются следующие строки «ненаписанной повести».

Годы идут, а чувство двоих не меркнет. И недаром оба, он и она, читают Шекспира — того классика, над которым не властны столетия.

Безусловно, для этой пары, живущей на расстоянии, сохранить любовь означает сохранить в жизни смысл.

«Чужой». Короткий рассказ Юрия Бородина, скроенный добротно и написанный с ясным чувством, которое непременно вызовет читательскую симпатию к героине.

Страх встречи и одновременно предвкушаемая радость. Тревога от прибытия чужака — и ожидание его.

«Оставьте это! Кто вас просил?», а в ответ: «День добрый, хозяюшка…»

Мы наблюдаем любовь, которая формируется, закладывается основательно, с фундамента, а дальше выстраивается по кирпичику — фраза за фразой, ответ за ответом. Тут как тут и облака, и вода, и память, и ночь: во всём отражается плывущее навстречу Евдокии счастье.

Бородач в лодке — человек, несомненно, с сильным характером. Такие люди умеют сберечь, сохранить любовь…

В рассказе Инны Ким «Ливень» героиня проходит эволюцию: Лялька, Елена, Елена Прекрасная. Смена имён означает и смену периодов в жизни Ляльки, смену любовей.

Или они и не любови вовсе, а некие мимолётные чувства, подходящие под определения «тёплые» и «удобные»? И подлинная любовь у героини впереди? И нужен лишь ливень, который смыл бы с судьбы Ляльки лишнее — и оставил одинокий, чистый образ Елены Прекрасной?

А в это время где-то на Земле шумит трава дождя. В лугах воды стоят стада испуганных деревьев. На тёплых трубах затхлых подземелий спят кошки в одеялах тонких шкур.

Что же такое эта любовь? И что даёт? Уж не бессмертие ли?.. Нет, о бессмертии думать пока рано, зато о телефонном звонке — в самый раз!

Любовь Старшинова прислала на конкурс рассказ с простым и неприметным названием: «Возвращение».

Три простых слова, из которых складывается сюжет и складывается жизнь. «Я люблю тебя!» Скажешь эти слова, и они отразятся эхом от любимой.

Сохранить любовь! Именно этому главному действию и посвящён рассказ. Счастливому глаголу вторит вечность: люблю! Земля, камни, вода — всё внимает двоим, перед которыми только что открылся путь, пройденный прежде миллиардами сердец.

Подлинно лирическим следует назвать рассказ Татьяны Поповой «Майский рассвет».

Юная Лиза проходит через большое испытание.

И только теперь она поняла, что за три месяца он ни разу не произнёс слова «люблю». И мир потускнел. Нет, он не просто вернулся в первозданное состояние, он стал безнадёжно серым.

Бывает ли любовь несчастной? Похож ли на несчастного тот, кто любит в одиночестве? Способен ли кто-то измерить счастье? Описывается ли жизнь в простых диагнозах?

Старшее поколение приходит младшему на помощь. История любви, которую узнаёт Лиза, ставит перед ней тысячи новых вопросов, зато даёт ответ на один старый.

Коротенький рассказ известного журналиста Владимира Добрицкого называется совсем безыскусно: «Любовь». И то верно: какое название придумать новелле, участвующей в конкурсе «История любви»?

Летят в небе самолёты. А Вовка полюбил Оксанку. Или Оксанка — Вовку… Вот-вот они это выяснят. Но с неба доносится гул. Летят самолёты. А на крыльях их белеют чужие кресты…

Текст Марины Симоновой установил конкурсный рекорд по краткости. Рассказ «Двенадцать лет» представляет собой всего один абзац!

Шли годы. Она его не видела, и он её не видел. У неё муж, коляска, трое детей. Но кому же ей хочется понравиться? Что за чувство она сохранила в груди?

Он и она, выведенные пером Татьяны Больц, сохраняют любовь на всю жизнь.

Убит ли любимый на войне? Ранен? Сгинул? К счастью, он жив. Но пугает другое: говорят, сватают ему невесту богатую…

Рассказ «Любовь земная и неземная» охватывает трудную судьбу героев от краешка до краешка. И даже за краешек автор заглядывает. Ведь любовь продолжается и за земными пределами!

Тамара Ковальчук изобразила любовь в Нью-Йорке. На фоне прекрасного Бруклинского моста.

В Бруклине встретились двое, чья родина далеко. Останутся они вместе или разойдутся? Сохранят ли обоюдное чувство? Андрею-то стукнуло восемьдесят лет!

Автор вселяет в читателя надежду: это та любовь, которой груз прожитых лет не помеха.

 

 

* * *

 

Уважаемые читатели! Дорогие авторы!

Конкурс «История любви» продолжается. Впереди ещё два месяца. Напоминаю: любой участник конкурса вправе написать собственный обзор или отзыв на избранный рассказ и прислать мне через контактную форму. Обзоры, достойные публикации, непременно появятся на сайте «Счастье слова».

Всем конкурсантам спасибо! Я вас люблю.

 

© Олег Чувакин, 8 мая 2018


 

 

История любви. Музыка Франсиса Ле (в обработке). Исп.: Lola @ Hauser.

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

💝

11 комментариев:

  1. Инна Ким

    Аж мурашки! Как же точно, Олег, вы чувствуете слово и слова — чужие и свои

    • Олег Чувакин

      Благодарю вас, Инна! Восемьдесят второе чувство подсказывает мне, что вы тоже хотите порадовать конкурсантов и читателей обзором рассказов.

      • Инна Ким

        Да вы, товарищ Олег, не только яснослышащий, но и ясновидящий — как раз обдумываю. И пальцы просятся к перу, перо — к бумаге… Завтра — целый день в распоряжении. Можно начать — или продолжить — писать рассказ (или повесть — как пойдёт). А можно — обзор. Если обзор, то я буду видеть всех этих людей и будто с ними говорить. А это очень притягательно)))

  2. Татьяна Попова

    Спасибо, Олег! За понимание, за внимание, за небезразличное к чужим чувством и чужим произведениям!

    • Олег Чувакин

      Вам спасибо, дорогая Татьяна! Спасибо всем участницам и участникам! Без вас, мудрых и талантливых, трудолюбивых и настойчивых, конкурса бы не было. Мы делаем его вместе.

  3. Уважаемый Олег! Пожалуй, сложно написать грамотный обзор лучше Вашего. И, конечно же, было бы интересно ознакомиться с мнением других авторов.
    У меня только краткие реплики. Иногда не хочется обижать ими авторов, чьи рассказы заведомо более слабые чем остальные. Человек ведь от души пишет и Вы отбираете этот текст на конкурс. Значит он достоен принять в нём участие. Этим всё и сказано…

    • Олег Чувакин

      Спасибо, Марина! Не думаю, что так уж сложно. Это именно обзор, это не отзыв критика или редактора. Я кратенько рассказал о каждом тексте, представленном на конкурс, не более того. Ну ладно, признаюсь: рассказал с любовью. Конкурсанты и их детища мне и вправду дороги: если уж я, дядька, в общем-то, сердитый, принял историю любви на конкурс, значит, она чего-нибудь да стоит. И само участие в конкурсе, где рассказы проходят через сито, — уже маленькая победа для автора.

      «У меня только краткие реплики».

      И хорошо, и продолжайте делиться с авторами своим мнением. Оно им важно. Писать же отзывы или обзоры — дело добровольное. В мои обзоры попадут все конкурсные рассказы. Правда, могут не попасть самые последние, которые пришлют за два-три дня до окончания. Как показывает практика, это самые тяжкие дни конкурса. В прошлом году в последние дни конкурса мне прислали целый мешок рассказов. В завершающий день пришло, насколько помню, 19 текстов.

      • Инна Ким

        Тем более буду отзыв писать! Буду как Симон из Киринеи — хотя бы кусочек пути)

        • Олег Чувакин

          Я вижу, азарт вас охватил целиком. Ничего не поделаешь: придётся писать! Я в таком состоянии избавляюсь от творческого зуда только одним способом: пишу всё, что хочется написать. А потом говорю: «Уф!»

  4. Олег Чувакин

    Поэтический подарок конкурсантам от моей подруги Марины Зеленцовой. Подборка стихов о любви и счастье.


    ПАВЕЛ КОГАН

    * * *

    Поймай это слово,
    Сожми, сгусти.
    Пусти по ветру, как дым.
    Поймай и, как бабочку, отпусти
    Свет одинокой звезды.
    На маленький миг
    Ладони твои
    Чужое тепло возьмут.
    Счастье всегда достается двоим
    И никогда одному.


    ВЛАДИМИР НАБОКОВ

    СЧАСТЬЕ

    Я знаю: пройден путь разлуки и ненастья,
    И тонут небеса в сирени голубой,
    И тонет день в лучах, и тонет сердце в счастье…
    Я знаю, я влюблен и рад бродить с тобой.
    Да, я отдам себя твоей влюбленной власти
    И власти синевы, простертой надо мной…
    Сомкнув со взором взор и глядя в очи страсти,
    Мы сядем на скамью в акации густой.
    Да, обними меня чудесными руками…
    Высокая трава везде вокруг тебя
    Блестит лазурными живыми мотыльками…
    Акация чуть-чуть, алмазами блестя,
    Щекочет мне лицо сырыми лепестками…
    Глубокий поцелуй… Ты — счастье… Ты – моя…


    ГЕОРГИЙ ИВАНОВ

    * * *

    Уплывает в море рыбачий челнок,
    Разбивается пена у ног,

    Зеленая ветка в закатном огне
    Кивнула доверчиво мне.

    И птица запела о чем-то своем, —
    О чем и мы, под сурдинку, поем, —
    Когда грустить устаем:

    О том, что счастье длится века
    И только жизнь коротка.
    И мы напрасно тоскуем о том,
    О чем забудем потом.


    ИВАН БУНИН

    * * *

    И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
    И лазурь, и полуденный зной…
    Срок настанет — Господь сына блудного спросит:
    «Был ли счастлив ты в жизни земной?»
    И забуду я все — вспомню только вот эти
    Полевые пути меж колосьев и трав —
    И от сладостных слез не успею ответить,
    К милосердным Коленам припав.

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.