Попаданец Петров

Попаданец Петров, попаданство, реальные истории, параллельные миры, истории из реальной жизни, читать

 

 

Повесть в рассказах. Реальные истории реального попаданца

 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.

001. От автора

 

Подходящий образ для неизученных множественных вселенных — закрытая книга с чистыми страницами. Крошечные зазоры между плотно сбитыми листами — границы между мирами.

На свете встречаются люди, способные эту книгу читать.

Разумеется, подобная задача по плечу не каждому. Не каждый успевает осознать и своё бытие, что уж говорить о чужих вселенных!

Дмитрий Алексеевич Петров (полных 48 лет, дважды разведён, в партиях не состоял, по статьям кодексов не привлекался) в параллельные миры проникает часто. Отличительная особенность его натуры — острая, как кайенский перец, наблюдательность. Д. А. П. засекает то, чего большинство спешащих граждан попросту не замечает. Конечно, нельзя исключать, что торопливые граждане, внезапно остановившись, замерши посреди бега, тоже обнаружат что-то и зададутся философским вопросом: а там ли они, где находились минуту назад, не попали ли они за границу привычного мира? Разве продавалась вон на том углу кока-кола, да ещё молочная, да вдобавок разливная? А вон тот полицейский, волочащий по тротуару саблю в ножнах, разве не дубину резиновую носил на поясе?

Учись у редактора
Семь уроков счастья слова
Курс писательского мастерства. Никакой теории. Живые уроки Олега Чувакина. Редактура + обучение. Частная школа для индивидуалистов, умеющих ценить художественное слово.
Счастье

Метаморфозы вроде этих Петров наблюдает чуть не каждый день. Книга миров для него всегда открыта: листай не хочу! Благодаря выдающейся своей наблюдательности Д. А. П. путешествует по вселенным как по главам. Медлительный Петров, у обеих бывших жён заслуживший реноме увальня и тугодума (оценка, между прочим, поверхностная), видит то, что ускользает от других людей, слишком суетливых, слишком невнимательных, слишком торопливых, пробегающих, как говаривал писатель Газданов, мимо собственной жизни. Узрев ускользающее, Дима Петров в нём непременно задерживается. Любопытство, оно же любознательность, — вторая черта его богатой на разные качества натуры.

Если придерживаться современной квазинаучной терминологии, перешедшей в бытовой язык XXI века из фантастических книжек, то Петрова следует определить как попаданца (не путать с засыланцем), а происходящее с ним назвать попаданством.

Что такое попаданство? Объяснить это несложно. Допустим, некто обретается в привычном посюстороннем мире, каковому присуща тёмная газированная кока-кола, заключённая в стеклянные или пластмассовые ёмкости, и в каковом водятся малоподвижные толстые полицейские, чьи короткие пальцы оглаживают рукояти резиновых дубин. Спустя какой-то шаг, спустя неразличимое мгновенье некто осознаёт себя в параллельной вселенной, где кока-колу варят на молоке и продают из бочек, как квас, где худые и подтянутые, как носители идей чучхе из Северной Кореи, полицейские вооружены саблями, а русский президент, подобно иным чеховским персонажам, имеет мудрёную двойную фамилию!

Проникнув в параллельный мир, Петров, вне сомнения, становится тем, кого любой захудалый фантаст вправе обозвать попаданцем. С тою существенною разницею, что попаданец Д. А. Петров не является героем вымышленным. Петров есть персона подлинная, личность действительная. Все истории, что случились с ним и продолжают случаться, — истинная правда. Никакой фантастики, ни капли выдумки. «Зуб даю, Димыч!» — клялся, бывало, сам себе Петров, когда с ним приключалось что-то совсем уж невероятное.

Я намерен рассказывать здесь исключительно реальные истории о Петрове. Подчеркну: истории из реальной жизни! Приключения Димыча в параллельных реальностях позаимствованы из его электронного дневника, который он любезно мне выслал и который периодически дополняет новыми главами, новыми реальными историями. Сам Петров писатель никудышный, чего в силу развитого чувства самокритики и не скрывает. Однако ввиду высочайшей наблюдательности Дмитрия Алексеевича, благодаря его натренированной памяти и умению подмечать мельчайшие детали дневниковые записи сего попаданца представляют значительный литературный, а также исторический (точнее, параисторический) интерес.

Реальные истории попаданца Петрова воспроизводятся мною в отредактированном виде и от третьего лица. Фигура, играющая роль главного героя историй о попаданце, по просьбе непосредственного участника событий снабжена фальшивым именем. Несмотря на истинность попаданства, упомянутый Петров — вовсе не Петров, отнюдь не Алексеевич и ни в малейшей степени не Дима. Литературная замена Ф. И. О. произведена не потому, что Петров опасается прибытия в свой дом полицейского с саблей или пусть с дубиной; в конце концов, отыскать менее наблюдательный и менее сообразительный тип, нежели тип полицейского, весьма затруднительно. Петров побаивается бдительных граждан, которые всегда готовы, как советские пионеры, позвонить в клинику и вызвать дюжих молодцев со шприцами и смирительными рубашками. Психиатры славятся закостенелой консервативностью, а посему встреч с ними надобно избегать — не то залечат так, что из своего мира, вернее, из больничного мирка, уже не выберешься.

Итак, попаданец Петров передаёт свои реальные истории мне, а я превращаю их в литературу. Фантастическую. И совсем не захудалую, уж поверьте. Мы с засекреченным Димычем очень неплохо живём на литературные доходы — делим гонорары и роялти пополам и процветаем. Чего и всем людям на Земле (уточню: на миллионах и миллиардах Земель) желаем. Процветайте и живите в мире со своими ближними и дальними! И с параллельными!

 

© Олег Чувакин, 2-4 января 2017

 

Рубрика «Попаданец Петров»

со всеми рассказами по порядку.

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Бараны, стадо, электорат, выборы, президент, март, россия, перевыборы, победа, путин
На букву «П»

Хорошо в мартовский день прогуливаться по городу, постукивать каблуками по очищенному ото льда тёмному тротуару, наслаждаться небом синим да солнышком жёлтым. Собственно, Петров так и делал, пока не увидал за голыми, ещё не проснувшимися от зимы клёнами что-то не от мира сего.

Доктор, хирург, операционная, список пациентов, пациент ноль, попаданец Петров
Пациент ноль

Водятся на свете везунчики, которым нашёптывает на ушко интуиция. Направляет, советует, предостерегает, а то и тормозит, за хлястик ухватив. Оберегает от совершения непоправимого.

Туфли, ботинки, сорок второй размер, 42, обувь, размер президента, фото
Сорок второй

Вселенная напоминала Петрову книгу, страницы которой листает ветер. Дунет пошибче, перевернёт одну, другую, десятую, сороковую страницу — и миры вокруг меняются, будто рассказы.

💝

2 комментария:

  1. Буду с нетерпением ждать первого рассказа! Уверена, это что-то увлекательное! И почему-то думаю, что весёлое! С хорошим концом!

    • Олег Чувакин

      Первый рассказ о попаданце Петрове появится на днях. Числа шестого или седьмого. Что до хороших концов, то однажды мистер Хайнлайн сказал: «Я не против трагедий и написал их прорву, но нынче их чересчур много развелось в газетных заголовках». Похоже, времена тревожных и мрачных газетных заголовков продолжаются в XXI веке и даже идут к кульминации, а посему беллетрист, не будучи газетчиком, в меру сил своих должен способствовать появлению у читателей не слёз, а улыбок. Вудхауз сумел написать юмористический роман даже в лагере для интернированных. Возьмём пример с этого умницы: не станем унывать сами и не дадим печалиться другим!

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.