Текучие зеркала Елены Ивченко

Шторы, окно, цветок, 23 этаж

 

 

Отзыв на рассказ «Новая жизнь»

 

Ситуация прочитывается уже в начале: она умерла и является к своему мужу. Но этот вполне голливудский сюжет с видом на море вырывается из круга банальных историй через детали и подробности. Детали и подробности, их сочность — это то, что делает текст рассказом, это то, что позволяет настоящему становиться воспоминанием и сближает людей. Живых и не очень живых. Есть масса художников слова, которые любят мир предметов и ощущения от них больше, чем акмеисты. Они смакуют всё и растягивают тексты, внушая читателю, что они мастера. Автор этого рассказа так держится за жизнь и за любовь. Больше мелочей, больше шансов растянуть время любви.

Ассоциативный ряд по сюжету — девушка в коме и приходит в свою бывшую квартиру, которую уже снимает молодой человек. (Вспомнил название фильма: «Между небом и землёй».) Она любит свою квартиру, диван и стены, любит мебель и потом любит его. Но там счастливый финал, в рассказе он быть счастливым не может…

При этом здесь финал не дожат. Хотя, наверное, так и наступает смерть. Холод и уход.

Константин встретил другую, хотя уверен в призрачности того, что «всё будет хорошо». И, по сути, по всему рассказу он более мёртвый, чем она, замечающая детали. Его удел — иллюстрации к чужим историям.

Представляю, как автор написала свой рассказ и однажды вечером дала его прочесть своему супругу. И как потом они обещают друг другу хранить верность.

Меня задевает здесь другое: способы и возможность выйти на связь с живыми после ухода. Через детали, через предметы, через то, что остаётся с живыми после смерти тех, кто их очень любит.

Но детали и предметы не забивают ткань рассказа, а образуют изящное барокко. Ещё они текут, как зеркала. Золото сменяется серебром — это алхимический процесс. За шторой маячит тень Гарсиа Маркеса с его магическим реализмом. За окном — Луна (она же — Белая богиня Роберта Грейвза). Только здесь она не белая, а жёлтая и жирная. Что ж, возможна и такая её ипостась. Поэзия многолика. А рассказ несомненно поэтичен, пронизан высокими вибрациями.

Вообще, герои живут высоко — на 23-м этаже. На этой отметке возможно вторжение навьего загробного мира в Явь, в реальность. С одной стороны, это странно, поскольку Навь — это нижний мир, который тяготеет к земле. С другой стороны, любовь — чувство неземное («души соединяются на небесах»), а именно это чувство задерживает героиню в междумирье.

Не знаю, занималась ли автор нумерологией или Таро, но 23 — число не случайное.

«Аркан 23 «Воскрешённый» или «Исида» в качестве психологической характеристики сводится к Магу или Жрецу. Достигший такого уровня способен возвращаться в прошлые воплощения, чтобы заново пройти путь (отработать карму).

Исида по-египетски — Исса, богиня Дева-Матерь, олицетворяющая женское начало в природе, материнство, супружескую верность, плодородие природы, животворное начало воды и многое другое; она же является охранительницей умерших. С нею же связывают такие понятия, как неуничтожимость жизни, вечная жизнь, повторяющиеся жизненные циклы, воскрешение, таинства жизни и смерти, пограничные процессы трансформаций и мутаций — если использовать современную терминологию.

Героиня, на кружке которой изображена весёлая гусыня, несомненно, воплощает вечный архетип богини-матери. Именно такой она и была для Костика, пока благородная болезнь (такая была у Че Гевары, имеется у Эдуарда Лимонова) не оборвала её жизнь.

Когда в жизни кончается любовь — это всегда смерть, инициация, возможность нового рождения. Здесь — в буквальном смысле. И правильно кто-то написал в комментарии, что новое рождение героини в семье Константина могло стать последним поворотом сюжета, разворотом картинки. Так что можно сказать, что пол-оборота фуэте, танца жизни тут не докрутила.

Автор рассказа талантлива. Её талант — в соединении зрения и слуха на их стыке. А также в чувстве потока, перетекания, алхимических трансмутаций. Не каждый даже хороший писатель способен передать развитие чувств не формально, по сюжету, а живо, со всеми едва уловимыми оттенками и лёгкими трепетаниями души. Елена Ивченко это может.

 

© Андрей Шевцов

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, роман. Купи себе редактора!
Прочти читательские отзывы и купи собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
💝

21
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Инна Ким
Гость
Инна Ким

Йихууу! А тут весело: после вашей любопытнейшей рецензии перечитала рассказ Елены Ивченко — и снова получила громадное удовольствие от её удивительных, точных образов.
Только Исиду за хвост я так и не поймала! Да, её изображали крылатой — на погребальных предметах- как защитницу и водительницу умерших. Но я больше бы поверила — как в намёк на Исиду — не в весёлую гусыню на кружке, а в весёлую корову (Хатхор), с которой её, жену бога мёртвых, отождествляли. Тем более что Хатхор — это даже не имя собственное, а наименование функции: быть домом-обиталищем-телом для Хора, известного также как сын-сокол Исиды.
Ладно, героиня — Исида. Тогда герой — Осирис? А его новая девушка — Небетхет, которая носит новую жизнь — Анубиса?! Правда, Небетхет соблазнила мужа сестры при помощи обмана и магии, и это было до того, как Исида собрала по кусочкам и воскресила Осириса, зачав от него новую жизнь — Хора.
Так и запутаться можно, отталкиваясь только от 123-го этажа и гусыни на кружке! Возможно, всё дело в знании нумерологии и Таро, которым я не обладаю. Но если уж играть в МХК, я остановилась бы на «Снегурочке» Островского — Афанасьева: героиня — понятно, Снегурочка, герой — Лель, новая девушка героя — Купава.
А что? Логично: с появлением новой жизни — новой весны, когда должно начаться превращение брошенных в землю зёрен в новый урожай, — Снегурочка тает, навеки растворяясь в Навьем мире, а Лель с Купавой остаются друг с другом в мире Яви. Они сеют новое зерно — и ждут новый урожай…

Елена Ивченко
Гость
Елена Ивченко

Инна, по себе знаю, как обидно, когда кажется, что комментарий пропал. Здорово, что они не пропали, спасибо!
Нет, я не имела в виду Исиду, когда писала рассказ. И число 23 придумалось случайно. Но, может быть, это такой магический реализм и неслучайная случайность? Я не знаю. Спасибо, что уделили столько внимания моему рассказу. Возможно, вы правы, и сюжетный ход не блещет новизной. Для меня тут было важнее не что, а как. Хотелось посмотреть глазами героини, оттуда, почувствовать ее недо-чувствами, ощутить себя за чертой… Ваше сравнение со Снегурочкой мне нравится, да!

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Олег! SOS! Мой комментарий пропал!

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Никто не пришёл на помощь и не спас мой комментарий) Ладно: сама.
И всё-таки: классная рецензия, но, по-моему, опираясь всего лишь на 23-й этаж и весёлую гусыню на кружке, делать такие выводы слишком художественно, что ли.
Я не обладаю знаниями по нумерологии и Таро, но немножко знаю об Исиде — просто она одна из моих любимых героинь: в смысле, я о ней писала. Но даже хвоста Исиды в рассказе Елены Ивченко, талантливом и точном за счёт своих удивительных образов, я поймать не смогла. Может, потому что никакой Исиды там нет? Нет?!
Конечно, Исиду изображали крылатой на погребальных предметах — как защитницу и путеводительницу мёртвых в мире её мужа Осириса. Но никак не гусыней, а, если правильно помню, цаплей.
Уж если делать намёк на древнеегипетскую богиню, собравшую по кусочкам и воскресившую любимого, то не гусыней, а весёлой коровкой на кружке. С Исидой действительно отождествляли Корову-Хатхор, чьё имя было всего лишь наименованием функции: быть вместилищем Хора (он же сокол-сын Исиды).
И если Исида — героиня Елены, то её герой, выходит, — Осирис. А кто его новая девушка? Небетхет, беременная от Осириса Анубисом? Как известно из главного древнеегипетского мифа, Небетхет обманом и магией соблазнила мужа своей сестры, а рождённого ребёнка (волчёнка) бросила в тростниках, где его нашла Исида и потом воспитала. И только намного позже Исида воскрешает любимого мужа и рождает от него новую жизнь — Хора.
В общем, в таких ассоциациях легко запутаться. Если уж играть в МХК, то я бы выбрала «Снегурочку» Островского — Афанасьева. Всё просто: героиня — Снегурочка, герой — Лель, его новая девушка — Купава. Когда приходит новая жизнь — новая весна, а с ней надежда на новый урожай и продолжение жизни, — Снегурочка тает, бес остатка растворяясь в Навьем мире, которому принадлежит, а Лель и Купава любят друг друга в мире Яви и, бросив семена в весеннюю землю, ждут новый урожай — новую жизнь, ребёнка! Как-то так)
Но и без всяких ухищрений. «Новая жизнь» заслуживает не только финала, но и победы в этом конкурсе.

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Никто не пришёл на помощь и не спас мой комментарий) Ладно: сама.
И всё-таки: классная рецензия, но, по-моему, опираясь всего лишь на 23-й этаж и весёлую гусыню на кружке, делать такие выводы слишком художественно, что ли.
Я не обладаю знаниями по нумерологии и Таро, но немножко знаю об Исиде — просто она одна из моих любимых героинь: в смысле, я о ней писала. Но даже хвоста Исиды в рассказе Елены Ивченко, талантливом и точном за счёт своих удивительных образов, я поймать не смогла. Может, потому что никакой Исиды там нет? Нет?!
Конечно, Исиду изображали крылатой на погребальных предметах — как защитницу и путеводительницу мёртвых в мире её мужа Осириса. Но никак не гусыней, а, если правильно помню, цаплей.
Уж если делать намёк на древнеегипетскую богиню, собравшую по кусочкам и воскресившую любимого, то не гусыней, а весёлой коровкой на кружке. С Исидой действительно отождествляли Корову-Хатхор, чьё имя было всего лишь наименованием функции: быть вместилищем Хора (он же сокол-сын Исиды).
И если Исида — героиня Елены, то её герой, выходит, — Осирис. А кто его новая девушка? Небетхет, беременная от Осириса Анубисом? Как известно из главного древнеегипетского мифа, Небетхет обманом и магией соблазнила мужа своей сестры, а рождённого ребёнка (волчёнка) бросила в тростниках, где его нашла Исида и потом воспитала. И только намного позже Исида воскрешает любимого мужа и рождает от него новую жизнь — Хора.
В общем, в таких ассоциациях легко запутаться. Если уж играть в МХК, то я бы выбрала «Снегурочку» Островского — Афанасьева. Всё просто: героиня — Снегурочка, герой — Лель, его новая девушка — Купава. Когда приходит новая жизнь — новая весна, а с ней надежда на новый урожай и продолжение жизни, — Снегурочка тает, бес остатка растворяясь в Навьем мире, которому принадлежит, а Лель и Купава любят друг друга в мире Яви и, бросив семена в весеннюю землю, ждут новый урожай — новую жизнь, ребёнка! Как-то так)

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Колдунство) Пропал и второй мой комментарий, и третий.

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Никто не пришёл на помощь и не спас мой комментарий) Ладно: сама.
Ок. Буду кусочками)
И всё-таки: классная рецензия, но, по-моему, опираясь всего лишь на 23-й этаж и весёлую гусыню на кружке, делать такие выводы слишком художественно, что ли.
Я не обладаю знаниями по нумерологии и Таро, но немножко знаю об Исиде — просто она одна из моих любимых героинь: в смысле, я о ней писала. Но даже хвоста Исиды в рассказе Елены Ивченко, талантливом и точном за счёт своих удивительных образов, я поймать не смогла. Может, потому что никакой Исиды там нет? Нет?!

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Далее.
Конечно, Исиду изображали крылатой на погребальных предметах — как защитницу и путеводительницу мёртвых в мире её мужа Осириса. Но никак не гусыней, а, если правильно помню, цаплей.
Уж если делать намёк на древнеегипетскую богиню, собравшую по кусочкам и воскресившую любимого, то не гусыней, а весёлой коровкой на кружке. С Исидой действительно отождествляли Корову-Хатхор, чьё имя было всего лишь наименованием функции: быть вместилищем Хора (он же сокол-сын Исиды).

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Продолжение (я упрямая))
И если Исида — героиня Елены, то её герой, выходит, — Осирис. А кто его новая девушка? Небетхет, беременная от Осириса Анубисом? Как известно из главного древнеегипетского мифа, Небетхет обманом и магией соблазнила мужа своей сестры, а рождённого ребёнка (волчёнка) бросила в тростниках, где его нашла Исида и потом воспитала. И только намного позже Исида воскрешает любимого мужа и рождает от него новую жизнь — Хора.

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Окончание (очень надеюсь!)
В общем, в таких ассоциациях легко запутаться. Если уж играть в МХК, то я бы выбрала «Снегурочку» Островского — Афанасьева. Всё просто: героиня — Снегурочка, герой — Лель, его новая девушка — Купава. Когда приходит новая жизнь — новая весна, а с ней надежда на новый урожай и продолжение жизни, — Снегурочка тает, бес остатка растворяясь в Навьем мире, которому принадлежит, а Лель и Купава любят друг друга в мире Яви и, бросив семена в весеннюю землю, ждут новый урожай — новую жизнь, ребёнка! Как-то так)
Но и без всяких ухищрений. «Новая жизнь» заслуживает не только финала, но и победы в этом конкурсе.

Инна Ким
Гость
Инна Ким

И всё: окончательный конец! Снегурочка гибнет именно тогда, когда видит, что её любимый Лель облеливает Купаву: ну прямо как в рассказе «Новая жизнь»)))

Ольга Яркова
Гость
Ольга Яркова

Инна, от души повеселили :))

Инна Ким
Гость
Инна Ким

А я-то сколько удовольствия получила!)

Елена Ивченко
Гость
Елена Ивченко

Андрей, большое спасибо за разбор и за добрые слова. Получить целый обзор, посвященный моему рассказу, — это дорогого стоит! Про Исиду и нумерологию я ответила ниже, в комментарии Инне. Я думаю, что возможность многих трактовок — для рассказа это, скорее, хороший знак: значит, текст получился не плоский, не одноуровневый.
Вы пишете: «Меня задевает здесь другое: способы и возможность выйти на связь с живыми после ухода. Через детали, через предметы, через то, что остаётся с живыми после смерти тех, кто их очень любит».
Да, меня тоже задевает эта тема. Люди живут так, как будто никогда (неизбежно) не потеряют друг друга, как будто они не умрут. Почему бы нам не подготовиться к разлуке с любимыми заранее, не установить «маячки» и знаки? Мы вот с мужем (который, вопреки вашему романтическому предположению, рассказ не читал) договорились о таких.

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Елена, эта связь — через предметы — получилась у Вас очень круто. Я потому и писала столько про Ваш рассказ, что он классный. Но мне не хватало в нём чего-то, какой-то сложности (ну люблю я сложности:)) А после рецензии Андрея про Исиду я стала размышлять: так вот же «маячок» для меня — Снегурочка!) И всё холоднее ей становится, а потом будто ледяная бомба взрывается, — и иней на ресницах; и уходит в незнаемую темноту. Вот теперь всё «срослось», всего хватает! Елена, очень рада знакомству с Вашим творчеством и желаю Вам успеха — причём не только на этом конкурсе)

Ника Воинова
Гость
Ника Воинова

Присоединяюсь к каждому слову!