Джерри. Утро

Джерри, рассказ, Утро, творцы, Леша, Соня, Анпуики, царство

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 04.03.2017 г.

Об авторе. Джерри (псевдоним). «Здравствуйте! Узнала о конкурсе случайно (путём примитивного гуглинга). По непонятным мне причинам заданные темы всегда заставляют работать фантазию. Меня зовут Джерри. Я интернет-маркетолог и человек».

 

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.


 

Утро

 

В наши дни проворные и ушлые творцы подняли планку удивления безобразно высоко. Давайте начистоту: никого не удивит, если в уличном ларьке бородатый стегозавр в шейном платке закажет эспрессо. Дошкольник даже бровью не поведет, когда на детской площадке высадится десант звездолета в полной экипировке, а домохозяйка в магазине, видя приближающийся метеорит, лишь презрительно фыркнет и потянется за молоком. По этой причине писатель Леша Аннушкин не нашел сил удивиться, когда обнаружил, что все, написанное им, тут же обретает действительные формы. Леша почесал макушку, парой фраз снискал благоволение двух бабушек-соседок и одного издателя, да успокоился на том. Что фантасту эти мелочи бытия, включительно с гонораром, когда в мире есть столько еще непридуманных вселенных. Впрочем, не всегда последствия творческого процесса спокойно уживались в Лешиной жизни.

 

 

* * * * *

 

— Сонечка, сделай что-нибудь с этой гадостью, — спросонок вздохнул Леша, ощупывая плечо жены. Соня, которая полагала, что просыпаться даже от пушечного выстрела ниже ее достоинства, вздохнула, не открывая глаза нащупала и обезвредила об стену орущий будильник. Еще минут пять подремали.

В коридорчике, куда не пробивался солнечный свет, Соне под ноги кинулось что-то темное и довольно крупное. Привычно переждав метания гостя, женщина не спеша прошелестела халатиком в ванную и долго, с удовольствием умывалась, отфыркиваясь и жмурясь.

— Стой, тут мое цайство, — дорогу в кухню ей преградил диковинный зверь. Крупная беличья морда с мудрыми миндалевидными глазами была приделана к телу некрупной, поджарой собаки. Зверь недовольно дергал пышным беличьим хвостом. Композицию венчал тюрбан на голове у гостя и золотая попона, расшитая синим шелком.

— Уруру? — Соня попробовала наладить контакт. Гость в попоне сердито замахал головой. — Ты кто такое?

— Цай Анпуики, — отрезал гость.

— Царь? А почему ты так странно говоришь?

— Язык кооткий, — объяснил царь.

— Идем, царь, я угощу тебя кофе, — предложила Соня.

— Нет! Ты не поойдешь на бвагосвовенные земви! — сердито топнул Анпуики.

— Это не земли, а пятый этаж, венценосный дурак, — Соня очень быстро теряла терпение. Вряд ли она была бы хорошим учителем младших классов. — Леш, а Леш! — обернулась она в сторону комнаты. — Леш, пойди-ка сюда!

Леша как раз открыл глаза и размышлял о том, как прекрасен несуетливый утренний быт, напоенный тонким ароматом кофе, когда в солнечном луче, падающем на причудливо скомканное одеяло, кружится сияющая, будто золотая пыль, и…

— Леша, это что еще такое? — в его рассуждения ворвалась взбешенная Соня. — Твой герой мне чуть ноги не переломал и под халат заглядывал!

— Твоя женфина мне недостаточно неистово поквонявась! — семенил за женой Царь Анпуики.

Соня оглянулась на царя с презрением.

— Леша, признайся: ты опять полночи писал?

— Полно-те, спал как младенец, — не моргнув, соврал Леша и выронил блокнот из-под одеяла. Соня ловко перехватила его и, отмахиваясь от Леши рукой, спешно открыла на последней странице.

— «Анпуики, сердитый, но справедливый правитель Трех земель, не любил долго рассуждать, принимая решения, ведь все в мире суть черное и белое», — прочитала Соня вслух. — Да уж, харизматичного ты парня выдумал, Леш! Он мне ногу оттоптал и написал в баночку с кофе! С кофе, Леша!

Некрупные мышеподобные бобры затаились за дверцей шкафа, но осмелев, высунули носы и зубы.

— Леша, это ты для издателя великий, — сердито сверкнула глазами Соня, — а я тебе, между прочим, расстройство желудка лечила и в больной зум анальгин закладывала! Твои эти… персонажи меня третируют! Они везде — видишь? — и Соня резким движением сдернула одеяло. Носкоед-подросток рухнул на спину, притворившись мертвым, и чуть не подавился Сониным капроновым чулком.

— Поворачивайся, дурилка, так и помереть недолго, — Соня перекатила носкоеда на бочок и похлопала по пушистой спинке. Носкоед с усилием втянул в себя остаток озорного чулка и зачавкал подвязкой. — Леша, сделай с этим что-то. Придумай, куда их деть. Мне от них жизни нет — то платья на флаги распустят, то сковородку на щиты расплавят и всю плиту перепачкают. Напиши им какой-нибудь вольер, — Леша презрительно поднял бровь. — Или… ну не знаю, комнату напиши еще одну! Они меня совсем измучили, Леша!

— Разве грешно матери любить свое дитя, даже если оно дурно воспитано? — пафосно возопил писатель, тряся руками так, будто он захотел обнять Вселенную и пару-тройку близлежащих ничейных звезд.

— Леша! — рыкнула жена.

— Душенька, уже исправляюсь, — писатель подхватил блокнот, вытащил карандаш из-под подушки и небрежно черкнул «Сонечка — котик».

— Леша, я же ласковая до поры-до времени, — Соня на всякий случай, уже по привычке ощупала себя и обнаружила на голове два лишних уха. — Ты снова меня дописываешь, гадкий мальчишшшшшка? Я и так само соверрршенство! — гневно промурлыкала она, оттягивая усы до угла видимости. — НеМУРРРмедленно прекрати, фашшшшист!

Леша со вздохом перечеркнул «котика».

— Вот что, — фыркнула Соня, запахивая халатик, — я к соседке. На кофе. Степанида Васильевна все поймет. Пирожком угостит, по голове погладит, про покойного мужа-слесаря расскажет байку. А когда вернусь, — гневно оглянулась на комнату, где в ужасе замерли немыслимые существа из фантастических миров, — чтобы ЭТИ были в своей отдельной жилплощади! Иначе — семиглазым богом тебе клянусь! — я вспомню, что я — Санни-Неистовая Воительница, Правительница Пяти Королевств и Одного Замшелого Пруда, которая очень недурно обращается с холодным оружием и обожает препарировать странных зверушек и самоуверенных писателей! И которая сатанеет без утреннего кофе, Болотная Тварь тобой подотрись!

Соня громко хлопнула дверью спальни. Леша спешно дописал напротив «Сонечки» — «с кошачьим хвостиком».

— Пусть будет для нее сюрпризом, — проворчал он.

— Кто эта фувия в хаватике? — поинтересовался Царь Анпуики.

— Жена, — вздохнул Леша.

— Укокофим стевву? — очаровательные дефекты речи не могли скрыть радости монарха. — У меня на пвимете чудефсная пвопасть возве двовца.

— Любимая жена, — помрачнел лицом Леша. Он задумчиво почесал макушку, потянулся и взялся за ручку — писать комнату для персонажей.

 

© Джерри, 2017

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

💝

1 комментарий:

  1. Татьяна

    Спасибо, Джерри-человек, повеселили. Не обладая талантом Вашего героя, могу «родить» и подарить лишь пятёрку, что с удовольствием и делаю)))

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.