Константин Каджаев. Сон — Грядущее

Девушка, платье, грядущее, сон, розовое, красота, художник, картина

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 13.03.2017 г.

Об авторе. Константин Каджаев. Родился в Южной Осетии (г. Цхинвал), 21 год, пишет с детства, недавно выпустил второй сборник стихов («Откровения»). Рассказы — не единственный способ самовыражения автора. Он сочиняет песни, музыку, иногда рисует, играет на гитаре.

 

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.


 

Сон — Грядущее

 

На дворе стоял апрель. По воздуху витали свежие нотки весенних цветов, а золотые кудри солнца стали окутывать своим теплом кучерявые кроны незамысловатых дерев. На смену зимней слякоти с полусонными домами пришла оживляющая свежесть теплых весенних тонов. И иногда казалось, что сама земля вдыхала эту свежесть, выдыхая обратно миллиардом кристально чистых росинок. Покрывая ими свою поверхность, она словно очищалась, для новорожденных после дождя, поселений грибов и капризных лиц шафранов.

Юный Михаил всматривался в эту красоту сквозь запотевшие линзы «розовых очков», и в своей обыкновенной нетерпеливой манере, сокращая почти каждое словосочетание, черкал на бумаге наступающие друг другу на пятки предложения. Глядя на него, любой человек мог бы догадаться, что он является писателем. На его лице то появлялась улыбка, то исчезала, глаза хмурились, и украдкой, приподнимались брови, оголяя под собой сверкающие, полные желания, глаза.

Прошло около получаса неустанной работы «художника» над словесной картиной, когда тот закрыл толстую записную книжку, и громко вздохнул. Ему казалось, что все слова написаны, а явления весеннего дня описаны. Желание писать исчезало так же, как и начинали уходить за горизонт вечерние лучи солнца. Уставший Михаил прилег на скамейку, на которой сидел, и тут же уснул.

Проснувшись, он увидел перед собой такую картину: пожилой человек, лет 70, с длинной ухоженной бородой и красивыми прядями седины на голове, глаза которого светились, словно два светила, проходил рядом. Остановившись возле, он окинул окрестности, и посмотрел на Михаила. Немного почесав свою бороду, старик достал из правого кармана записку, свернутую в трубочку и обмотанную золотой ниткой, и протянул ему.

— Помни. Грядущее — твой сон.

С этими словами старик растворился в воздухе, а золотые кудри румяного утреннего солнца вновь окутали землю.

Михаил около 5 минут потирал глаза, щупал себя за щеку, на которой еще остался след от прямоугольных досок скамьи, но ничего не помогало. Он встал со скамьи, открыл записку незнакомца, и с ужасом для себя обнаружил в ней картину девушки, которую видел во сне…

Впоследствии, он описал этот загадочный сон в одном из своих сборников, выпущенных годом позже, на котором и разбогател. 3 года спустя, он женился на прелестной красавице, красоте которой не было равных, средь людей…

«Она вышла из дыма, — писал он, — переливаясь, ее платье развевал какой-то странный ветер, которого я не чувствовал. Она ходила,… нет, витала над землей, лишь изредка касаясь ее. На тверди после ее прикосновений образовывались легкие колебания, точно рябь на озере под легким дуновением ветра. И часом, мне показалось, она вовсе и не ходит — она плавает… при всем, вокруг нее, то и дело, сгущался легкий, почти прозрачный туман, точно так же переливающийся, как и ее дивное платье.

Она вырисовывала в пространстве некую картину: траекторией переставляемых легких рук с одной точки плоскости в другую… казалось, будто перед ней протекала необъятная, но в то же время, спокойная река. Она будто хотела поласкать волны — как мы делаем в отношении домашних питомцев. Незнакомка все время давала понять своим видом, как хочет раскрыть перед моим слепым взором эти «невидимые волны».

Я еще долго наблюдал за ней, в попытках увидеть ту «реку», но — безуспешно.

Прошло еще немного времени, пока я находился под влиянием чарующих очей травянистого цвета и легких, как кисточки, пальцев рук, но вдруг, почти неслышимые мелодии начали наполнять все пространство вокруг. Если уж быть до конца откровенным, они до сих пор играют в моей голове: ни одна из них не похожа на другую, но каждая — прекрасна, озаряюща, очищающа.

Неведомая дева: с глазами летней травы, пурпурного цвета губами, по форме напоминающими бант, нежным идеальным овалом лица, в необычном развевающемся платье, — она все так же продолжала «дирижировать» своими кисточками…

 

В этот момент я и осознал, что мелодии, доносящиеся до моего человеческого существа, пробиравшие всю плоть, исходили из-под чарующих взор, движений ее пальцев.

Я еще долго стоял в оцепенении. Не мог пошевелить и краем языка, точно он был связан тросами, между двумя окаменевшими челюстями. Все мое тело покрывалось мурашками, а волосы — вставали дыбом. Ноги превратились в два бетонных столба, глубоко вкопанных в землю. Все нутро мое поддавалось ее чарам…

По прошествии еще некоторого времени, вдали горизонта начали показываться золотые кудри солнца, а перед нами, почти незаметный до этого, полупрозрачный туман стал вдруг сгущаться, образуя в центре зеркального вида «проход»: в нем не было дверей, а все пространство отражалось в необычных тонах радуги, описать словами которые я не в силах, к большому сожалению.

Обворожительная красавица подошла к сгустку тумана. Ее переливающееся платье превратилось в два величественных крыла, со стороны лопаток девы, а тело перестала покрывать всякая одежда. Нисколько не смущаясь, и даже ухмыляясь, она взошла по невидимой мне лестнице, до сгустка дыма, обернулась, на пол тела, в мою сторону, и молвила:

« Иди за мечтой! … Я буду ждать!… До встречи!…»

Девица вошла в туман, и бесследно растворилась в лучах вместе с туманом… казалось, будто сам Бог велел ей явиться моему взору.

Солнце полностью взошло над землей. А в месте недавно сгущающегося тумана взошли цветы, и образовалась роса лазурного оттенка. Согревающие лучи сияющего золотом солнца, окутали своим покрывалом мое тело, и стали ослеплять мои глаза… в этот момент я проснулся…»

« Самое странное, — говорил Михаил, — было то, что после того случая в парковой зоне, когда я встретил старика, что-то в моей голове, похожее на частичку того необычного сна, всегда подсказывало мне правильный путь. И я знал, куда идти, хотя, некоторые знакомые подумывали, что я совсем выжил из ума. Я не могу утверждать, что отношусь к оптимистам, но могу с точностью 99% сказать, что вещие сны — они реальны. Только мы на них не обращаем нужного внимания. А потому, могу ясно сказать, что:

«Сон — воспоминания о будущем».

 

© Константин Каджаев, 2017

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

💝

4 комментария:

  1. Очень понравилось!

  2. Константин

    Спасибо, Вам, Олег! Рад стараться.))

  3. Спасибо, Константин!

  4. Привет. Кошт. Очень хорошо .

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.