Акме

Чай, чаепитие, чашка

 

Текст не участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: [удалено].


 

Текст удалён по просьбе автора.

О. Ч. обращает на сей факт внимание совета наблюдателей и просит учесть, что рассказ «Акме» не участвует в конкурсе «История любви» осеннего сезона 2019 года, а его автор не вправе претендовать на победу в любой из трёх номинаций и на публикацию в итоговом сборнике.

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Прочти читательские отзывы и возьми даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
💝

10
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Иветта
Гость
Иветта

Классика жанра: любим одних, судьбу связываем с другими.

Такое впечатление, что герой в лесу не нашёл дерева. В рассказе калейдоскоп женских имён с описанием внешности привлекавших его девушек, детали знакомства с ними, и ничего, кроме имени, о жене — женщине (как бы) всей его жизни. Но почему-то она по имени-отчеству! И воспоминания юности такие живые, задорные, полные страстей. И вот это Сейчас я семейный человек, счастливый, любящий и любимый…, и вот это Где же моё терпение и любовь? На любимую девочку, — Евгений Викторович имел в виду жену, — сержусь. — словно запихивает в нас, да и в себя тоже, уверение в любви и счастье. Но как же очевиден самообман! А уж читателя и подавно не надурить! Но вот и сдача себя с потрохами: Ну не может она быть умнее, чем родилась…. Что-то подсказывает мне, что о любимых так не говорят, не пишут и даже не думают.

Вообще, название, такое масштабное, не оправдало ожиданий от текста. Ни драматизма, ни накала. Много рассуждений в стиле дневниковых записей, понятных и знакомых каждому нормальному человеку в зрелом возрасте у черты, когда уже «квартира, машина, карьера и дети выросли», Счастья… да грех жаловаться, всё есть. Это по времени у всех примерно одинаково. И только глубина акме у каждого своя.

В целом, рассказ не столько о любви, сколько о рассуждениях о ней, о поисках её. О неосознанном разочаровании. И бегстве от обмана. Безуспешном.

Елена Исаева
Гость
Елена Исаева

Ой, не знаю… Впечатление, будто герой так и не испытывал высокие чувства на самом деле. Про жену ничего не понятно, женился по любви на ней или нет.
Повествование о студенческих годах всегда приятно читать, единственное, в 80-е наверное не говорили «универ»?
Рассказ написан немного сумбурно, но, как я понимаю, это задумка автора — подчеркнуть тем самым характер главного героя.
Интересно, понимает ли Евгений Викторович, поцелуй тогда Жека Киру, не осталось бы ничего от этой любви на века?

Елена
Гость
Елена

Простите, но не понравился мне рассказ. Очень многословно, даже напыщенно местами. Фраза вроде «Из Красноярска к ним, геологам (а в универе изначально сложился обычай и геохимиков, и сладкие парочки обучавшихся вместе гидрологов с метеорологами и географов с охранниками окружающей среды причислять к одной касте — касте геологов), приехал в гости такой же романтик, только совершенно бесшабашный и легендарный, как разнеслось по общаге, то ли Жора, то ли Гарик — Жека точно не знал.» — как и главное, зачем создавать такие грузовые составы? Очень много непонятных мне подробностей, которые «не стреляют». Разговорный, почти вульгарный стиль с «Жеками» и «Ленками» перемежается с неискренней «ненаглядной женой» и высокопарным «любовь юности, более того, подобна полёту мотылька над пламенем костра». И главное — ну и философия у героя, полный эгоцентризм, приправленный снобизмом. А мудрость оборачивается довольно банальной напыщенной недосказанностью.
Было бы хорошо, мне кажется, сильно сократить и представить ощущения героя без такого многословного внутреннего диалога, может даже фрагментарные, но дающие толчок к важному осознанию.. не знаю.. упущенной ценности… Пропасти между любовью к жене, которую он себе внушает, и ее настоящими чувствами — преданностью, скромностью.. А так — что он осознал, я так и не поняла.

D.St.
Гость
D.St.

Простите, где случилось «акме»?
Судя по запискам героя ( «за что же виновата акула, если опять-таки не выбирала судьбу убийцы?»), он как писатель еще не на пике мастерства (хоть нас и уверяют, что он знаменит и печатается за границей). Как специалист по незабываемым поцелуям он в молодости не состоялся, в зрелости — не знаем. Знаем, что разочарован, теребит воспоминания и пытается ими растревожить вдохновение (в годовщину свадьбы). И вызывает в воображении АКМЕ, и страдает, и пишет… уйди, дура, не мешай. Дорогая.
И, предположим, он его ВЫЗВАЛ и ИСПЫТАЛ.
А нам?

Ксения
Гость
Ксения

D. St. ну писатель то он «детский», хотя, судя по попыткам уловить «юность», пробует переходить и на юношескую прозу. 50-летний писатель («умудренный сединами», солидный и по своему же описанию бытовых благ — состоявшийся) с некоторой ностальгией начинает припоминать свои первые романтические опыты. Жена, дура, мешает своим чаем. Он только погрузился в бесшабашные, скачки романтики своей недолгой юности, полную обворожительных «богинь», а тут какой-то чай. Со временем, быть может автор научится сдерживать свои эмоции по адресу любимой дуры-жены, и переведет эту энергию в оттачивание стиля. Он не первый. Учителя у него есть, тот же perpetually nostalgic по первым и вторым поцелуям В.В. Набоков. (от себя добавлю, у женщины в 47 уже внуки! Вот никак я к этому не привыкну со своим уже «западным мЫшлением» :-).)

D.St.
Гость
D.St.

А моя бабуля!)))
В сорок стала бабулей, а выглядела тогда (на фотографиях) на 32-33… Но дело было, конечно, не на диком западе

Елена
Гость
Елена

Полностью согласна! Ни любви, ни АКМЕ, ни незабываемых поцелуев.. «За что» же мы виноваты-то?.. ;-)

Ксения
Гость
Ксения

Если честно, мне понравилось. Немного режет ухо жаргон и обилие кличек, но ведь это и есть подростковая и студенческая привычика прятать эмоции под кличками. Был также непонятный географический скачек прямо из банкетного зала за писательский, темного дуба стол. Ну да ладно. Мне понравился сам момент, когда автор, пишущий по-старинке, от руки, наткнулся на мысль о преходящести и неповторимости юности, вроде бы нащупал ритм и —несколько шероховатый с бабочками и мотыльками и сразу двумя «мигами» — стиль (» Миг преображения детства краток и хрупок, как у распускающегося цветка и порхающей над ним белоснежной бабочки. А любовь юности, более того, подобна полёту мотылька над пламенем костра. Миг — и крылатое воплощение восторга бесследно пропало в огне.») — а тут ему бестактно предлагают «подать» чай. И момент упущен. И автор злится на дуру-жену, моментально оправдывает свое раздражение перекладыванием вины на генетику, и безуспешно пытается вернуться к упущенному вдохновению, а не получается, остается «недо—«… Хотелось бы верить, что автор вернется к своим попыткам и вновь нащупает это хрупкое и нежное, что пытался вспомнить и закрепить на бумаге. (Получился, правда, рассказ даже не о любви, а об исскусве правильно вспомнить и записать неокрепшие первые порывы.) Автору, удачи!

Елена
Гость
Елена

Простите, Ксения, но вы определенно имели в виду «скачок»

Ксения
Гость
Ксения

Конечно же! Только вернуться и исправить свои же ошибки тут невозможно. :) (или я не знаю как)