Гермофобия, аспирантура, удавы и некоторые другие способы познать счастье

Венерина мухоловка, хищное растение

 

Текст участвует в конкурсе «Счастливая душа».

Об авторе: Анна Липовецкая.


 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.

Будьте собой. Все остальные места уже заняты.

Оскар Уайльд

 

Слово «счастье» хорошо знакомо ещё с тех допотопных времён, когда ты был ребёнком. Пробуешь его на вкус, пытаешься тактильно нащупать его, ловишь ароматы, смутно напоминающие это неуловимое чувство. До последнего уверен в том, что лучше других знаешь, что такое счастье. Как его правильно испытывать. Откуда его черпать. Как его пить. А стоит задуматься об этом всерьёз, попытаться облечь свои мысли в слова, и сталкиваешься со стеной непреодолимой лексической бедноты. А порой дело вовсе не в словарном запасе.

Такая категория, как счастье, вдалбливается в твою юную голову всеми возможными способами. Трактовки этого слова такие разные, но все такие одинаковые. Тебя учат как жить, чтобы быть счастливым. Обычно это сводится к тому, что нужно быть удобным, полезным, добрым и альтруистичным.

Словно на счастье была аккуратно проведена операция по удалению самости, личности и (вообще даже не заикайся об этом) эгоизма. При этом все прекрасно осознают, что для каждого человека счастье — это что-то своё, личное. Любопытный парадокс.

Что ж, если протестующих против субъективности счастья не будет (а если будет, чем не повод для дискуссий?), выскажусь и я.

Мы — социальные животные. Что ни говори, у нас и инстинктов-то не осталось. Ориентируемся друг на друга, осознанно или нет, копируем аспекты в поведении, одобряем или порицаем, так или иначе навязываем свою точку зрения. Иногда мы с этим перебарщиваем.

Порой складывается ощущение, что большая часть твоей жизни — это конфронтация. Ты почему-то не такой, как остальные. Что-то в тебе явно выбивается из общепринятой нормы. Ближайшее, а то и далёкое окружение, скорчив мину, разочарованно мотает головой, выражая своё отношение к твоей уникальности. И ты пытаешься как-то сложить этот пазл — как же тебе быть счастливым, если все считают тебя «не таким как все».

Возможно, ты и общество не совпадаете по эмоциональному диапазону. Ну, здесь ничего не поделаешь. Кто-то может вскрикнуть от восторга, увидев, как солнце на секунду выглянуло из-за туч, а кто-то по уровню эмоциональности находится где-то между огурцом и табуреткой.

Эмоциональность — это степень возбудимости и проводимости нервной системы. Вряд ли кто-то сумел достичь такого уровня просветления, чтобы сказать своим нейронам, чтобы они были менее шустрыми.

А вот окружающим твоя эмоциональность не нравится. И свои эмоции, чтоб им пусто было, вообще показывать не надо. И, возможно, ты растёшь всю жизнь с мыслями о том, что тебе не нужно быть таким обидчивым, не стоит остро воспринимать чужие слова, пора бы прекратить ревностно относиться ко своим неудачам. Но вот незадача: ничего не выходит. В худшем случае начинаешь подавлять все эмоции, делая вид, что ты безэмоциональный удав (без обид: удавы — просто устойчивое выражение). В лучшем ты осознаешь, что ты не болен, не псих, не истерик со всеми возможными маниями. Просто тебе повезло родиться с холерическим или меланхоличным типом темперамента. И твоя нервная система всегда будет гиперактивной. И всю жизнь тебе предстоит говорить не подумав, сначала сделать, потом пожалеть (мы же помним, что лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть), и вообще быть эмоциональным существом. Осознать это, принять и испытать такое небывалое удовольствие от понимания, что ты нормальный и ты любишь себя таким. Счастье? Счастье.

Возможно, ты отличаешься инакомыслием. Уж простите мне использование данного слова, это своего рода кликбейт, потому что ни о каких религиозно-философско-политических убеждениях я говорить не буду. Достаточно выделяться в банальных бытовых взглядах. Например, ты не считаешь пределом своих мечтаний возможность работать 5/2 на одной и той же работе сорок лет, по выходным просиживая диван с бутылкой пива (пиво, ты так же прекрасно, как и удавы, особенно светлое нефильтрованное, но сейчас не время петь тебе оды). А твоя душа стремится к саморазвитию. Идёшь в аспирантуру. Зачем ты идёшь в науку? У тебя же есть диплом, зачем тебе ещё? У тебя есть работа. Что тебе даст эта аспирантура?

А ты даже не знаешь, как отвечать на такие очевидные вопросы. В твоём уютном мире ответ даже не нужен, и так понятно, зачем ты это делаешь. На три года твоя жизнь превращается в череду постоянно сменяющихся событий. Ты ежедневно встаёшь в пять утра (и только в воскресенье позволяешь себе вставать в шесть), до семи зависаешь над научными трудами великих и чудаковатых (а порой великих и чудаковатых в одном флаконе) учёных, потом топаешь на работу. Вечером, после праведных трудов, направляешься к горячо любимому научному руководителю (оставим на суд читателя определить, было ли словосочетание «любимый научный руководитель» сарказмом) и пару часов слушаешь его. Если он в хорошем настроении, тебе достанется похвала в духе «третий сорт не брак», если же в плохом — лучше отключай эмоции, коли умеешь (смотри мысли, высказанные выше), потому что наслушаться придётся много чего. Ты переделываешь один и тот же текст раз по пятнадцать. Примерно столько же раз за день ты собираешься отчислиться. Но передумываешь. Идёшь до конца. Получаешь диплом. Хвалишь себя: какой же ты молодец. Чувствуешь, как преисполняешься гордостью за себя. Оцениваешь вагон новых полезных навыков, приобретённых за период учёбы (чего стоит хотя бы нехилый скилл в тайм-менеджменте. Вы вообще пробовали три года подряд вставать ежедневно в пять утра?!). И даже крутящие пальцем у виска знакомые, что-то бормочущие про потерянные годы жизни, кажутся тебе такими милыми и непосвящёнными. Счастье? Счастье.

И так во всём.

Постоянно слышишь, что у тебя нет таланта, что тебя никогда не напечатают и не будут читать и что твоё «творчество» вообще — дикое графоманство. А ты все равно пишешь, просто потому что писать — это часть тебя.

Отбиваешься от вопросов о том, зачем тебе дома ящерица и венерина мухоловка. Просто приносишь игуане сочные ростки пшеницы на ужин, а мухоловке свежепойманного жука (не забывая при этом радоваться своим охотничьим талантам).

В сотый раз слушаешь недовольные вопросы «А когда ребёночка?», «А когда замуж?» В ответ спрашиваешь: «А когда симфонию для филармонии напишешь?», «А почему ещё не слетали на Гаити и не выкопали там клад?»

Косо смотришь на тех, кому не по душе твой макияж, чтоб им неповадно было.

Даже не заморачиваешься над тем, чтобы объяснять, что ты не гот, просто чёрный цвет тебе нравится, к тому же на его фоне твои синяки под глазами не кажутся чёрными дырами.

Понимаешь, что если у тебя гермофобия, не нужно ни перед кем отчитываться, зачем ты протираешь руки антибактериальными салфетками при каждом удобном случае. И неудобном тоже.

А если ещё и ипохондрия, и вовсе не считаешь нужным объяснять, почему вдруг отправился сдавать кровь на гепатит из-за того, что тебе показалось, что белки глаз какие-то жёлтые.

Не терпишь к себе дурного отношения.

Не поддерживаешь связь с людьми только для того, чтобы быть хоть с кем-то, даже если тебе с ними дискомфортно.

Тратишь деньги на себя, даже если под тратой денег подразумевается покупка огромного шоколадного яйца, а тебе 28.

Принимаешь себя.

Принимаешь то, что тебе иногда свойственна апатия, уничтожающая всё желание даже помышлять о счастье и усиливающая силу притяжения к дивану в бесконечное число раз.

Принимаешь все странные мысли в голове (но немного радуешься тому, что люди пока не научились читать чужие мысли, потому что вряд ли кто-то смог бы, кроме тебя, принять этот сюр в голове).

Принимаешь все свои ошибки, дурости, слезы; даже если совершаешь нечто настолько невообразимо тупое, бессмысленное и беспощадное, что на минуту можешь засомневаться в своей адекватности.

Принимаешь себя полностью. С потрохами. Понимаешь, что ты такой. А если мир это не устраивает, то это проблемы мира. Счастье? Счастье.

 

© Анна Липовецкая

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

💝

10 комментариев:

  1. Роман+Шевченко

    Анна, «общество» Вам не простит Вашей самостоятельности в выборе)) — в самом широком смысле этого слова. Будьте осторожны)

    • Абсолютно согласна с Романом. Девушка-автор еще слишком молода. С возрастом придет мудрость. …Добавлю комментарий к ее вопросу «Вы вообще пробовали три года подряд вставать ежедневно в пять утра?!). В деревне работники фермы встают на работу в три-четыре утра каждый день: зимой, весной, летом и осенью. Многие работают по двадцать и больше лет, и в профессии их непозволительны ни выходные, ни праздники.

      • И что теперь? Ну люди все разные. Теперь равняться на фермеров? А в Африке дети голодают..И что?

    • Спасибо, Роман, стараюсь)

  2. Я прочитала ваш рассказ и вот прям вас очень понимаю. Да , общество диктует как нам жить, какими мы должны быть, когда выходить замуж и рожать детей. А если ещё ты не такой, как все и заметно отличаешься ( ну, к примеру, не бухаешь по выходным в клубах, максимально вежлив в общении и уважаешь чужие границы, знаешь хотя бы свой родной язык , грамотно пишешь и излагаешь свои мысли-что на письме, что проговаривая), то ты будешь для общества «белой вороной».
    Мне очень близко то, о чем вы написали. Надо будет развить эту тему, углубить. Очень интересно. Вы потому и отличаетесь , чувствуется глубина ваших мыслей. Сейчас мало таких. Спасибо.

  3. Мне кажется девушка эта — человек хороший и написала о себе столько всего, находясь не в лучшем расположении духа, когда «Все достало!» Все у нее в жизни сложится замечательно! А Инна пусть углубляет тему)), если ей она нравится. Кстати, это очень плохо, что дети в Африке голодают (

  4. Спасибо за ваши слова! Фраза про пять утра была добавлена скорее экспрессии, я понимаю, что бывают ситуации, когда людям приходится вкалывать едва ли не денно и нощно.

  5. Елизавета

    Самое большое несчастье в жизни — превратиться в удобного человека. Такое мышление закладывается в наши разумы веками, поэтому прекрасно, что есть такие люди, которые разрывают шаблон, ведь за ним и есть настоящая жизнь) С ящерицами, пивом и дипломом аспирантуры. Главное осознать свою значимость!

    • Спасибо, Елизавета, очень приятно встретить солидарного во взглядах человека)

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.