Ллойд Биггл-младший: «Музыку!»

Негромкий голос труб, Ллойд Биггл-младший, однорукий трубач

 

Фантастическую повесть «Негромкий голос труб», принадлежащую перу Ллойда Биггла-младшего, я рекомендую тем, кто неравнодушен к культуре. Шутка ли: культуролог делает революцию на чужой планете!

У Ллойда Биггла-младшего, как и у Роберта Силверберга, есть свой still small voice. Силверберг написал в 1960 году великолепный рассказ «Still Small Voice» («Тихий вкрадчивый голос»), а Ллойд Биггл-младший в 1968 году подарил человечеству чудесную повесть «The Still, Small Voice of Trumpets» («Негромкий голос труб»).

Как видим, у мистера Ллойда Биггла-младшего голос музыкальный. Оно и неудивительно: автор повести — музыковед. И все его книги пронизаны духом не только музыкального искусства, но и эстетикой, ощущением прекрасного. Вдобавок к этому Ллойд Биггл-младший, являясь мастером сюжетной интриги и обладая незаурядным талантом детективщика, искусно проводит через повесть нить, достойную самого Шерлока Холмса. (Кстати, Биггл писал книги и о Холмсе!) Повесть становится столь увлекательной, что оторваться от неё решительно невозможно!

Герои Ллойда Биггла несут планете Гурнил демократию. Не на окровавленных штыках и не на смертоносных ракетах, нет. Бюро Межпланетных Отношений вооружено изречением, превратившимся в девиз: «Демократия, навязанная извне, есть худшая форма правления». Бюро не навязывает, а лишь подталкивает. И делает это, надо заметить, вовсе не изящно. Топорно делает!

Тут -то и вступает в дело (казалось бы, случайно) Департамент Культурологических Исследований с Земли. Бюро Межпланетных Отношений (БМО) отчего-то потребовало на планету Гурнил офицера-культуролога.

И мистер Форзон на планету прибывает.

Команда БМО, впрочем, встретила его неприветливо.

Да и плана насчёт народного свержения жестокого самодержавия у мистера Форзона не оказалось. Более того, он предпочёл действовать по наитию. И по этому самому наитию чуть не остался без левой руки, угодив в полон к королю и его министру и заняв очередь за пытками: сначала вырвем у тебя ноготок, затем фалангу отломаем, потом вторую, и так переберём все твои пальчики, а там и руки поотрубаем…

Властвуют всегда самые жестокие: этому учил ещё Лев Толстой. «Стоит только вдуматься в сущность того, на что употребляет свою власть правительство, для того, чтобы понять, что управляющие народами люди должны быть жестокими, безнравственными и непременно стоять ниже среднего нравственного уровня людей своего времени и общества», — писал он. Вот и местный король, как выяснил главный герой Биггла-младшего, не чурался пыток и приказывал стражникам рубить провинившимся или неугодным левые руки, а затем ссылал их в «деревню одноруких», с глаз долой — чтоб совесть не донимала.

Незавидная у мистера Форзона судьба!

Но нет: во тьме жуткого подвала с крысами брезжит свет, и сюжетная лента стремительно разворачивается.

Наитие культуролога не подкачало: народ Гурнила бунтует.

И во главе бунта стоят музыканты-трубачи из деревни одноруких. Левых рук у них нет, и они держат трубы правыми.

Но почему бунт? Почему революция?

Революция происходит не потому, что феодалы жестоко притесняют и обирают крестьян, не потому, что производительные силы и производственные отношения вступили в противоречие, но потому, что король посягнул на чувство прекрасного подданных!

Технические средства революции — не булыжники, не копья с мечами, не станнеры и не летающие в небе тарелки. Основным средством служит… мундштук для трубы! Та штука, куда дуют музыканты. На Гурниле ни мундштуков, ни духовых инструментов не существовало, хотя металлические трубки имелись. Мундштук — внедрение земных агентов. Точнее, внедрение культуролога Форзона, единственного землянина, который обратил внимание на особенности местной культуры и, главное, на обожание жителями Гурнила искусства. Поклонение их всем искусствам, а в особенности музыкальному, столь велико, что они готовы за музыку умереть. В прямом смысла слова!

Голоса духового оркестра так полюбились гурнильцам, что, когда король духовую музыку запретил, не в силах смотреть на музыкантов, чьи левые руки были отсечены по его приказу, народ взбунтовался и запрудил дворцовую площадь.

«Совесть беспринципного индивида пробуждается при звуках трубы».

Так кратко сформулировал свой базисный принцип для Бюро мистер Форзон.

 

© Олег Чувакин, 23-27 апреля 2018

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Лес, фото, Николай Григорьевич Никонов, писатель, день рождения
85 лет Николаю Никонову. «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно…»

10 декабря 2015 года исполнилось 85 лет со дня рождения русского писателя Николая Григорьевича Никонова (1930—2003), автора «Солнышка в берёзах», «Воробьиной ночи», «Кассиопеи», «Весталки». «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно, тебя ценю, как верного неподкупного друга, твоего суда ищу и ему доверяю, им горжусь. Да оправдаю ли? Не знаю», — писал Никонов в «Размышлении на пороге».

Ангар 18, фильм, кадр, учёные, инопланетянин, пришелец
«Ангар 18». Во имя правды и против государства

Тридцать шесть лет тому назад вышел на экраны фильм «Ангар 18» («Hangar 18» на американском языке). Несмотря на малый бюджет, почти полное отсутствие «раскрутки» и компьютерных спецэффектов, этот фильм до сих пор известен в кругу тех приятных людей, что любят фантастические ленты, полные романтики, героизма и антигосударственных выпадов.

Облака, закат, пессимизм в русской литературе, Олег Чувакин
«Кому повем печаль мою…»

Если иметь в виду нашу классику XIX-XX веков, то надо сказать: она почти вся безнадежна. Боль, хандра, тоска, смерть. «Кому повем печаль мою…» И если и встречается в русской литературе вера во что-то светлое, то свет этот мечтательный — он исходит из будущего. «Через четыре года здесь будет город-сад!» (Стихотворение написано в 1929-м, в 1930-м автор этих строк застрелился.)

Калина красная, фото, Жорж Сименон, Когда я был старым
«От трёх до семи каждый день, чтобы заработать на жизнь»

Меня всегда интересовало, как пишут другие прозаики. Как устроен их рабочий день, как осознают и переживают они свои неудачи, как радуются счастливым свершениям и как чувствуют себя, когда их очередная рукопись завершена и превращена в книгу.

Снег, поле, Россия, Вудхауз, Wodehouse
«Русские» цитаты из Вудхауза

Дорогие читатели! Предлагаю вашему вниманию собранную мною коллекцию высказываний Пелема Гренвилла Вудхауза (Pelham Grenville Wodehouse) на тему русского характера.

💝

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.