Счастье живёт в тебе…

Поэтический альбом, поэзия, стихи, поэт, воспоминания, фотографии

 

Текст участвует в конкурсе «Счастливая душа».

Об авторе: Ляшко Наталья Викторовна.


 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики. Занимайте очередь: заказы принимаются уже на 2021 год!

Сегодня море особенно спокойное, тихое. Мелкая рябь на его поверхности создаёт впечатление, как будто миллионы улыбок отвечают мне взаимностью на мой влюблённый взгляд. Яркие лучи солнца играют и слепят глаза. На душе спокойно и умиротворённо. Как я люблю побыть наедине с морем! В эти минуты время бежит мимо меня. Я погружаюсь в свои мысли и сливаюсь с ним. Я никогда не перестану восхищаться и вдохновляться им.

Трудно догадаться, что происходит внутри каждого человека, к чему он стремится, на что надеется, во что верит. В чём заключается именно его счастье?

Я родилась в обычной рабочей семье, когда в голодные девяностые на завтрак, обед и ужин был позавчерашний борщ, сваренный на голых костях. После школы никуда не поступила и пошла работать. На тот же самый завод, где работали мама, папа и брат. Заработную плату не платили никому, в лучшем случае раз в три месяца давали консервы или другие продукты, которые приходилось реализовывать самим.

Холодным субботним ноябрьским утром моя мама, добрая простая женщина, разбудила меня в семь часов:

— Вставай, Надя, надо идти торговать консервами.

Возражать и спорить («А почему я?») я не умела, потому что знала: есть слово «надо». И вот сижу под мелким дождём, мёрзну, мокну и торгую тем, что уже заработала. Зябнут ноги, зябнут руки, серое небо давит, немного болит голова. А люди подходят, спрашивают, улыбаются и уходят. Сегодня неудачный день, придётся тащить остатки товара домой.

Я тогда ни с кем не встречалась, но у меня были две замечательные подруги: Вера и Катя. Вера была из многодетной семьи, а Катя из обеспеченной, но никогда у меня не возникало даже мысли делить их по каким-то материальным признакам. Мне было интересно и весело как с Верой, так и с Катей.

Никогда не забуду тот весенний день, когда мы с ней познакомились. Я училась в десятом классе, а Катя в девятом (Катя и Вера были на год меня младше). Я знала её, но лично знакома не была. Как-то после уроков присели мы на лавочку около лесопосадки, разговорились. Катя как на блюдечке выложила мне все свои тайны, переживания, а я ей свои. Помню, я спросила её:

— Катя, а почему ты всё мне рассказываешь?

— Не знаю, чувствую, что ты хороший человек. А ты? — с улыбкой спросила она.

Так, на чувствах, зародилась наша дружба. Мы просто доверились своим внутренним ощущениям, и они, как видно, нас не обманули.

Я верила в дружбу и любовь и была готова в любой момент прийти на помощь. Катина мама в шутку называла меня палочкой-выручалочкой. Дружба не рождается за один день, но за один день можно почувствовать и понять, что человек, который встретился тебе на пути, будет с тобой навсегда.

После десятого класса меня направили на практику в детский сад. Катя и Вера дружно изъявили желание для моральной поддержки поработать там же — нянечками. Первая зарплата у девочек была по восемьдесят рублей, а мне ничего не дали, а лишь поставили штамп о прохождении практики. Шёл 1991 год, в стране был кошмарный дефицит всего, в магазинах — пусто, да и на «толчке» сложно было что-то подобрать из одежды и обуви. И вот я с Верой решились поехать в Симферополь (Катю мама не пустила) на рынок.

Первое большое путешествие за город, внутреннее волнение переполняет, внутри что-то приятно холодит. На первой сонной электричке потарахтели мы в другой город, я, улыбаясь, постоянно погладывала на Веру. Её сияющее лицо никак не могло скрыть радости: свобода! Мама выделила девяносто рублей на туфли, они мирно лежали в заднем кармане моей джинсовой искусственно вываренной юбки.

На рынке мы ничего не подобрали, я растратилась на пирожки и лимонад. На подступах к железнодорожному вокзалу нас окружила группа цыган. Они что-то громко говорили, вероятно, предлагали погадать. Их разноцветные юбки и блузки мелькали перед глазами, создавая впечатление, как будто мы попали в цветной омут; он затягивает и затягивает нас в себя. Мы категорически отказывались и почти спиной вперёд шли в направлении вокзала. Вдруг я почувствовала, что чья-то тонкая рука вынула мои деньги из заднего кармана юбки.

— Отдайте, пожалуйста! — взмолилась я.

— Не переживай, деточка, это всё во благо, через два часа скажи заветные слова, и деньги вернутся к тебе.

Я плакала навзрыд, наивная и слабая, а цыганка крутила деньгами перед лицом и что-то говорила на своём языке. Вдруг она зажала их в кулак, а когда разжала, денег не было. Резко, как по команде, цыгане разбежались в разные стороны. Совсем не было времени обращаться в милицию, электричка уходила через пять минут. В вагоне я рыдала не переставая, а Вера, прекрасно зная мою маму и понимая, какие последствия меня ждут, вдруг протянула деньги.

— Возьми, Надя, отдашь когда сможешь.

— Вера, — возразила я, всхлипывая, — а как же твои новые туфли?

— Ничего, похожу в старых.

Вера пожертвовала с лёгкостью, возможно, самым дорогим, что у неё было. Если учесть, что, проживая в многодетной семье, она вряд ли могла позволить себе обновки, она всё-таки выбрала помощь мне в ущерб себе.

Конечно, я не могла насобирать и вернуть деньги: я не работала, а в сентябре пошла в 11-й класс, но этот поступок очень часто вспоминала, и он грел моё сердце и подкреплял веру в добро.

Человек делает добро не для того, чтобы ему обязательно вернули его назад. Намного приятней сделать добро и не ждать возврата.

…Любовь мне на голову нагрянула не случайно, а очень даже постепенно. Правда, знакомство с будущим мужем прошло в совсем неприятной обстановке. Это был чёрный день календаря, день смерти моего самого лучшего, любимого друга детства Димки Коновалова. Всё время он куда-то торопился. И жить торопился. Глупо сейчас рассуждать, кто прав, кто виноват, когда уже нет человека. Пропасть, ничего не изменить, ничего не вернуть.

В этот день я вернулась с моря загоревшая, счастливая. Мама сообщила, что звонил мой друг Сергей и просил срочно перезвонить. Это невозможно объяснить, но я почувствовала, что что-то случилось с Димкой. Я бежала через лесопосадку и молилась. Сергей открыл дверь, на нем не было лица: «Димка повесился!» Я не могла вымолвить ни слова, только слёзы текли по щекам, только что-то большое и больное сдавило грудь — горе. Я и ещё несколько наших друзей сидели у Сергея на балконе и молчали. Я уставилась на высокий зелёный тополь и смотрела в одну точку, ветерок трогал листья, и они успокоительно шелестели. Вдруг один совсем зелёный листик оторвался и полетел вниз. И это в начале июня! «Дайте мне ручку и листик, пожалуйста», — попросила я. Так родилось моё первое стихотворение, самое простое и самое глубокое:

 

Два листа на одном дереве —

как две жизни на земле,

Свою судьбу проводят вместе,

а расстаются в ноябре…

И так же жизни расстаются,

какая-то летит быстрей,

Другая жить не может долго

и удаляется за ней.

Встречаясь там, в земле сырой,

где ждут их темнота, покой.

 

Вдруг в дверь кто-то позвонил. Я открыла, передо мной стоял высокий широкоплечий красивый кареглазый парень. «Здравствуйте», — сказала я и впустила его. Это был мой будущий муж Миша.

Наступало прекрасное время года — лето. Время любви, отдыха, веселья. Постепенно боль ушла, но рубец на сердце остался на всю жизнь.

Миша позвонил и пригласил в кино, я согласилась. Два, три раза в неделю мы встречались, ходили в кино, просто гуляли. Так прошло полтора месяца, я привыкла к нему, к его звонкам (мобильных телефонов не было).

Как-то раз он с товарищем уехал в Краснодар по делам. Уехал на три дня, а пропал на неделю. Вот тогда-то я и поняла, как он мне дорог, как я хочу, чтобы он был рядом, звонил, шутил, улыбался, целовал. Во мне зажглась любовь, головокружительная, искренняя и взаимная. Я летала на крыльях, всё в нём было идеально: его простой и весёлый характер, его скромность, его осторожность, его нежность.

Тогда мы ещё не знали, сколько жизненных испытаний нам надо пройти, сколько проблем мелким дождём, а иногда и ливнем выльется на наши головы. Мы не знали, но верили и любили друг друга.

Наша свадьба взбудоражила весь микрорайон, мы решили провести её дома. Миша жил на втором этаже, мы вынесли магнитофон на балкон и устроили пляски на улице. Миша схватил меня и стал кружить, да так раскружил, что казалось: ослабь он немного руки, и я бы точно улетела в огород. Никто на нашей свадьбе не поссорился, не подрался.

Всё затихло, восторг размылся серыми буднями. Мы поселились в частном доме у моей бабушки на Красной горке (район города Севастополя), а наш добрый друг Вася подарил нам поросёнка. Так мы его и назвали — Васей. Уход за ним занимал столько же времени и сил, сколько за маленьким ребёнком.

С первого дня свадьбы я мечтала о детях. Ведь самые прекраснейшие творения человека не поэмы, не картины, не сладчайшая музыка, не статуи и не замки, а дети. Но Бог подготовил мне огромные испытания холодом и болью.

Середина 90-х — тяжёлое время. Я пришла работать в порт. Сначала на железнодорожный участок. В первый раз ощутила, что такое ночные смены.

В то прекрасное весеннее время я в первый раз почувствовала, что беременна. Прошло три года после свадьбы; каждый день, каждый час я ждала этого момента. Находясь на седьмом небе от счастья, я постоянно улыбалась. Миша светился и носил меня на руках.

Примерно на сроке 10 недель я почувствовала, что что-то не так. Пропали признаки беременности, стало болеть в низу живота, вернувшись с ночной смены, я обнаружила непонятные следы на белье. Сразу вызвала «скорую помощь». В первой городской больнице меня определили в отдельную пустую палату с обшарпанными стенами и кроватями с панцирной сеткой, свисающей до самого пола. Удивительно, но в то время в отделении не было даже горячей воды, так что все гигиенические процедуры приходилось делать водой, подогретой кипятильником в стеклянной банке.

Врачи стали сохранять мою беременность. В полном одиночестве я думала, что сойду с ума. А за окном бушевала весна, меня будили ранние весёлые птички, огромный тополь шелестел свежей листвой и заглядывал ко мне в окно. Где-то постоянно пела Буланова: «Он уехал прочь на ночной электричке». А у меня перед глазами стояла чёрная пелена неизвестности и боли.

Так прошла целая неделя (как какая-то пытка), я была на грани срыва. Молодой врач направил меня на УЗИ. Первый приговор прозвучал как гром: замершая беременность, 11 недель. Мне сделали укол и отправили в палату ждать утра. Это была самая жуткая, самая долгая ночь, я не спала, часть моей души умерла во мне вместе с моим малышом. Утро. Укол. И странный долгий полёт в безмерном пространстве. Огромные розовые трубы засасывают меня и бросают со стороны в сторону, а я, не чувствуя своего тела, ношусь бесцельно по ним и не знаю, будет ли конец этому аду. И только равномерный стук — стук моего сердца, как гул поезда, гремит в ушах.

Я очнулась в палате, опустошённая до предела. Горе нависло надо мной, мне было безразлично, день или ночь, весна или зима. Я лежала в той же ненавистной палате, опять одна, теперь совершенно одна.

— Ничего, прорвёмся, — всегда говорил отец, — главное — пережить тот момент, когда кажется, что всё кончено!

А эти слова, как колокольный звон, звучат во мне, когда я начинаю жалеть себя, когда меня изнутри начинает раздирать непреодолимая тоска.

После первой потери ребёнка я долго приходила в себя, но верила и твёрдо знала, что всё будет хорошо. На работе я перевелась в порт тальманом (учётчиком). Работа моя была интересная, развивающая, но были и суровые ночи — холодные, дождливые, морозные.

После месяца работы на улице в мороз я заработала целый букет воспалительных заболеваний. Одним хмурым днём меня забрала «скорая» прямо с причала. Операция прошла успешно, только появился продольный шрам в низу живота. Врачи объяснили: тяжёлый случай внематочной беременности. Ещё немного, и могли бы не успеть. Спасибо — спасли!

Восстанавливалась я тяжело и морально, и физически. Миша был рядом, поддерживал, помогал. Шансы забеременеть уменьшились ровно в два раза. Но в какой-то момент я устала от боли и решила полностью изменить свою жизнь.

Я поступила в университет, оплату за обучение полностью взяла на себя моя организация. Я бросила курить, хотя мне это удалось особенно тяжело, так как абсолютно все вокруг меня курили. Затем я ограничила своё общение в компаниях, где употребляли алкоголь. А главное, я научилась ни на кого не обижаться и не держать зла.

Невозможно за один день, даже за месяц изменить свою жизнь, но можно за один день изменить свои мысли, и жизнь постепенно поменяется и потечёт в верном направлении. Мне кажется, что именно после этих событий изменилась линия жизни на моей правой руке: она уже не была такой короткой, как на левой руке. Тоненькой ниточкой она потянулась к запястью.

Мои попытки выносить ребёнка ни к чему не приводили, я страдала, мучилась. Две следующие беременности закончились неудачей. Я не могла спокойно смотреть и искренне радоваться чужим маленьким детям. Я с головой погрузилась в работу и учёбу. А больше всего я радовалась победам над собой, я ломала себя с болью, со слезами и делалась лучше с каждым днём и каждым часом.

Подруг я не забывала, тем более что у моей Катеньки родился первенец — Игнат. Теперь я искренне радовалась, а когда стала крестной мамой, просто расцвела.

Но Миша с каждым днём меня огорчал своим поведением: он не стремился домой, ему было интереснее с коллегами, выпить, погулять. Угрозы, скандалы не действовали; всё рушилось. Холодные осенними вечерами, возвращаясь с работы, я молилась, чтобы он ждал меня. Но меня ждал холодный вопрос свекрови, открывшей дверь: «А, это ты, а где Миша?» И мне просто уже не хотелось переступать порог этого дома.

Кто знает, может, тогда надо было разводиться, всё рвать, но я почему-то чувствовала, что надо терпеть, надо ждать, надо верить. И только после того, как он не пришёл домой ночевать, я собрала вещи и ушла к маме, в свой родной дом.

Всё складывалось так, как должно было складываться. В один холодный вечер он позвонил и сказал тихим слабым голосом:

— Надя, вернись, мне очень плохо. Я закодировался.

И я полетела, и всё забыла, и все простила. Ведь я любила. И всё наладилось, и жизнь потекла спокойно и гладко. Через три месяца я забеременела. Как только узнала, сразу легла в больницу. И началось очередное моё девятимесячное испытание. На этот раз я попала к молодому, но опытному доктору Ирине Анатольевне. Она только что вернулась с курсов повышения квалификации из Киева. О чудо! Она определила, почему происходит срыв беременности. Она прописала мне гормоны, которые я принимала до родов.

У меня родился сынок, долгожданный, милый, родной, самый красивый на всем белом свете! Я не забывала каждый вечер благодарить Бога за него.

Когда Макарке исполнилось три годика, я вдруг поняла, что моей любви хватит ещё на одного ребёнка. Я поделилась своей мечтой с Катей. В то время у неё уже было двое мальчишек.

— Ты что, с ума сошла? С твоими-то проблемами со здоровьем!.. Скажи спасибо, что вообще хоть одного родила!

Моя мама и Миша были того же мнения. Меня никто не понимал, все жалели, но я чувствовала, что должна подарить жизнь ещё одному человеку. Я сдала анализы на гормоны и принялась готовиться к беременности. День за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем я принимала гормон, уменьшая дозу.

И, конечно, молилась, и, конечно, верила. Я уже перестала всем надоедать со своими мечтами. Всегда в голове крутится фраза: «Молитесь, и по молитве воздастся вам, никогда нельзя опускать руки, ведь возможно это сделать за минуту до чуда».

Четвёртое оперативное вмешательство в свой организм я пережила очень тяжело. Заведующая отделением, проводившая операцию, грустно так пошутила: «Больше не приходи ко мне: ещё одной операции мы с тобой не переживём». При выписке из больницы я обнаружила, что половина волос на голове поседела. Но я держала на руках сокровище, выстраданное, вымоленное у Бога, — мою дочь.

Катенька, моя милая добрая Катенька, ты не увидела мою девочку. Тебя не стало, когда я была на пятом месяце беременности. Ты ушла быстро, неожиданно и очень, очень больно. На Троицу мы встречались, веселились, смеялись. Ни у кого даже мыслей не могло возникнуть, что ровно через неделю тебя уже не будет с нами. Потом больница, я пришла тебя проведать, наши животы были одинакового размера, а ты все шутила: «Смотри, Надя, я тоже беременная». Ты обессиленная, бледная лежала на кровати, а я гладила твой живот, руки с надеждой хоть немного облегчить твою боль, а ты улыбалась и говорила, что всё бесполезно. Мы с тобой даже не попрощались. Как-то нелепо: вышли в коридор, и ты сразу пошла к медсестре, лишь махнула рукой: «Давай, пока! Спасибо, что пришла. Не прощаемся!» Эти твои последние слова — как эхо из прошлой жизни, в которой была ты.

Смысл моей жизни — в моих детях и в моём творчестве. Поэзия — тоже труд; труд тяжёлый, болезненный, не приносящий сиюминутных плодов. Каждое стихотворение, хоть оно бывает написано за пять минут, долго живёт во мне, зреет, а потом рождается. В нём всё: моя боль, мои слезы, бессонные ночи, радость, аромат весенних цветов, ласковый шум прибоя. У меня хорошая память, я помню не только какой-то определённый день, но и запахи в этот день, которые меня окружали, звуки, и это мне очень помогает.

Меня может вдохновить картинка из Интернета, слово, сказанное кем-то, цитата из какого-нибудь произведения, да просто взгляд человека. Это очень интересно! Это так затягивает, я не представляю себя без стихов. Я считаю, если человек написал в своей жизни хоть одно стихотворение, он уже поэт, он уже мыслит образно.

Поэт, как и любой человек, испытывает разные эмоции в процессе жизни. Радость, боль, любовь, обиду, гнев. И, естественно, все переживания и мысли выливаются на бумагу. Писать можно обо всём, но очень важно не писать в минуты гнева и злобы. Я считаю, что эти стихи являются всегда неверными, потому что, обижаясь, мы не можем до конца знать, чем была вызвана такая реакция людей по отношению к нам. А может, она справедлива, и стоит обижаться прежде всего на себя, а не на них. Возможно, у человека, обидевшего вас, в данный период идёт огромный перелом внутреннего мира, и он через час уже искренне пожалеет и раскается, а вы напишете злобное негативное стихотворение. Гнев и злоба не найдут в сердцах других людей понимания, а Любовь, Вера, Надежда будут приняты и согреют душу.

Но я прежде всего мать. И мои самые светлые, самые добрые мысли всегда будут посвящены мои детям. Я не устану благодарить Бога за это счастье и просить благодати для них. Мой сынок — нежный, ласковый. Конечно, ему надо бороться с ленью, но в целом это уже сформированная личность. Он любит рассуждать: «В целях экономии семейного бюджета в бассейн зимой не пойдём, дождёмся лета». Он абсолютно не жадный и не злопамятный. Я верю, что из него вырастет достойный человек.

Моя доченька — ангелочек! В чудо её рождения не мог поверить никто, а я верила и знала, что всё будет хорошо. Она милая и ласковая, хотя иногда в ней прорывается мой тигриный характер. Она крестит меня перед уходом на работу и говорит: «Ты самая прекрасная мать!» С удовольствием декламируем мои стихи, и я думаю, в будущем у неё есть шанс начать писать. И ещё я очень рада её художественному таланту: она хорошо рисует, фантазирует. Очень хочу, чтобы она выросла и осуществила свою мечту.

Меня никогда не покидает простое выражение, крутится в голове: «Сколько ни учи детей хорошим манерам, а они будут делать всегда так, как поступаешь ты». Вот я и стараюсь ради них, борюсь, борюсь…

Я счастлива: у меня есть всё, к чему я стремилась, что я люблю. Нет на свете людей, которых я ненавижу. Чтобы достичь своего счастья, я пробила штрабу в бетонной стене судьбы, уготованной мне.

Счастье — не лотерейный билет. Это труд и радость победы. Оно живёт в тебе. Потрудись его добыть!

 

© Наталья Ляшко

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

💝

2 комментария:

  1. Немало испытаний выпало на Вашу долю, Наталья. Но, наверное, теперь и счастье своё, «заработанное», Вы чувствуете каждой частицей души. Не так, как, если бы это было случайно обретённое счастье. Многим из людей достаётся тяжёлый жизненный путь. Нет смысла сравнивать эти пути — как взвесить «тяжести», которые приходится преодолевать? Но каким бы тяжёлым не казался путь — Вера в счастливое завершение пути доступна каждому из нас. И пока эта Вера теплится внутри — шанс всегда есть. И Вы этому пример.

    • Наталья

      Спасибо за отзыв. Да, Роман, Вы правы,- только вера в счастье и любовь помогают покорить самые , казалось бы, недосягаемые вершины.

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.