Счастлива быть собой

Лайкни меня, поставь мне лайк, нравится, желание нравиться

 

Текст участвует в конкурсе «Счастливая душа».

Об авторе: Юлия Марченко.


 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.

Счастье живёт вне времени. Оно случается с нами здесь и сейчас: приземляется в сердце, обнимает за плечи, помогая расправить крылья. Мечта призрачна, прошлое — история. И только «сегодня» дарит бесценное ощущение счастья, наполненное полутонами.

Только сегодня сердце может биться быстрее и замирать, земля может уходить из-под ног от перекрёстного взгляда, наполненного нежностью, а от неслучайно-случайного прикосновения может стать горячо до кончиков пальцев. Счастью нельзя научить, его нельзя выпросить, но можно дарить, его нельзя удержать, но можно попросить остаться.

Чего человеку часто не хватает в жизни, чтобы считать себя счастливым? Задавая этот вопрос себе и другим, я всегда тонула в бесконечном множестве ответов. О чём только люди не мечтают: автомобили, квартиры, золото, бриллианты, престижная работа, известность и дальше по тексту. В погоне за житейской радостью мы готовы менять маршруты и города, каждый день пить чай на нелюбимой работе, дожидаясь наступления вечера, забывая о неповторимости каждого дня.

Непонятно почему многие, к которым, к сожалению, часто отношу себя, делают вид, что собираются жить под этим небом как минимум несколько столетий. А значит, можно отложить счастье на далёкое «потом», а драгоценное и невозвратимое «сейчас» провести в борьбе за миражи.

А что в это время делает жизнь? Идёт, мчится, отчаянно пытаясь обратить на себя внимание. Как же ей хочется, чтобы её заметили! Она готова кричать в попытке разбудить нас… Иногда мы слышим её, с испугом открываем глаза, оглядываемся вокруг и понимаем, как она прекрасна! Здесь и сейчас. И радуемся: снежинкам, кокетливо приземляющимся на ресницы, фонарям, превращающим город в сказочный калейдоскоп…

Иногда. Но часто всё происходит иначе. Наши страхи, ненужные желания могут изрядно мешать радоваться жизни. Например, со мной довольно долго злую шутку играло вполне безобидное желание нравиться. Как? О, это целая история. Расскажу. Возможно, вам понравится. Я опять, что ли? Нет, сейчас не в этом смысле…

Как же я хотела нравиться! Кому? Всем. Мужчинам, подругам, коллегам, прохожим. А, да, ещё продавцам в магазинах, тренеру в спортивном зале и всем, с кем посчастливилось встретиться в жизни. Миллионы минут я размышляла, кому и как сделать что-нибудь приятное, улыбнуться, как бы не обидеть. О, я была изобретательной! Гонка за поощрениями и довольными улыбками сильно утомляла, а благородное желание делать людей счастливыми сменялось недовольством и раздражительностью. Я уставала, делала передышку и… продолжала. Самое интересное, что чем весомее становился мой стаж всеобщей помощницы и волшебницы, тем меньше мне это приносило радости. Нет, я, конечно, по-прежнему получала огромное удовольствие, видя как кто-то, близкий и не очень, разворачивает мой «подарок», улыбаясь и говоря (а иногда и не говоря): «Спасибо!»

Всё было хорошо и длилось бы, наверное, бесконечно долго, но у жизни для нас всегда есть копилка уроков, после которых мы просто не можем вести себя по-прежнему, как не может песок под ярким солнцем оставаться мокрым…

Однажды вечером, укутавшись в невесёлые мысли о жизни и любви, я ехала к стоматологу в переполненном вагоне метро и совсем не старалась никому понравиться. Ни капельки. Заинтересованный взгляд заметила не сразу. Когда заметила, смутилась: мне искренне улыбался мужчина лет пятидесяти. Не могу сказать, что происходило что-то нереальное, но такая искренность и теплота во взгляде совершенно постороннего человека встречается нечасто. Мы вышли на одной станции, он попросил задержаться на минутку. Его слова восхищения лились живительным бальзамом в моё уставшее, неизвестно кем обиженное сердце. И вдруг он спросил:

— Вы счастливы?

— В смысле? — Я не знала, что ответить.

Он повторил вопрос, и я окончательно смутилась и задумалась, понимая, что не знаю ответа. Он улыбался, я сказала, что, наверное, счастлива и поспешила попрощаться с приятным незнакомцем.

Быстро уснуть в ту ночь не давали мысли. В голове звучало: «Вы счастливы?» Разум говорил, что в моей жизни много хорошего: семья, друзья, здоровье, работа, а, значит, я должна чувствовать себя скорее счастливой, чем наоборот. Согласна. Но… я лежала, думала, думала и поняла, что есть один человек, которому я сейчас не нравлюсь, совсем, совсем. И самое обидное, что этот человек — я сама.

Не знаю, сколько прошло времени, оно, наверное, остановилось, слёзы текли, прокладывая себе путь по щекам, а я всё не могла успокоиться. Столько лет гонки за всеобщей симпатией! Зачем? Затем, чтобы нравиться, чтобы соответствовать, чтобы меня любили. В ту ночь, насколько возможно беспристрастнее оглядываясь на свою жизнь, я видела девочку, потом девушку, потом молодую женщину, которая очень старалась быть милой, хорошей, ласковой, вежливой, потому что отчаянно хочет нравиться. Она почему-то была уверена, что просто так, ничего не делая, не могла быть кому-то интересной. И чего она, не лишённая перфекционизма, только не делала! Одевалась так, как нравится мужчинам, говорила то, что от неё хотели слышать, шла туда, куда приглашали. Она постоянно приглаживала непослушные кудри и мысли, заставляя их быть такими, как нужно. Только вот кому нужно? Всем, кроме неё. Кудри сдались, и, став тусклыми и грустными, устало легли ей на плечи. Что-то подобное в какой-то момент произошло и с ней самой. Она стала удобной. Не любимой и интересной, не желанной и манящей, а удобной. Это ли было целью — стать удобной? Конечно, нет…

Почему я перестала плакать? Не знаю. Может, просто закончились слезы. Они, как и многое в этом мире, не бесконечны. Сон никак не приходил, я сделала себе чай и, вдыхая аромат свежезаваренной мяты, всё больше успокаивалась. А тем временем во мне рождалось новое (или старое, но забытое) чувство — любовь. Она поселилась во всём и повсюду, окутав меня с ног до головы и заставив улыбаться. Я полюбила. И меня полюбили. Я полюбила в себе ту девочку, которая отчаянно старалась всем нравиться. Всем, но не мне. Я её полюбила просто так, как мама любит своего ребёнка, непослушным и примерным, здоровым и болеющим, любым.

В каждой из нас живёт ребёнок, и, если мы его не любим, он будет делать всё, чтобы добиться этой любви у окружающих, а не находя, будет болеть всем своим большим сердцем…

А потом было утро, потом день, а потом ещё много, много дней. Я нашла себя и поняла: лучшее, что человек может сделать для выполнения своей миссии в этом мире, — быть собой и дарить любовь, не ожидая чего-то взамен.

А как же моё желание нравиться? Осталось? Да. Но я больше ничего для этого не делаю, просто живу, радуясь и радуя. Мой внутренний ребёнок успокоился, я его полюбила. И ещё… Поняла, что я счастлива быть собой.

 

Я проснулась и решила —

Начинаю жизнь с нуля!

Взгляд в кокетство нарядила.

Он же ищет короля!

 

И доверчивость с мечтами

Убрала долой я с глаз.

Пусть пока побудут сами.

У хозяйки звёздный час.

 

С видом леди, первой самой,

Побрела скорей на бал.

Взгляд — загадка, спину прямо.

Вечер много обещал.

 

Я себя менять решала,

И ругала вновь и вновь.

Не дошла в тот день до бала,

Догнала меня любовь.

 

Попросила быть собою,

Светский сбросив антураж.

И под маскою чужою

Не таить из чувств коллаж.

 

Лёгкой поступью счастливой

Я иду с минуты той!

Полюбила быть любимой.

Полюбила быть собой!

 

© Юлия Марченко

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

💝

2 комментария:

  1. Роман+Шевченко

    «Быть собой» — сколько стойкости и силы стоит за этим словосочетанием.
    Приведу цитату из любимого мной фильма. Умирающий отец, построивший огромную финансовую империю, говорит своему взрослому сыну: «Разочарован. Разочарован, что ты хотел быть мной».

  2. Юлия, мне показалось, что после того как героиня вашего эссе справилась со стремлением всем нравиться, ее настигла-таки любовь, потому что она стала самой собою. Но последний стишок подтверждает будто бы, что предмет любви — она сама?

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.