Гаянэ Мацейчик. Ночной полёт

Ночь, город, огни, небо, фото, иллюстрация

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 03.04.2017 г.

Об авторе. Гаянэ Мацейчик. «Журналист-фрилансер и неунывающая мама троих замечательных деток».

 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.


 

Ночной полёт

 

Сегодня ночью он впервые не смог летать во сне. Казалось бы, что из этого? Ему 43, и полеты во сне — эта привилегия детства — уже давно должны были прекратиться. Но за все годы он так привык к ним, с таким радостным ожиданием ложился каждый вечер спать, что никакие беды в течение дня не могли омрачить его. Жена ушла к его же редактору. Вдруг появилась непонятная усталость. Сильные, до тошноты, головные боли не давали возможности работать. Идеи новых романов оказывались не новыми. Сюжетные линии выходили какими-то плоскими и однотипными. Он ни на что не обращал внимания. Ведь ночью его ждало захватывающее дух приключение.

Однажды врачи поставили ему диагноз — неоперабельная опухоль мозга. Он довольно быстро смирился с приговором. Собственное тело перестало слушаться, а длинные и тонкие пальцы дрожали словно в лихорадочном ознобе и уже не могли удержать шариковую ручку или попасть по кнопкам клавиатуры. Он решил, что уже все поведал миру и замолчал.

Он с легкостью простился с дневным миром, оставив для себя только сокровенный мир сновидений. Во сне он летал в разные страны и города, видел неприступный Эверест и захватывающий дух Гранд-Каньон, чувствовал освежающую прохладу Ниагарских водопадов и мистический жар вулкана Везувия. Он устремлялся еще выше. Планеты солнечной системы, туманности и целые галактики… До любой из планет или звезд он мог долететь в считанные минуты.

Учись у редактора
Семь уроков счастья слова
Курс писательского мастерства. Никакой теории. Живые уроки Олега Чувакина. Редактура + обучение. Частная школа для индивидуалистов, умеющих ценить художественное слово.
Счастье

А десять лет назад появилась она. Совсем неожиданно, когда он пролетал над пестрым ромашковым полем.

— Привет! — просто, будто они встретились, прогуливаясь где-нибудь в городском парке, сказала она.

— Привет, — улыбнулся он, чуть замедлив свой полет.

— Как дела?

— Я ждал тебя всю жизнь. Искал в каждом уголке Земли и Вселенной! — немного обиженно сказал он.

— Я появилась тогда, когда ты стал готов к этому, — улыбнулась она. — Раньше было не время.

— Наверное, ты права.

— Зато теперь я рядом.

— Это хорошо, — сказал он, но на всякий случай взял её за руку.

 

Проснувшись, он был полон решимости найти ее в реальной жизни. Ходил по улицам, внимательно вглядывался в лица встречных женщин. Но очень быстро осознал, что не может вспомнить, как она выглядит. Ее хрупкая фигура и детское лицо с мелкими морщинками вокруг темных глаз представали в его сознании лишь в виде какого-то туманного образа.

— Почему днем я не помню твоего лица?

— Потому что меня нет в том мире.

— Ты плод моего воображения?

— Я воплощение твоего ожидания.

— А если я очень сильно буду ожидать, ты сможешь появится в том мире? — он хитро прищурил глаза.

— Возможно, — таинственно улыбнулась она и, поддразнивая его, ускорила полет.

 

По утрам он нехотя просыпался, заставлял себя встать и делать свои дела, взглядами подгоняя стрелки на настенных часах. Иногда он пытался заснуть в неурочное время, но магия ночных полетов рассеивалась под действием дневного света. Днем он вел себя как успешный и регулярно печатающийся автор популярных романов. И никто даже представить себе не мог, что у него есть тайная ночная жизнь.

Когда он заболел и больше не мог писать, все от него отвернулись, вернее, он сам всех разогнал. Заперся у себя в квартире и просто проживал очередной день в ожидании ночи. Болезнь быстро съедала его изнутри. Он похудел и осунулся. Лекарства ненадолго снимали боль. Все сложнее становилось делать самые элементарные вещи: заваривать чай, расстилать постель, бриться. Но он упорно отказывался от посторонней помощи. Он боялся, что кто-то случайно может узнать его тайну.

Ведь там, во сне, он оставался все таким же цветущим и здоровым. Послушные руки уверенно обхватывали ее худенькие плечи, и голова была как никогда ясная.

— Ты знаешь, что со мной случилось? — однажды сказал он ей.

— Знаю. Я все про тебя знаю. Я же часть тебя.

— Но мне плевать, — беззаботно улыбнулся он, — пока я тут с тобой, мне все равно, что происходит там. Только…

— Ты бы хотел не просыпаться и остаться здесь навсегда?

— А так можно?

Она не захотела ответить или не успела: наступило утро, и он проснулся. А на следующую ночь он не смог полететь. Устроившись как обычно под одеялом, он с улыбкой закрыл глаза, но вместо встречи с ней и еженощного полета, он провалился в черную пустоту, где кроме тупой, непрекращающейся боли ничего не было. Утром он открыл глаза и безучастно уставился в потолок. Он понял — это конец. Надеяться, что в следующую ночь будет как раньше, бессмысленно.

В тот день он почти не вставал с кровати. Когда наступил вечер, он сходил в душ, с трудом побрился, порезавшись в нескольких местах. Кривясь от боли и злости, он надел костюм, в котором обычно ходил на презентации своих книг, и вышел из квартиры. В его подъезде выход на чердак был закрыт. Он испугался, что долго ходить в поисках открытого чердака сил не хватит. Но уже в соседнем подъезде дверь, ведущая на крышу, оказалась приоткрыта, а искореженный навесной замок валялся рядом. Он мысленно поблагодарил неизвестного хулигана и осторожно, восстанавливая на каждой ступеньке сбивчивое дыхание и пережидая очередной приступ боли, полез вверх.

Тысячи раз он стоял на крышах тысяч домов: американских небоскребов, швейцарских горных шале, старинных французских замков. И всегда рядом была она. Они, держась за руки, делали шаг вперед и попутный ветер с легкостью подхватывал их. Сейчас он стоял на крыше панельного девятиэтажного дома и смотрел вниз. Ему было очень страшно. Но только потому, что он был один. Он закрыл глаза и приготовился сделать шаг вперед.

— Неужели ты решил меня бросить?

Она стояла рядом, крепко схватив его за руку.

— Ты пришла, — вздохнул он.

— Тебя там не было. Я уже решила, что ты захотел от меня улизнуть! — она в шутку погрозила ему пальцем.

— Я просто не смог…

— Знаю, все знаю, — остановила она его, прижав свои маленькие теплые пальцы к его губам. — Поэтому я здесь.

— Но теперь-то мы не расстанемся, когда пройдет ночь?

— Для нас она будет длиться вечность, — улыбнулась она.

— Хорошо, — улыбнулся он и невольно поморщился от боли.

— Скоро все закончится. — она погладила его по щеке. — Ты готов?

Он кивнул и сжал ее руку. Они подошли к краю и подставили лица мерцающему свету полной луны.

 

 

Никита и сам не знал, почему вдруг проснулся. Он придвинул стул к окну и залез на подоконник. Ночь была светлая. Высоко в темном небе большой хлебной лепешкой висела луна. Вокруг кто-то рассыпал блестящие кристаллики соли. Вот бы отломить кусочек, посыпать звездной солью и съесть эту аппетитную лунную лепешку! Никита облизнулся и почувствовал, как в животе призывно заурчало. Он нехотя перевел взгляд на соседний дом. На крыше высотки, почти сливаясь в одну тень, виднелись два силуэта. Никита присмотрелся. Это были мужчина и женщина. Они стояли на самом краю, держась за руки, и о чем-то разговаривали. Потом они сделали шаг вперед. Но вместо того, чтобы упасть, они медленно полетели вверх, похожие на две большие сказочные птицы.

— Мама, мама! Там дядя с тетей с крыши прыгнули и полетели! — закричал мальчик, вбегая в комнату к родителям. — Я тоже так хочу. Летать!

— Да, да, сынок, — до конца не просыпаясь, отозвалась мама. — Ты обязательно будешь летать. Все дети летают во сне. Иди ложись.

Никита прибежал к себе в комнату, забрался в кровать, зарылся в одеяло и зажмурил глаза. Он очень хотел летать.

 

© Гаянэ Мацейчик, 2017

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

💝

21 комментарий:

  1. Очень хорошо, спасибо!

  2. Марина Зеленцова

    Рассказ интересный, написан хорошо, НО… Я не верю автору, т.к. у меня впечатление от рассказа какой-то надуманности ситуации. В реальности всё гораздо страшнее, горше и больнее.

    • Марина, конечно, согласна с вами, что в реальности все намного страшнее, горше и больнее. Но задание конкурса — лирический текст. Это была попытка показать как человек с помощью фантазии, мечты и веры уходит от боли. Если вы не верите, значит, автору не удалось передать задуманное.

    • Гаянэ Мацейчик

      Высший пилотаж авторства — когда без надрыва и втягивания читателей в душещипательные описания он простыми словами, обыденными мазками рисует картину, которая пронимает читателя намного больше. Автор стремится к этому. Путь к мастерству тернист и труден.

    • Олег Чувакин

      «…обыденными мазками рисует картину…» Да. Это Чехов.

    • Олег Чувакин

      Кстати, он терпеть не мог прилагательного «красочный». Говорил, что художники этим словом ругаются.

    • Марина Зеленцова

      Я поделилась своим впечатлением. Я и раньше читала рассказы о подобных историях, написанные простыми словами. И только в единичных случаях после прочтения у меня стоял ком в горле.

    • Гаянэ Мацейчик

      Это идеал мастерства. Есть к чему стремиться и с кого брать пример. Пусть даже не сравниться, но хоть приблизиться на шаг…

    • Гаянэ Мацейчик

      Марина Зеленцова Согласна, добиться кома в горле очень трудно. Спасибо, что поделились впечатлением. Оно очень ценно!

    • Гаянэ Мацейчик

      Олег Чувакин, не знала про слово «красочный». Оно и раньше у меня в ходу особо не было, но темерь буду еще осторожнее. )))

    • Олег Чувакин

      Чехов меня писать рассказы научил. Всем начинающим рассказчикам его рекомендую. А. П. очень остро чувствовал русский язык и писал очень точно и образно. Недаром его талант высоко ценил Бунин. А тех, кого ценил Бунин, по пальцам одной руки можно пересчитать.

    • Гаянэ Мацейчик

      Полностью согласна с Вами! Настольная книга для любого начинающего автора. Я тоже по нему учусь.

  3. Приятный рассказ. Не обязательно описывать состояние здоровья, что бы передать ощущения онкобольного. Понравилось.

  4. Написано интересно . Читается легко .Несмотря на грустную тему в конце рассказа ощущается больше светлое чувство и надежда на лучшее…

  5. Мне понравилось. Хороший рассказ.

  6. Иващенко Галина Федоровна

    Гаянэ,мне понравился ваш рассказ.Я не вижу в нем никакой надуманности,когда человек уже устает и отупевает от боли,то живет в каком-то ином измерении,в своих мечтах,наверное,ему действительно хочется летать.

  7. Мне очень понравился ваш рассказ Гаянэ. Он рождает Надежду.

  8. Сам текст красивый и грамотный, без ошибок, но сюжет » не зацепил» почему-то. Ещё нужно внимательней прочесть.

  9. Алла Шульгина

    Гаяночка, молодец ! Очень светлый рассказ получился, несмотря на всю трагичность ситуации . Лёгкое перо у тебя! Ждём новых жизнеутверждающих зарисовок и рассказов.

  10. Татьяна Полуянова

    Ваш рассказ вызывает светлую грусть.
    Спасибо.

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.