Рэй Брэдбери и дорога в будущее

Рэй Брэдбери, мальчик и гигантский жираф, фантазия

 

Как-то раз среди любителей литературы зашёл спор на большую тему. Читатели взялись выяснить: может ли какая-нибудь книга переменить жизнь?

Конечно, может! Хорошая книга для этого и предназначена. Плохие книги читают на пляже или в вагоне, а затем швыряют в мусорное ведро или оставляют поджариваться на песке. Это одноразовая продукция. Хорошие книги прячут в шкаф и спустя годы перечитывают. И не однажды! Такие книги влияют на жизнь, на поступки, на стремления, более того, если и не определяют (определяет талант), то указывают человеку путь.

Сегодня, 22 августа, родился Рэй Брэдбери.

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

Когда-то в детстве я впервые прочитал его марсианские рассказы. Кажется, лет в двенадцать. Позднее с дрожью душевной и физической прочёл «451 градус». В юности с жадностью впитал «Вино из одуванчиков» и множество разных новелл, которые только смог найти в журналах, взять в читальном зале библиотеки или добыть у книжных спекулянтов. В советские восьмидесятые годы купить издания Рэя Брэдбери являлось задачей непростой. В девяностые годы и в XXI веке книги Брэдбери перестали быть дефицитом, хоть тиражи их и съёжились до нескольких тысяч экземпляров. Страна почти перестала читать.

Читатель, читает, Брэдбери, книга, 451 градус по ФаренгейтуА я читаю до сих пор.

Рэя Брэдбери я читаю каждый год. Я постоянно возвращаюсь к нему. Читаю, перечитываю, заряжаюсь от его строк особым вдохновеньем. Причина такого внимания проста: Рэй Дуглас Брэдбери — один из тех двоих прозаиков, что сделали прозаиком меня. Второй (или первый, нумерация тут невозможна) — Антон Чехов. Авторы настолько же разные, насколько критический реализм с его бабами, мужиками, инженерами, студентами, чиновниками и попами отличается от так называемой социальной фантастики, где пожарные жгут книги и где дождь на Венере идёт круглый год, кроме одного дня. Два мира, один за гранью, другой до грани, соединяются, давая полную картину не только прошлого и настоящего, но и будущего. А потому никакого противоречия в любви одновременно к Чехову и Брэдбери, к реализму и к фантастике, нет. Как нет противоречия в желании знать прошлое и ведать будущее.

Будущее! Будущее, которое для Рэя Брэдбери наступило вместе с XXI веком и которое его разочаровало. Ведь ни в 1999, ни в 2000-м году никто не полетел на Марс. Никто не искупался в холодной воде марсианских каналов. Никто не полюбовался на хрустальные шпили башен марсианских городов. Капитан ракеты не выбил члену экипажа Паркхиллу зубы, а отец не подарил маленькому сыну целую Вселенную звёзд, открывшуюся в иллюминаторе.

Рэй Брэдбери — особенный писатель уже потому, что он один из тех, кто неутомимо прокладывал и прокладывает дорогу в будущее. Таких творцов немного. Редки, почти прозрачны ряды первопроходцев. Ряды тех, кто уже на Марсе, кто с надеждой глядит на голубую, в снежных шапках Землю.

Они боятся уже не того, что книги будут жечь, но того, что книги перестанут читать. Исчезновение книг случится без законов и костров. «Нет причин сжигать книги, если вы их не читаете», — заметил по этому поводу сам Брэдбери.

Читать в 2018 году Брэдбери — то же самое, что не иметь в 2018 году смартфона. Я не имею. Зато у меня целая полка разноцветных томов Рэя Дугласа. И когда я снимаю какой-нибудь том с полки, я вспоминаю: а ведь этот человек научил меня писать книги.

Рэй Брэдбери показал мне дорогу в будущее. «Смотри, — сказал он, — ты готов бесконечно листать мои страницы. Почему бы тебе не создать свои?»

Вот почему на вопрос о том, может ли книга повлиять на жизнь и даже переменить жизнь, я всегда готов ответить «да».

 

© Олег Чувакин, 22 августа 2018

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Лес, фото, Николай Григорьевич Никонов, писатель, день рождения
85 лет Николаю Никонову. «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно…»

10 декабря 2015 года исполнилось 85 лет со дня рождения русского писателя Николая Григорьевича Никонова (1930—2003), автора «Солнышка в берёзах», «Воробьиной ночи», «Кассиопеи», «Весталки». «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно, тебя ценю, как верного неподкупного друга, твоего суда ищу и ему доверяю, им горжусь. Да оправдаю ли? Не знаю», — писал Никонов в «Размышлении на пороге».

Ангар 18, фильм, кадр, учёные, инопланетянин, пришелец
«Ангар 18». Во имя правды и против государства

Тридцать шесть лет тому назад вышел на экраны фильм «Ангар 18» («Hangar 18» на американском языке). Несмотря на малый бюджет, почти полное отсутствие «раскрутки» и компьютерных спецэффектов, этот фильм до сих пор известен в кругу тех приятных людей, что любят фантастические ленты, полные романтики, героизма и антигосударственных выпадов.

Облака, закат, пессимизм в русской литературе, Олег Чувакин
«Кому повем печаль мою…»

Если иметь в виду нашу классику XIX-XX веков, то надо сказать: она почти вся безнадежна. Боль, хандра, тоска, смерть. «Кому повем печаль мою…» И если и встречается в русской литературе вера во что-то светлое, то свет этот мечтательный — он исходит из будущего. «Через четыре года здесь будет город-сад!» (Стихотворение написано в 1929-м, в 1930-м автор этих строк застрелился.)

Калина красная, фото, Жорж Сименон, Когда я был старым
«От трёх до семи каждый день, чтобы заработать на жизнь»

Меня всегда интересовало, как пишут другие прозаики. Как устроен их рабочий день, как осознают и переживают они свои неудачи, как радуются счастливым свершениям и как чувствуют себя, когда их очередная рукопись завершена и превращена в книгу.

Снег, поле, Россия, Вудхауз, Wodehouse
«Русские» цитаты из Вудхауза

Дорогие читатели! Предлагаю вашему вниманию собранную мною коллекцию высказываний Пелема Гренвилла Вудхауза (Pelham Grenville Wodehouse) на тему русского характера.

💝

8 комментариев:

  1. Олег, у нас удивительным образом совпадают литературные вкусы: я тоже люблю Брэдбери и Чехова. Только я не столь пессимистична во взглядах на популярность книг у современников. Многие мои ученики читают, порой запойно, в том числе и в оригинале на английском. Совсем недавно мы с вами говорили о синхронии, так вот примерно в тот самый день нашего разговора для одной из учениц я приготовила… кого бы вы думали?… Рэя Брэдбери!

    Так что, жив курилка!

    И да, я разделяю мнение, что хорошая книга может изменить жизнь. Точнее, если книга меняет человека, то он потом меняет и свою жизнь. Только вот для меня не существует деления на «пляжные» или «вагонные» книги и хорошие. Если меня книга не захватила, я закрываю её на любой странице навсегда, а интересную буду читать хоть на пляже. После окончания филологического факультета наступило счастливое время чтения не по принуждению, поэтому берегу время жизни, и, по Жванецкому, научилась «уходить с плохого фильма…»

    С праздником! Ура!

    • Олег Чувакин

      Очередная мистическая случайность: был конкурс, был рассказ, который вырвался в финальный список, а теперь вот Рэй и Антон средь звёзд удивлённо переглядываются, и наперебой предлагают друг дружке выучить английский и русский.

      А теперь хватаем бутылку ирландского виски и дуем на Марс!

      • Жаль, нет кнопки «нравится», я б её с удовольствием нажала. Like (чтобы было понятнее Рэю). ))

        • Олег Чувакин

          Мы нажмём кнопку «Start» в ракете!

          Кнопки я могу сделать в комментариях, но и мне, и Рэю нравится, когда люди пишут словами. Вот и вы написали, Иветта, и Рэй показывает вам оттопыренный большой палец.

  2. Так случилось, что я тоже читаю до сих пор Рэя Брэдбери:) И перечитываю, и нахожу всегда что-то, что упустила в предыдущий раз.
    И да, встречаются еще молодые читатели, которые часто спрашивают: «Брэдбери, все, что есть дайте, пожалуйста!» (я часто помогаю приятельнице в библиотеке). Книги Брэдбери, по моим наблюдениям, популярнее, чем «Гаррипоттериана».

    • Олег Чувакин

      По тиражам всё наоборот. Однако, как мне думается, Брэдбери возьмёт тиражами сквозь время, как и вообще берут классики, а «Поттер» с его гигантским общим тиражом (почти полмиллиарда экземпляров в мире) останется всё же одноразовым феноменом. Брэдбери читают уже семьдесят лет, а поттериана угасает, прожив лишь два десятка. Примерно так же быстро угасла мода на «саги» о вампирах. Материал для ностальгии у одного поколения.

      • Думаю, классика победит:) Я читала «Вино из одуванчиков» еще в школе, потом перечитывала в студенчестве, потом еще и еще.
        Недавно выяснила, что я не одна такая.
        По моим наблюдениям, аудитория «поттеров» сейчас не старше 12-13.

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.