Глаза в глаза

Капля воды, река, дождь

 

Текст участвует в конкурсе «Счастливая душа».

Об авторе: Рина Гес.


 

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

Хорошо плавается, когда тихий крупный дождь в безветрие. Не в бурный и сильный, который лучше только слушать из-под зонта, впитывая переливчатые звуки и стараясь не думать, что они значат. Плавать хорошо именно в такой дождь, когда капля успевает показать тебе саму себя, свой полет, и оттолкнуться от воды настолько медленно, что это видно, и указать на ямку, образовавшуюся на полотне воды там, где соприкоснулось большое и малое. После падения надувается на воде пузырь от соприкосновения с каплей. И эти пузыри плывут, плывут вместе с течением реки, долго-долго держась на поверхности, словно, как и люди, собрались получить удовольствие от своей невесомости, от свободы и активного безделья.

— А пузыри, они просто так или зачем-нибудь? Ведь просто так ничего на свете не бывает. Бывает только то, что мы понимаем, тогда говорится, что это для чего-то, или то, чего не понимаем, тогда говорится, что оно просто так.

— Верно. То, чего не понимаем, то считаем пустячным, «простотаковым», или боимся его. Неизвестно, что хуже. Страх, по крайней мере, не разрешает нам уничтожать то, чего мы боимся, а вот то, что считается пустяками, летит вверх тормашками в мусор, отдается в игрушки детям или… Ничего хорошего не случается с пустяками. А иногда они оказываются самыми главными.

— Ну, это то же самое, только сказано длиннее, а вот пузыри на воде?

— Это от поверхностного натяжения воды и угла соприкосновения с ней капель. Еще тут размер капель роль играет, атмосферное давление Ну, как бы это попроще, попонятнее объяснить…

— Ты отвечаешь не на тот вопрос. За это маленьким всегда снижают оценки в школе. Как они получаются — не то, не о том, мы об этом говорили уже, и я помню, в общих чертах. Вопрос был: зачем они, а это совсем другой вопрос.

— В точности я не знаю, зачем, я могу только подумать немного и рассказать, что надумалось.

— Идет!

— Мне кажется, что это такие специальные телескопы, оптические приборы, чтобы вода изнутри себя, не искажая существование свое, могла видеть воздух, его обитателей, его тайны и красоту. Ну или такие специально приспособленные живые глаза воды, которые могут открыться только в определенных условиях.

— Ого! Разве воде нужно такое? Она же и так под небом катится, все видит, все впитывает. Даже на некоторое время становится тем, что углядела: отражения-то никто не отменял. Смотри себе, ощущай и радуйся, вряд ли рыбы этому мешают и даже лодки, баржи, люди. Только деревья могут обзор заслонять, но за ними тоже наблюдать интересно, они движутся, пропускают солнце, разноцветят по осени, и все в таком духе. Еще кувшинки мешать могут, когда ковром покрывают воду, так ведь они только в разгар лета буйствуют и по берегам, основная вода всегда чиста и готова отражать. Зачем же придумывать какие-то глаза, тем более телескопы? Не сходится!

— Астрономы в телескоп смотрят, так ведь? Биологи и химики смотрят в микроскопы, правда? Разве это от того, что они не могут посмотреть на звездное небо просто глазами? Или они не видят организмы и вещество целиком? Ответь.

— С этим все просто: надо не целое увидеть, а части рассмотреть, чтобы понять, как это устроено. Это ученым нужно для открытий, разгадывания загадок, ну и инженерам разным, чтобы природе подражать. Помнишь, мы говорили о том, сколько всяких механизмов и просто полезностей было подсмотрено таким вот способом через увеличение?

— Вот видишь, ты все помнишь, а значит, проще простого ответить на твои «зачем». Все такие приборы из линз и зеркал состоят, так? Помнишь, что самая простая линза — вода, налитая в прозрачную емкость? А тут «наоборотная» линза: воздух между двух пленочек воды. К тому же пленочки-то — сама вода и есть, так что ничего выдумывать и приспосабливать не надо, почему и кажется, что все-таки это могут быть глаза специальные и живые, а не приборы. Рассматривай — не хочу. Одна часть — ты сам, другая — то, что рассматриваешь: можно не только глядеть, но и чувствовать, а это уже гораздо интереснее и полезнее, как мне кажется. Поэтому вода и мудрее нас, и добрее. Видит, чувствует, и только, не использует, ни к чему не приспосабливает то, что узнала, ничего не изобретает.

— Тогда к чему ей это? Столько усилий, а пользы — пшик.

— Ты только полезное видишь? И делаешь тоже? Тогда зачем рисовать, мыльные пузыри пускать, в лесу бродить, на луну глядеть, музыку слушать?

А потом… Я лично не знаю, о чем думает вода, что ей действительно надо, что ей развлечение, удовольствие. Жуть как интересно! Вот если ей в пузыри-глаза посмотреть, можно это увидеть, как думаешь? Пробовать будем?

— Боязно, вдруг растворимся без остатка, как сахар в стакане с чаем! Вон ее сколько, воды в реке, а мы маленькие, не на столько, на сколько в сравнении с небом, особенно звездным, но все равно маленькие, как муравей перед горой.

С другой стороны, о чем вода думает — это вздор какой-то! Вода тебе что, живая, мыслящая? Вздор выходит. Молекулы, среда обитания, средство утолить жажду — вот и все.

— Ты из чего-то другого состоишь? А ведь думаешь же! И глупости мелешь, и интерес к жизни имеешь, и целым себя считаешь и чувствуешь. Разве вода хуже?! Думать, что другие хуже себя, — вовсе недостойно, да и непродуктивно, если правду сказать. Вот решишь, что оно тебя хуже, а оно обидится и давай доказывать что-нибудь тебе — кавардак настанет.

— Ох! Тогда мы сейчас что по живому организму лазаем, как микробы по нам? Ну и гадость же!

— Что тебя так расстроило? Мы ж без микробов, бактерий и прочего такого жить не можем, они — наша часть. Ученые говорят, что если бы микробов и вирусов не было, то мы бы и не стали такими, какие есть, не мутировали бы, не изменялись. Так что же плохого в том, чтобы для воды быть чем-то похожим?

— От них болезни, температура и бред, и вообще — болеть мерзко. Не хочется что-то быть причиной болезни, и для воды тоже.

— Ну уж сразу болезни. Может, мы — бактерии, которые помогают ей переварить увиденное и услышанное, может, она питается так. А может, еще какая часть ее жизнедеятельности: вода — не объект исследования биологии, а потому мы не в курсе того, как все у нее устроено, чем она питается, какими гормонами регулируется.

Еще вспомни, какие цветы виделись тебе во время последней болезни, как взахлеб о них рассказывалось, как нарисовать их пытались. Значит, и в этом есть что-то нужное, интересное и красивое.

— Так мы вообще невесть до чего договоримся! Мне уже страшно становится, и голова распухает.

— Мы просто замерзли, переплавали. Глаза водяные тоже исчезли, дождь кончился. Давай-ка домой! Полотенцем сухим из пакета вытираться, и айда чай пить, чтобы не простудиться. А то, может, это и нужно, но планы наши завтрашние прахом пустит, что обидно. Соглашаешься?

— Конечно! Давай наперегонки?

А все же обидно, что в глаза не посмотрели реке.

— Тебе же страшно было.

— Но любопытно.

— Может, в следующий раз.

— Другой раз — небывальщина! Он никогда не настает, да и тайны перестают приходить к тому, кто все откладывает на потом, кто их, в сущности, боится. Да и забудется — жаль.

— Если забудется, то, значит, не надо. А мы постараемся не забыть. Между водой и водой глядеть в глаза, наполненные воздухом, — интересно же. Так что помни.

 

© Рина Гес

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

💝

2 комментария:

  1. Попробую угадать: живи здесь и сейчас, будь внимателен к простым вещам — возможно они скрывают тайну, разгадав которую, ты обретёшь счастье…

  2. Елена Исаева

    Я поняла идею рассказа так: чтобы увидеть счастье, просто «раскрой» широко глаза и осмотрись вокруг!

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.