Температура души

Леди Справедливость, статуэтка, глобус, кабинет, картотека

 

Отзыв участвует (точнее, не участвует) в конкурсе рецензий на роман «Прецедент».

Об авторе: Оксана Родионова.


 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики. Занимайте очередь: заказы принимаются уже на 2021 год!

Вместо предисловия. Я не хочу участвовать в конкурсе рецензий. Я в этом деле не специалист, ничего такого не писала. Разве что маленькие сетевые отзывы. И я знаю, что большинство авторов к ним болезненно относится. Тем более что я боюсь написать не то, боюсь быть субъективной: я неравнодушна к произведениям Олега. За одно это меня надо снимать с участия.

Первоначально я хотела оставить комментарий, но всё писала, писала, и он как-то разросся. В общем, я решила отправить это Олегу, а он пусть публикует или не публикует. Но на участие в конкурсе я не претендую и прошу не включать меня в число соискателей премии. К числу критиков и литераторов я не отношусь. Я просто читательница. И мне интересно наблюдать.

Я постоянно читаю сайт Олега. Давно. Это отдушина для меня. Читаю не всё, но многое. От рассказов Олега я без ума, и вообще, давно влюбилась в их автора. Эх… Нет, никакого «эх»! Чувство это светлое. Возможно, потому вокруг Олега всегда много женщин. В того, кто сотворил «Денежку под ёлкой» и «Вернись…», нельзя не влюбиться. Втюриться всеми клеточками бабьей души.

Куда это меня занесло?! Так вот, отзыв о романе. Он получился сумбурным, может, и неряшливым, ну и пусть. Ошибки и опечатки Олег поправит и мне их простит, он умеет и то, и другое.

Ну ладно, заболталась. Перехожу к тем мыслям и тем настроениям, которые вызвало у меня чтение «Прецедента».

 

 

* * *

 

Название короткое, отпечатывается в памяти. Обложка книжки любительская, но тоже привлекает внимание. И не поймёшь, что на ней: не то жизнь, не то смерть, не то граница между ними. И наблюдательница. Прямо как я.

Первые страницы, где как раз смерть, проглатываются. А вот дальше над приёмом текста внутрь приходится потрудиться. Можно было бы биографию героя уложить в пару страниц. Но это, наверное, только первое впечатление. Я не уверена, что оно правильное. Когда Руслан, главный герой, тренируется потом в засекреченной школе ФСБ (или как её назвать?), занимается в спортзале и стреляет в тире, становится ясно: армейская его служба и вообще воинская подготовка непроста подробно выведены в начале книги. Тут и поиск предназначения, о котором много думает потом Руслан, и интенсив тренировок. Ну нельзя же, в самом деле, за три месяца стать супергероем. Пойти в ФСБ и записаться в спасители страны! Нужна длительная предварительная подготовка. А потом мышцы вспомнят былые уроки. А ещё в начале показан путь Руслана: от простого менеджера, точнее, от обыкновенного среднего человека без каких-либо достоинств, до настоящего героя, готового жизнь положить за справедливость. Только поэтому стоит эту книжку читать. Ради описания такой крутой перемены в человеке.

Возможно, Р. Шевченко (я так поняла, что главный автор — он, Олег был только на подхвате, да и стиль тут явно не его, за исключением, кажется, диалога сверхзлодея Мэндрида со злодеем Ивановым, эпизода с цитатой из Астафьева и ещё нескольких сцен) взял за основу биографии героя свою собственную биографию. Хороший ход: это придаёт роману достоверность. А ведь перед нами фантастический сюжет, Москва будущего, и порция достоверности лишней не будет. Действие происходит в каком-то недалёком будущем (точных дат нет), Россией заправляют воротилы корпорации «Хроногаз», а политики из Кремля как бы и не в курсе того, что над страной сгущаются тучи. И над всем этим мороком возвышается загадочная фигура Мэндрида. Я так поняла, что он и не человек даже, а какое-то мистическое существо. Впрочем, тут ведущий автор Роман Шевченко ничего не проясняет. И это понятно: обещано продолжение.

Но есть некоторые нюансы в книге, которые мне непонятны. Например, есть такая сцена, где флешка, убранная в стол, вдруг возникает опять на столе. Пришлось вернуться и перечитать. Я не нашла этому объяснения. По-моему, с этой мелочью случился творческий промах.

Странно, но фигура Иванова — почему-то не главная в «Хроногазе». Упоминается некий Толоконский. Упоминается мимоходом. Его как бы замазали, подтёрли. Ну да, в сюжете он совсем не участвует, даже на третьем плане его нет. Но не проще ли было сделать Иванова самым главным боссом? Генеральным директором? Я не поняла, почему он только «зам».

Сцена со стрельбой и жертвами в американском университете мне не понравилась своею предсказуемостью и некоей типичностью. Такие сцены любят вывешивать в наших новостях. Но тут роман. И надо быть оригинальным. Отсюда, мне кажется, и общая предсказуемость американца Уэйна. Я не верила, что он выстрелит в Настю из винтовки — с московской крыши. Он же заранее объявлен хорошим, и даже в ЦРУ пошёл из своей «хорошести». А потом, в России, постепенно стал ещё лучше. Можно сказать, спас жизнь и Руслану, и Насте. Когда идёт речь об агентах, лучше предсказуемости поменьше. Лучше ноль предсказуемости. Не то идейность подводит, выпирает очень.

И этот Уэйн как-то пропал в финале романа. Видимо, проявится в продолжении. Но я такие обрывы судьбы не люблю. Недосказанность какая-то остаётся.

Непонятен мне и шар, похожий на глобус. И роль того, кто его подарил новобрачным, тоже неясна. Тоже, видимо, оставлено всё для следующего тома. Многовато незавершённости.

Теперь о психологии. В чистые отношения Руслана и Насти я как-то не верю. Люди грязнее, чем эти двое. Да и инстинкты своё берут. Больно уж романтично вышло! Автор как бы ставит своим персонажам заборы: туда не ходи, этого не делай. То, что началось между двоими у горной речки, продолжилось бы в гостинице. А потом пошла бы сложная, трудная линия отношений в треугольнике: жена Руслана — Руслан — Настя, для которой Руслан, человек с оружием, человек за рулём, стал божеством — мифическим героем Хаджохом.

А вот образ Хаджоха, окрашенный красной водой (конечно, не водой!!), мне нравится до безумия! Вот в этот сдвиг по фазе Насти я верю всем сердцем.

Хорошо, убедительно выписано и противостояние ФСБ и МВД. Придаёт реалистического колорита книге. Эти ведомства конкурируют исторически, и такой поворот событий, когда начинается прямая война между ними, допустим и недоверия не вызывает.

Отличная детализация в тексте. Явно Олег руку приложил. Да, я могу быть субъективной. Нет, не хочу преуменьшить роль первого и главного автора, просто знаю, сколько деталей в рассказах Олега, как бриллиантами, всё пересыпано. Тут сложно не заметить.

Тут и необычное птичье название у автомата — «канарейка», и «укорот с наворотами», и оперативная кобура, и окуляр снайперской винтовки, через который видна слеза на щеке, и несколько переплётшихся судебных процессов с тщательно выписанной спецификой (хотя центральная фигура судьи тоже слишком, слишком правильная!), и укол в сердце, от описания которого замираешь, и продуманные маршруты по России и по Москве — вот вам география с топографией, от водопадов Руфабго до Измайловского райсуда в Москве.

И я, наверное, не ошибусь, если напишу, что вот этот абзац если не целиком, то в главном принадлежит Олегу Чувакину:

Руслан поднял крышку багажника. «Канарейка» всё ещё находилась там. Открыл водительскую дверь, осторожно, думая о рёбрах, опустился в кресло. GPS-передатчик исчез вместе с ножом. Включил зажигание — мотор ответил ровным, надёжным гулом. Почувствовал, как почти неосязаемое тепло приятно разливается по телу. Быть может, это не физическое тепло, а температура души… Ехать домой, где тебя ждут, — есть ли большее счастье?

Ну конечно же, счастье! Кто тут у нас ведущий «Счастья слова»?

Скажу и о самом увлекательном. Самое лучшее, острое в сюжете — это гонка по Москве. Гонка, предваряемая упоминанием Кончиты и Резанова, а затем мистическим явлением адыгейской женщины с репликой: «Она доедет. Но доедешь ли ты…» Это ж объявление смерти — смерти героя!

Не могу догадаться, кто из авторов это придумал, скажу так: оба молодцы.

Я до глубокой ночи читала, оторваться не могла, пока герои не добрались до здания суда. Мне казалось, что сам автор, тот, который номер один, участвовал в той битве.

— Не стрелять! Спокойно! — прогремел знакомый голос. — ФСБ!

— Господи… — прошептала Настя, выпуская оружие. — Андрей Николаевич!..

На этом месте я поплакала. От радости. Слёзы высыхали быстро. Температура души была высокой!

К счастью, всё живы. Враги повержены.

Главная идея романа — справедливость. Идёт борьба за правду. Или хотя бы, на первом этапе, против лжи. Потому что идеала нет во всей системе. И даже в развязке у героев появляются вопросы, на которые нет ответов.

Вечная битва за счастье! Такие сюжеты берут за живое.

Не знаю, каким будет продолжение. Любопытно будет узнать, кто такой Мэндрид. Какой-то глобальный игрок? Нечто из космоса? Многоликое и всегда страшное существо? Или он земной, местный… мутант?

Не персонаж, а стопроцентная загадка. Вот это хорошо. Как ни думай, не догадаешься.

На ночь не читайте — спать не будете от переживаний.

Вот такой сумбур вам от меня.

 

© Оксана Родионова

 

P. S. Не знаю, первый ли роман это у Романа Шевченко. Если первый, то, мне кажется, он неплохо постарался. Над характерами только надо работать — поменьше хорошего, побольше плохого, и перемешать посильнее, и перцу добавить.

 

О. Р.

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

💝

1 комментарий:

  1. Оксана, спасибо за отзыв!

    Олег точно был не на подхвате — он полноценный соавтор, сделавший из рваного текста книгу и вложивший в неё свою душу. Не зря я его встретил. Не кого-то другого, а именно его. И благодарен ему за то, что он согласился проделать громадную работу.

    Ваш вопрос, касающийся появления флэшки на столе и некоторые другие вопросы — оставляю без ответов. Ответы на них будут даны в последующих книгах трилогии.

    Толоконский. Да, он генеральный директор, упоминание о нём мимолётно. Почему так? По моему убеждению, основанному частично на опыте, многие ключевые решения (как в коммерческих, так и в государственных компаниях) принимаются незаметными для глаз большинства людей, безликими заместителями.

    «Когда идёт речь об агентах, лучше предсказуемости поменьше.» — я это учту на будущее обязательно. Думаю, и Олег тоже.

    «Недосказанность какая-то остаётся.» — возможно это неверно с точки зрения читателя, но задумывалось именно так. Чтобы раскрыть недосказанности в последующих книгах.

    «Больно уж романтично вышло!» — спорить смысла нет, роман отчасти наивен. Наверное, в этом проявилась некоторая наивность одного из авторов. А именно меня)

    «Отличная детализация в тексте. Явно Олег руку приложил.» — он самый)

    «И я, наверное, не ошибусь, если напишу, что вот этот абзац если не целиком, то в главном принадлежит Олегу Чувакину» — не ошибётесь)

    «На этом месте я поплакала.» — значит точно не зря мы с Олегом старались.

    Надеюсь, впереди у нас ещё много плодотворной совместной работы.

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.