Вторая половина жизни

Время, часы, очки, книга, жизнь, вторая половина жизни, мудрость

Как узнать о наступлении второй половины жизни? Каковы приметы открывшегося продолжения? Как новый жизненный период описывается философски, с позиции счастья?

Вторая половина. Как поделить жизнь надвое

Чёткой границы здесь нет. Момент условного пересечения черты не резок, не внезапен. У него нет раз навсегда установленной возрастной отметки: скажем, 35 или 45 лет. Даже само понятие «половина» (1/2) не вполне ему соответствует. Это скорее разделение жизни на две части, которые могут быть неравными. Скажем, 2/3 и 1/3. Или наоборот.

Вхождение в свою вторую половину чувствует каждый человек. Невозможно избежать этого. Приметы перехода будут проступать одна за другой — чередой ли, слоями ли.

Люди, пересёкшие границу второй своей половины, непременно заметят изменения в обстановке.

Момент пересечения. Переоценка ценностей

Во вторую часть жизни человек входит с твёрдыми убеждениями. Непоколебимыми, доказанными опытом, копившимся десятилетиями.

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.

Момент перешагивания условного порога философичен. Он обнаруживается по состоявшейся перемене убеждений (переоценке ценностей) и дополнительному их утверждению.

Полноту утверждения можно смело назвать выработкой и принятием личной философии. Подходящим примером здесь служит Лев Толстой: он говорил, что разделяет свою жизнь на две половины. После «Карениной» появился другой Толстой.

Писателей, вышедших за рамки творческого периода молодости, принято называть зрелыми. Творческая зрелость — тоже признак второй жизненной половины. В современном обществе прозаики и поэты считаются молодыми до тридцати пяти лет включительно. 35 лет — формальная точка отсчёта для литераторов, стоящих на пороге второй половины жизни.

Разумеется, не все люди имеют отношение к философии либо писательству. Это не значит, что определить пересечение границы у неписателей нельзя.

Жизнь на обочине. Конкуренция между половинами

Когда гражданин желает устроиться на работу, но получает отказ по какой-нибудь надуманной причине, ему первым делом следует заглянуть в паспорт.

Родился в 1980-м, в 1975-м, в 1970-м? В 40—50 лет найти хорошую работу, устроиться на должность с большим окладом намного сложнее, чем в 25—30 лет.

Мир вокруг слишком быстро меняется, конкуренция обретает ранящую остроту. Границей второй половины жизни становится тот момент, когда человеку отказывают в отделе кадров. Люди первой половины побеждают, отталкивают на обочину людей половины второй.

Человек второй половины. Осознание будущего

Пересечение границы распознаётся по физическому и психическому состоянию. Для ощущения соответствующих перемен не нужно быть мудрецом, писателем или ходить по отделам кадров.

Вхождение во вторую половину жизни определяется по собственному старению. Зеркало и заключения врачей покажут истину.

Плешь и залысины. Седина. Морщины. Одно плечо выше другого. Позвоночник, зубы, сердце, глаза, печень, почки, простата… Органы изнашиваются, органы сигналят. Сначала один, затем другой, а потом камерным хором.

Общество на улицах как бы молодеет, претерпевает фантастическую метаморфозу. Молодеет с точки зрения человека, входящего во вторую свою половину.

Люди кругом (врачи, продавцы, менеджеры, чиновники, кто угодно), те, кто прежде относился к категории взрослых (тётенек и дяденек) и требовал наименования непременно с отчеством, теперь сделались удивительно юными. Кажется смешным, когда доктор лет двадцати четырёх представляется Сергеем Валентиновичем. Отчего не Серёжей?

Люди не только выглядят молодыми. Ощущается разница в языках поколений. Возникает языковой барьер. Он тоже элемент границы второй жизненной половины. Человек зрелый не понимает, что такое «ачивки», «стэнить» и «мьючиться». Зрелого журналиста (35—40 лет) уволят из газеты, если он отстал от молодёжного сленга, перестал понимать аудиторию издания.

Таково осознание наступившего грядущего. Будущее превратилось в настоящее. Вот так, пешком, каждый из нас добирается до будущего. После пересечения условной границы обратного хода нет.

Длинная лента прошлого — автобиографический фильм. Раз навсегда написанный, отснятый, раскрашенный. С многоточием в финальной сцене.

В прожитую ленту иногда не верится. Институтский диплом получен двадцать лет тому назад? Школа окончена четверть века тому назад?! Чёрт, мы думали, только у Дюма пауза в двадцать лет между встречами друзей — это нормально!

Всё чаще вспыхивает в душе вечерним светлячком ностальгическое чувство. Усиливается тяга к воспоминаниям. Ностальгирующий индивид тянется к книгам, музыке, фильмам из детства и молодости, к родным местам, к одноклассникам и другим старым знакомым, которых давно не видел, которые застыли в фотоальбоме.

Прибытие во вторую половину осознаётся и по человеческой смертности. Знакомые из предыдущего поколения, учителя, наставники умирают. Умирают родители.

Сделано жизнью. Философия счастья

Переход между половинами происходит постепенно. Ощущение перехода бывает как счастливым, так и горьким.

Счастье при переходе во вторую (и последнюю) половину жизни испытывает тот, кто исполнил своё предназначение, кто достиг поставленной цели и теперь лишь расширяет список задач, следуя своему призванию.

Такой человек оглядывается обычно с удовольствием. Если грусть и сквозит в его взгляде, то это грусть тихая.

Трагизм личного существования ощущает тот, кому не посчастливилось разглядеть в себе таланты, применить способности, принести их плоды людям. Возможно, время его ушло. Годы берут своё: у пятидесятилетнего силы уж не те, что у двадцатилетнего, начинать со стартовой позиции, с нуля тяжело.

Впрочем, человеку, к которому осознание смысла жизни явилось запоздало, открылось лишь во вторую половину, печалиться не стоит: это значит, что шансы пригодиться ещё есть. Куда хуже, если смысл существования не найден вовсе. Тогда — скука и поиск развлечений вместо следования пути.

Поиск предназначения — задача первой жизненной половины. Открытие, развитие талантов и применение их, наработка профессионального опыта до перехода во вторую половину неизменно сопровождается ощущением счастья. Ощущение это тем сильнее, чем больше прогресса достигает человек в следовании тому, что Аристотель называл наивысшим в самом себе.

Человек, рано открывший смысл своего существования, проносит счастье через обе жизненные половины. Умирать ему не страшно.

© Олег Чувакин, 22 февраля 2021

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Сидящий Аристотель, скульптура, созерцание, этика, философ, мудрец, счастье по Аристотелю
Аристотель. Созерцание счастья

Аристотель, один из первопроходцев философии счастья, вывел слагаемые счастливой жизни: удовольствие, сопровождающее свойственную человеку деятельность (присущую по природе), ум и добродетель. Не обошлось и без вычитаемых: достижению счастья препятствуют обстоятельства.

Флоксы, Селигман, Зелигман, Seligman, пессимизм, оптимизм, Как научиться оптимизму, книга
Будем оптимистами!

В своё время я прочёл две книги доктора Мартина Зелигмана, американского психолога. Первой была «Как научиться оптимизму», второй — «Новая позитивная психология. Научный взгляд на счастье и смысл жизни». Вторая кое-что повторяет из первой. Кроме того, первая мне показалась содержательнее и живее. Я предлагаю читателям маленький конспект теории Зелигмана об оптимизме и пессимизме, точнее, квинтэссенцию его тезисов, изложенных в работе «Как научиться оптимизму».

Выбора нет, путь, дорога, смысл жизни, счастье
Выбора нет

С детских лет нам навязывают это слово — выбор. Оно повсюду, оно проникло во всевозможные лексиконы, оно потрясает своей прожорливостью, всеядностью, поражает гибкой способностью мигрировать и эволюционировать: выбор колбасы, выбор мебели, выбор решения, выбор жены, выбор друзей, выбор страны и, как достойный венец эволюции, — выбор жизненного пути.

Снег, ёлки, ветки, фото, Джон Рёскин, радость навеки, рыночная цена
Джон Рёскин: мёртвым деньги не нужны

Джон Рёскин (John Ruskin) — англичанин, чьи взгляды оказали влияние на Льва Толстого и явились причиной разных утопических проектов. Он прожил почти 81 год. Это был страстный поклонник искусства, в первую очередь живописи, публицист, идеалист, верящий в «провидение» и склонный к религиозному переустройству мира, а впоследствии психически больной, последние пятнадцать лет жизни проведший в уединении.

Диоген, бочка, оптимизм, Олег Чувакин
Диоген из бочки

Диоген Синопский — один из древнейших оптимистов. Один из тех, кто побывал даже в рабстве, но не утратил ни хорошего расположения духа, ни веры в счастливое будущее. «Горе от ума» — это не про Диогена. Прожил он девяносто лет, что тоже выдаёт в нём оптимиста: учёные доказали, что оптимисты живут много дольше пессимистов и имеют более крепкое здоровье.

Досуг, евангелие досуга, 4-часовой рабочий день,Бертран Рассел, Бронни Уэр
Евангелие досуга

Поговорим, товарищи, о четырёхчасовом рабочем дне — мечте многих философов, писателей, да и не только их. Добывать свой хлеб, трудясь с утра до ночи, — занятие не самое приятное. В сущности, это лёгкая форма каторги. Многие люди рано утром просыпаются с лютой ненавистью в мозгу, а вечерами едва плетутся домой, ощущая себя рабочей скотиной (термин Джека Лондона).

💝

9 комментариев:

  1. Ирина Бирюкова

    Мудро… А еще заметила одну странность, при переходе во вторую половину собственная жизнь кажется долгой, уж несколько «эпох» сменили друг друга. Те, кто был взрослым во времена нашего детства, словно и не изменились вовсе, да они же всегда были стариками, но сейчас, для своих лет, недурно выглядят. А вот те, кто во времена нашей юности были малыми детьми, взрослеют и стареют невероятно быстро. И даже становится их жаль: ребята, да вы словно и не жили…

    • Олег Чувакин

      Интереснейшее наблюдение! Я в юности видел людей, которые выглядели так, словно родились старичками. (А старичками лет в восемнадцать считаешь тех, кому и сорока не стукнуло.) К сожалению, их жизнь мне неизвестна. Не исключено, что они благополучно достигли того возраста, на который выглядят, совпали с ним и… в нём застряли! И теперь смотрятся ну просто молодцами добрыми.

      Что до меня, то я и с седой бородой остаюсь мальчишкой. Тем самым, о мудрейшая, каким вы меня давно знаете!

      Ваш Дед Мороз.

  2. Ксения

    Дорогой Олег! Интересная тема. (Актуальна? Да!) Мне кажется, что нельзя провести линейкой по возрасту и сказать — вот она, вторая половина! Мне кажется, лучше по-отдельности рассматривать аспекты «жизненного пути» (пардон за клише). Иногда, карьерный рост идет на «ура», но человек эмоционально и духовно не развит. Он(а) третирует домашних и подчиненных. Тут не будет «второй половины», тут будет все тот же эмоционально-неуравновешенный подросток (и будет им до конца, возможно).

    Также, насчет отдела кадров: это ведь зависит во многом от опыта. Конечно, если после университета ничего не делать, а потом в сорок лет начать искать новую работу, молодым специалистам будет всегда отдано предпочтение. Но если брать во внимание руководящие посты, то, в первую очередь, туда ищут людей со стажем, и не маленьким.

    Физическое старение тоже не показатель. Не все молодые «пышут здоровьем». Я знала людей, которые были седыми в 20 лет (да, та же Вера Набокова, если брать исторический пример). Биологическое старение не у всех идет одинаковыми темпами. Мой папа в сорок выглядел на 20, а сейчас в 70 — на 50. При этом без всякого «здорового образа жизни». Выиграл генную лотерею. :)

    Мы знаем по описаниям современников, что Пастернак до самой смерти выглядел юношей.

    Мы все помним этих «маленьких старичков» со школьных лет: с ранними морщинами и потухшими глазами. Что с ними? : ). Я лично никакой «второй половины» еще не ощущаю (а мне 46!), поэтому мне по душе больше раздел на «времена года». Я сейчас где-то в августе: что-то уже давно отцвело и убрано на компост, что-то созрело, а что-то еще только поспевает. Еще столько книг предстоит прочитать! Столько еще узнать! Какая разница, что у меня не то что нога, рука не пролезет в джинсы 25-летней давности! Мне кажется, когда пропадает желание узнать новое, когда, как вы пишете, все ваши мнения уже устоялись и укрепились («твёрдые убеждения»), тогда это уже не вторая половина, это уже занавес.

    Это мои «пять центов». С весной вас! (тут уже во всю весна: плюс 18С, птицы только об этом и галдят, и настрой у меня соответственный). Хотя чего-то не хватает… а, поняла, не хватает конкурса о любви на «Счастье слова». :-) Ваша К

    • Олег Чувакин

      Здравствуйте, Ксения!

      Ну, в моих краях минус 33, до весны далёконько. На голых ветках рябин распушились свиристели.

      Лев Толстой делил жизнь и на более мелкие части: на семилетние периоды. Мне кажется, вам подойдёт этот вариант. :)

      Моя вторая половина наступала долго: промежуток тянулся полтора десятка лет, с 35 до 50. Это оттого, что я тугодум.

      Пью свой крепкий утренний чай за мальчишек и девчонок, которые и в семьдесят лет хотят узнать что-то новое. За тех, кто никогда не утратит любопытства!

  3. Ксения

    У меня есть одна ОЧЕНЬ четкая граница: до Анечки и после Анечки! :) А так, в виду моей биографии, разделение проходит более географическое, нежели возрастное.

    Чокаюсь с вами чаем! Всем любопытства и здоровья!

    (МИНУС 33!!! ОГО!)

  4. Олег, догоняю тебя! Ночью было минус 27. Хоть и холодно — но в сильном морозе тоже есть своя прелесть. С условием, что дома исправные батареи и можно заварить кружку горячего чая с малиновым вареньем)

    Сколько бы не было половин, четвертей, суть их — это переход на новый качественный уровень. Если такой переход состоялся, значит, ты не топчешься на месте. Значит, твоя жизнь до перехода прожита не зря. В этом и есть личная эволюция каждого из нас. Когда понимаешь, что твой жизненный отрезок не был пустым, тогда и лысина кажется не такой уж и лысой).

    Если же переход никак не состоится, тогда, жизнь, наверное, превращается в круги ада.

    • Олег Чувакин

      Так точно, друг мой! Выпьем по кружечке и съедим по ложечке за то, чтоб оказаться в раю малиновом!

  5. Всем привет из заснеженной Москвы!

    Тема действительно интересная: ведь, с одной стороны, Павка Корчагин (жизнь даётся человеку «один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно…»).

    И «умирать ему не страшно»!? Ну, не знаю…

    Но кому из обычных людей не страшно умирать? Наполненная заботами жизнь иногда не оставляет времени и сил для страха – это правда. Но заботы, работа – это еще не смысл. Лишись этого – потеряешь все.

    Даже самый талантливый писатель (поэт), оболганный «доброжелателями» или чиновниками (как, например, у М. Булгакова в «Мастере»), лишается смысла существования.

    А в чем же тогда смысл жизни?

    Данте Алигьери отвечает на этот вопрос по-своему.

    «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу…» — так начинается знаменитое путешествие в загробный мир.

    Говорят, поэту на тот момент было 35 лет (считается, что длительность жизни в то время была около 70 лет). Но не в этом дело: деление ровно на две половины, конечно, условно.

    Именно к этому периоду времени наметился переломный момент в жизни автора «Божественной комедии»: разочарование в жизненных ценностях, сомнения, глубокая скорбь и уныние. Он уже многое испытал в жизни: потеря любимой, изгнание из родной Флоренции.

    Но следуя дальше, видим, что сердце его волнует, отнюдь, не это. Данте пишет: «Утратив правый путь во тьме долины. …Яви мне путь, о коем ты поведал, Дай врат Петровых мне увидеть свет». Вот о каком пути тосковала его душа, а не о том, что он не состоялся, как гражданин, семьянин, поэт или чиновник. Вот каких перемен ищет душа каждого человека.

    Мне кажется, в нашей земной жизни важна любая мелочь, встреча, слово, если они выводят душу из « сумрачного леса» и наполняют светом. А страх смерти побеждается верой.

    • Олег Чувакин

      Страдания как раз ведут писателя к созданию подлинно прекрасной литературы; примеров тому множество. Это проявление закона единства и борьбы противоположностей. Одоление противоречий, разрешение доминанты в тонику — единственный путь к гармонии. Здесь и достигается смысл жизни. Лучшая книга Олдингтона — роман «Все люди — враги». Но о врагах ли эта книга?

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.