Ирвин Шоу гарантирует бессонницу

Арабис, фото, Ирвин Шоу, роман Растревоженный эфир, отзывы, маккартизм, охота на ведьм, США

 

Если б сейчас обнаружился живой святой,
двум частным детективам и одному журналисту,
ведущему колонку светской хроники,
хватило бы месяца, чтобы отправить его в ад.
Ирвин Шоу, Растревоженный эфир

 

На мой взгляд, лучший роман Ирвина Шоу — не знаменитый «Богач, бедняк», а «Растревоженный эфир», посвящённый кошмарной эпохе маккартизма в США. Лучшие книги — те, где автор оставляет частицу себя, частицу пережитого лично. «Растревоженный эфир» — именно такая книга.

Действие романа происходит в 1950-м году — в ту самую пору, когда сенатор Маккарти при помощи прессы запустил в США антикоммунистическую кампанию, позднее получившую название «охоты на ведьм». Ирвин Шоу не понаслышке знаком с маккартизмом: «охотники» приписали ему коммунистические взгляды, после чего хозяева киношных студий в Голливуде указали писателю на дверь. В 1951 году Шоу покинул Соединённые Штаты, где свирепствовали борцы с «эпидемией коммунизма», и переехал жить в Европу.

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

 

Вновь, уж простите меня, я вынужден напомнить вам, что думает по этому поводу правительство. То самое правительство, Арчер, которому вы помогли прийти к власти. А правительство говорит, что мы воюем.

Хатт

 

Мистер Хатт, босс главного героя, Клемента Арчера, и Вик Эррес, друг главного героя, на протяжении почти всего текста могут показаться читателю едва ли не антиподами, во всяком случае, фигурами, идеологически и нравственно очень далёкими. Никто так не симпатичен главному герою, как Эррес, и никто ему так не противен, как Хатт. Арчер стремится подражать своему другу Эрресу, несмотря на то, что тот младше и когда-то был его студентом в колледже, и Арчер часто раздражается тем, как ловко его загоняет в философский тупик большой любитель политических дискуссий и интриган Хатт, умело пользующийся своим начальственным положением.

Постепенно выясняется, что умеющий хранить тайны мистер Эррес олицетворяет собой куда более страшное зло, нежели откровенный Хатт, приберегший для развязки всего один секрет. Если Хатт яростно проповедует изгнание из США коммунистов и «попутчиков» и насмехается над наивным свободолюбием Арчера, пытающегося не допустить увольнения из радиопрограммы пяти талантливых, но неугодных лиц, то Эррес, один из этих неугодных, крупно подставляет поручившегося за него Арчера, ложно отрицая свою причастность к коммунистам и при том долгие годы являясь секретарём коммунистической партийной ячейки.

Пятнадцать лет дружа с главным героем и вместе с ним работая на радио в Нью-Йорке, Эррес годами взращивал в себе огромную ложь, которая на последних страницах романа обрушилась глыбой льда на ничего не подозревавшего Арчера. Хобби в виде «охоты на ведьм», которым увлекался в 1950-м году бизнесмен мистер Хатт, если не меркнет рядом с моралью тайного коммуниста Эрреса, то отходит в какой-то момент на второй план. В конце концов становится ясно, что Хатт и Эррес — это два выразителя единого тоталитарного зла, неумолимо стремящегося всё и вся перекроить по своим абсолютным лекалам.

 

Дайте нам ещё два-три года такой войны, и мы здесь всё взорвём. Белые будут убивать чёрных, протестанты — католиков, католики — всех, кто попадётся им под руку. Богатые будут из пулемётов расстреливать бедных, бедные превратят Пятую авеню в реку крови, если смогут найти кого-нибудь на Пятой авеню. В этой стране все ненавидят всех.

Вик Эррес

 

Сапсенс читателю гарантируется. Напряжение сюжета велико; персонажи, казавшиеся поначалу положительными, внезапно раскрываются с самых тёмных сторон. Заснуть после этой книги совершенно невозможно. Я бы назвал роман триллером, если бы не финал, вселяющий надежду на лучшее.

Роман Ирвина Шоу «Растревоженный эфир» — одна из тех книг, которым место на полке с избранным. На полке с теми томами, которые полагается открывать снова и снова.

 

© Олег Чувакин, 27-28 января 2016

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Лес, фото, Николай Григорьевич Никонов, писатель, день рождения
85 лет Николаю Никонову. «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно…»

10 декабря 2015 года исполнилось 85 лет со дня рождения русского писателя Николая Григорьевича Никонова (1930—2003), автора «Солнышка в берёзах», «Воробьиной ночи», «Кассиопеи», «Весталки». «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно, тебя ценю, как верного неподкупного друга, твоего суда ищу и ему доверяю, им горжусь. Да оправдаю ли? Не знаю», — писал Никонов в «Размышлении на пороге».

Ангар 18, фильм, кадр, учёные, инопланетянин, пришелец
«Ангар 18». Во имя правды и против государства

Тридцать шесть лет тому назад вышел на экраны фильм «Ангар 18» («Hangar 18» на американском языке). Несмотря на малый бюджет, почти полное отсутствие «раскрутки» и компьютерных спецэффектов, этот фильм до сих пор известен в кругу тех приятных людей, что любят фантастические ленты, полные романтики, героизма и антигосударственных выпадов.

Облака, закат, пессимизм в русской литературе, Олег Чувакин
«Кому повем печаль мою…»

Если иметь в виду нашу классику XIX-XX веков, то надо сказать: она почти вся безнадежна. Боль, хандра, тоска, смерть. «Кому повем печаль мою…» И если и встречается в русской литературе вера во что-то светлое, то свет этот мечтательный — он исходит из будущего. «Через четыре года здесь будет город-сад!» (Стихотворение написано в 1929-м, в 1930-м автор этих строк застрелился.)

Калина красная, фото, Жорж Сименон, Когда я был старым
«От трёх до семи каждый день, чтобы заработать на жизнь»

Меня всегда интересовало, как пишут другие прозаики. Как устроен их рабочий день, как осознают и переживают они свои неудачи, как радуются счастливым свершениям и как чувствуют себя, когда их очередная рукопись завершена и превращена в книгу.

Снег, поле, Россия, Вудхауз, Wodehouse
«Русские» цитаты из Вудхауза

Дорогие читатели! Предлагаю вашему вниманию собранную мною коллекцию высказываний Пелема Гренвилла Вудхауза (Pelham Grenville Wodehouse) на тему русского характера.

💝

19 комментариев:

  1. Наталья Д.

    Согласна,но Шоу сейчас почему-то не читают((((. У меня любимая «вечер в Византии» и » год на изучение языка» . с детства)

    • Олег Чувакин

      «Вечер в Византии» я тоже очень люблю. «Эфир» и «Вечер» — по-моему, лучшие романы Ирвина Шоу.

    • Наталья Д.

      А самое главное, что нет плохих)))

    • Олег Чувакин

      Я не все прочёл. Но среди прочитанных плохих и даже средненьких не обнаружил.

    • Наталья Д.

      Он был моим любимым писателем в юности, читала все, где-то что-то повторяется (основная тема одиночества), но зато не надоедает перечитывать, все равно любимый. Сейчас в телефоне «Две недели в другом городе» на всякий случай))).

  2. Tatiana Zelikova

    Для меня самый лучший роман — Ночной портье…

  3. Наталия Романова

    «Богач, бедняк» — самый увлекательный роман, а на мой взгляд, самый лучший — «Молодые львы». Вообще же, Ирвин Шоу -писатель, книги которого надо читать обязательно.

    • «Растревоженный эфир» мне показался более увлекательным. Но и он, и «Богач» могут быть прекрасным «лекарством» против сна. Хотел бы я посмотреть на человека, который скажет, что книги Шоу скучны.

    • Наталия Романова

      Зато немало тех, кто скажет: «Шоу? Это на каком канале?» :))

    • Да-да, увы.

  4. Iskander Abdoulkhaerov

    Рассказы Ирвина Шоу тоже прекрасны… «Три месяца», «Год на изучение языка», «Задумчивая, мило оживлённая»… Тонкая психология, лёгкость, и не без юмора :)

  5. Tatyana Pomazueva

    Спасибо, Олег!

  6. Кстати, и не читала… Спасибо за наводку!

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.