Ирина Щепетинникова. Незавершенное стихотворение

Девушка с ноутбуком, фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 16.04.2017 г.

Об авторе. Ирина Щепетинникова, по образованию педагог. Ранее публиковалась в печати (научно-практические разработки, не литературное творчество), недавно стала писать стихи и прозу, в основном для детей.

 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.


 

Незавершенное стихотворение

 

Часто вспоминаю эту странную историю, размышляя о случившемся тогда, в один из зимних дней, два года назад.

В этот день мне нужно было поспешно уехать, до отправления оставалось не более получаса. Последними предметами, брошенными в дорожную сумку стали: носовой платок с виньетками, светло-коричневый футляр с очками и небольшой том повестей Пушкина.

Впечатление от картины начавшегося снегопада за окном уместилось бы в одной восторженной фразе: «Какой идет снег!»

Учись у редактора
Семь уроков счастья слова
Курс писательского мастерства. Никакой теории. Живые уроки Олега Чувакина. Редактура + обучение. Частная школа для индивидуалистов, умеющих ценить художественное слово.
Счастье

Еще несколько минут, и уже спускаюсь по лестнице. Спешные шаги гулко отдаются в тишине. Толкнув тяжелую дверь, выхожу на улицу и вдыхаю воздух, свежий и чистый, как падающий снег. Все вокруг стало поразительно белым. Слишком много снега! Его мокрые хлопья опускаются на землю излишне осторожно, как в замедленной съемке.

По привычке, пройдя с десяток шагов вперед, поворачиваю направо. И вдруг понимаю, что действительность становится замершим кадром кинопленки, а я — частью этой нереальности. Время, как будто остановилось! Вокруг ни души. Не слышны голоса, нет порыва ветра и шума машин. Да и двор, через который хожено-перехожено тысячу раз, стал совершенно неузнаваемым. Вроде бы те же дома, знакомые улицы и проулки, но нет, совсем не те. Что это: иллюзия, затяжной «сон наяву»? Почему пустынно, куда подевались прохожие и где кафе «Шоколадница», которое было через дорогу? Только снег, как живой, но слишком уж спокойно падающий, начинает улавливать мое смятение и передавать его неестественными зигзагами танца нетающих снежинок. Тревожное ощущение, что время остановилось, не покидает.

Внезапно качели с красным сиденьем стали раскачиваться сами по себе. Меня охватило чувство страха и крайней беспомощности. Подойдя к качелям, я увидела на сиденье, запорошенном снегом, маленький желтый листок. Схватив его, как спасательный круг в бесконечной водной глади, посмотрела на строчки. Узнав, на удивление, свой давний каллиграфический почерк, когда буквы казались ровными, а слитность слогов безупречной, пытаюсь вникнуть в содержание текста. Это было почти забытое незавершенное стихотворение, без названия:

 

«Что же останется после меня?

Чудесный вид из пустого окна,

Пара сережек и пара колец,

Двое-трое разбитых сердец…»

 

Читаю про себя, сначала, размышляя, потом, механически повторяя вслух. Нарочно бодрый голос кажется невероятно зычным в снежной тишине. Стараюсь придумать следующие строки, но ничего не выходит.

Из приоткрытой дорожной сумки сам по себе выпадает том с повестями Пушкина. На обложке — изображение одной линией поэта в развевающемся сюртуке. Гордо поднятый подбородок, всезнающий взгляд. Лицо постепенно отворачивается. Величие и изящная простота силуэта убеждают в снисходительности.

Пальцы рук стали ледяными, а воздух еще прохладнее от непрекращающегося снега. Посмотрев на желтый листок, превращаю его в небрежно смятый бумажный ком и отправляю в карман пальто.

Качели перестали раскачиваться, а карусель помчалась по кругу. Внезапного скрипа не случилось, но плечи все равно вздрогнули. Глядя на плавное и размеренное вращение, пришло осознание неизменности времени. Эта величина, как известно, живет сама по себе, независима и сосредоточена только на своем течении.

Что сейчас произойдет? На миг закрываю глаза. Мокрые хлопья снега падают на лицо, нежной прохладой касаясь губ, но почему-то не таят от теплого дыхания. Почувствовав себя частью этого белоснежного мироздания, будто просыпаюсь. Состояние остановившегося времени прерывается так же быстро, как и началось.

Ничего не понимая, открываю глаза. Узнаю свой двор, вижу улицу, по которой мне нужно идти. Стрелки на часах убежали вперед. Что ж, рейс пропущен, и отъезд придется перенести на целый час. Ищу желтый скомканный лист в кармане, но вместо него только ключи. Зато строки стихотворения вспоминаются с особой ясностью:

 

«Что же останется после меня?

Чудесный вид из пустого окна,

Пара сережек и пара колец,

Двое-трое разбитых сердец…»

 

Тут же на ум приходит продолжение:

 

«Капли дождя на размытых следах.

Как неуместен заботливый страх!

Ветра свободного редкий каприз,

Опустошенности смелой сюрприз.

Нет сожаления, только печаль.

Жизнь завершилась: цветы и вуаль.

Так уж сложилось: всему свой черед.

Время рассудит, время поймет!»

 

Через час я уже смотрю на снежную дорогу из окна уютного микроавтобуса. Ничуть не страшусь происшедшего, напротив, благодарю судьбу за возможность снова обрести меняющийся, но такой привычный и близкий сердцу мир!

 

© Ирина Щепетинникова, 2017

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

💝

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.