Софья Голубева. Писатель

Птица, ветка, дерево, фото, иллюстрация

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 31.03.2017 г.

Об авторе. Софья Голубева. «Я литературный потребитель, а потому никогда не участвовала в подобных конкурсах. И, хотя по первому образованию я пианист, а по второму — переводчик, за мной уже лет шесть как закрепилось прозвище «математик». Говорить по делу, играть строго штрих-в-штрих, сухость и лаконичность, уберите свои многоточия. Пора от этого избавляться, ведь слово — самая мощная и живая сила».

 

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.


 

Писатель

 

Так часто я говорю обо всем на свете, но так редко — о себе. Да и чем заинтересовать читателя, если в мире нас столько, что кажется, будто все мы близнецы? За каждым окном, освещенным лампой или солнцем, можно найти абсолютно таких же тружеников слова, как я. Здесь можно недоверчиво изогнуть бровь и спросить: «Раз так, где же их литературное наследие? Где хоть половина талантливых или хотя бы претендующих на искру одаренности текстов?» Дело в том, что каждому из нас нужен начальник. Без начальника мы никто и ничто. Нужен идейный вдохновитель и жесткий диктатор, заботливый друг и требовательный тиран в одном лице. Тот, кто заставляет работать и работать, до хруста боков, до чувства абсолютной выжатости.

С моим начальником я работаю давно. Он нанял меня, отобрав из нескольких десятков конкурентов, которые ничем мне не уступали. «Сочно пишешь», — сказал он, — «не то, что остальные». Ассоль радовалась алым парусам меньше, чем я в тот момент!.. И, с того дня, началась моя работа. Каждый день я пишу — абсолютно все. Тему и объем, конечно, задает начальник, и я не могу сказать, что имею полную свободу слова. Мы творим вместе. Но это лишь дело привычки, и мне радостно, когда начальник, напевая песенку из «Дуэньи», помните, про «нестарого сеньора», беседует со мной о новой постановке балета, или о неизвестной, но такой красивой музыке, что он слышал по радио накануне. Он рассказывает — а я слушаю и стараюсь придать его словам литературную форму, не потеряв при этом шарма его речи. Он, кажется, замечает это, и потому самые важные работы отдает именно мне. Есть чем гордиться, правда? Я давно не ропщу на то давление, которому он меня подвергает каждый день. Особенно в плохом настроении, что, к счастью, случается крайне редко. Тогда начальник велит мне писать политические эпиграммы, а иногда — о, ужас! — даже придумывать лозунги. Я, честно говоря, этого делать не умею. Мне больше по душе мурлыкать о хрустящей зелени тюльпанов, что вчерашний рядовой Евсеев несет девчонке с соседней улицы, о ветре, что поселился во взгляде бегуна-олимпийца, об улыбке, что девочка дарит дедушке… Зачем, скажите, заставлять меня сиреной слова врываться в сознание читателя, неся с собой давящую безысходность? Ведь никакого другого чувства не могут вызвать мои заметки, если их заказал начальник в плохом настроении. Рядовой подарил тюльпаны, и через сутки был срочно отправлен на передовую. Бегун-олимпиец растеряно смотрит на руки, отбирающие его медаль по обвинению в допинге. Девочка слабо улыбается доктору, спасающему её, чтобы секундой позже взять за руку смерть. Мой почерк немедленно меняется и становится резким, прерывистым, будто азбука Морзе. Начальник лишь вздыхает: «Прости, такой уж заказ…». Правда, тут мы отвлекаемся и стараемся пересилить друг друга в красноречии, воспевая синичку, которая сидит на ветке за окном и чирикает, смотря в даль лазоревого неба — «У-лыб-ниись, у-лыб-ниись». Чудная у неё песенка! Синичка свободна, а я нет, хотя мы одинаково незначительные песчинки в мире зелени, и природной, и камуфляжной. Но, как видите, я тоже могу немного высказаться, пока не видит начальник.

Вот и он… читает этот текст и ухмыляется, то ли горько, то ли весело: «Ну и гордыня, друг! Я здесь писатель, а ты — лишь шариковая ручка, да и чернила в тебе почти кончились».

 

© Софья Голубева, 2017

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

💝

4 комментария:

  1. Хорошо, не глубоко. Чуть позже объясню))

  2. Хорошая идея, но немного недоработанная. В начале хорошо бы дать несколько намеков, зацепок, что это не человек говорит, а ручка. А то очень резкий переход в конце получается, и сразу не понимаешь, кто говорит и о ком. Пришлось несколько раз слова начальника читать, чтобы понять — что к чему

  3. Мило. Очень по-женски. Мне нравится.

  4. Чем больше внимания, тем меньше уважения. Может быть это созвучно словам Пушкина : «Чем больше женщину мы любим, тем меньше нравимся мы ей.» Ведь вначале Героиня этого рассказа «Писатель» мечтала о такой миссии — иметь вдохновителя, тирана, начальника , чтобы оградить себя от лишнх забот , которые бы мешали писательскому Таланту. Ведь так?. Она была счастлива, что среди всех, выделили только её. Когда настало пресыщение благами , тогда наступило желание быть Свободной. Это чувство появляется тогда, когда Писатель чувствует в себе Силу. А может быть , надо уважать , что имеем и не плакать , когда это теряем? Это уже позиция , я думаю, слабости и неуверенности в своих силах, это позиция возраста. Рассказ без сюжета, более всего полемический, философский , но интересный. Спасибо.

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.