Валентина Авраменко. Башня Колдуна

Башня, мостовая, булыжник, площадь, фото, иллюстрация

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 04.04.2017 г.

Об авторе. Валентина Авраменко. «Мне 21 год, я студентка. В школе я иногда писала стихи и, бывало, пробовала себя в прозе…»

 

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает, допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. 29 лет практики (с 1994). Олег разберёт ваши ошибки и недочёты, даст полезные советы и научит им следовать. Поднять слабый черновик до подлинно литературного уровня? Будет сделано!


 

Башня Колдуна

 

И хотя прежде я не бывал здесь, дорога казалась мне отчего-то знакомой. Я брел по мостовой под сводами старых домов, слушал, как в окна бьет дождь крупными каплями, осыпаясь тонкой росой на зеленую траву. Вокруг было тихо.

Я дошел до Башни Колдуна. Я слышал много разных легенд о старце-чернокнижнике Якове, ни разу, однако, не пережив того трепета, с которым мне о нем рассказывали. Впрочем, я никогда не сомневался, что такого старца не было, что призрак его — лишь выдумка глупцов или бездельников (уж не знаю, кто постарался больше), а те, кто рассказывали мне о нем, были любителями фарса и ярких историй.

Дом оказался серым, почти черным. Башню окутал плотный туман, спускавшийся к воротам мягкой дымкой. Я поднялся по лестнице и вступил под арку. Мне казалось, что откуда-то потянуло запахом ладана, перемешанного с терпким запахом церковных свеч. Стало вдруг так жарко, словно не было вокруг ни природы, ни дождя, ни ветра, а была лишь маленькая кладовая, где не было ни окон, ни дверей, ни дуновения… вдалеке запели колокола.

В доме было еще жарче; окна были крепко заперты, где-то ручки были переплетены толстым скотчем. С потолка свисали длинные паутины, все вокруг — и пол, и подоконники, и разбросанные тетрадные листы — было покрыто пылью. Я огляделся, и вдруг услышал слабый стук часов и мелкий, семенящий шаг, доносившийся с верхних этажей. Наверно, кто-то из художников забрел сюда, ведь, как говорили тогда у нас, сверху открывался совершенно замечательный вид. Или, может, бедная душа заглянула погреться.

Я поднялся наверх. Дверь в башню была приоткрыта, и я увидел, что окна были плотно задернуты тяжелой бархатной алой шторой, сквозь которую едва сочился свет, бросавший мягкую полосу на пол. В комнате не было ничего, кроме штор, и разбросанных книг, и бумаг на полу. Я прошелся взглядом по лежащим обрывкам листов: часть из них была написана на латыни, часть содержала немыслимые знаки: кружки, черточки, квадраты… в углу лежало Евангелие и мелкий огарок свечи. Тогда мне пришла в голову идея для моей новой книги, которую вот уже две недели я должен был отправить моему издателю. Я нагнулся чтобы взять какую-нибудь бумажку и записать её. А когда я встал, я почувствовал, что в комнате я был не один.

Я обернулся, и в лицо мне пахнуло ладаном и спиртовой настойкой. Старик в черной рясе с четками в обожженной руке смотрел прямо, в мое лицо. Должно быть, я изрядно побледнел, потому что он захохотал, пролепетал что-то на неизвестном мне языке и стал беззубо мне улыбаться. Заикаясь, я спросил у него: «К… к… кто ты?»

— Я Яков, а это, — он обвел рукой комнату. — Это моя келья. Видишь, книги на полу? Вчера сюда приходила женщина, бесплодная женщина… сказала, что я могу помочь ей. Я помогу. Только сперва… — ненадолго он замолчал. Я следил за ним, словно завороженный. Он наклонился, встал на колени и стал руками водить по листам, пересчитывать корки книг и перебирать страницы, приговаривая слова, в которых я мог различить лишь одно: «Бог». Пальцы, испачканные пылью, он облизывал, и принимался с новой ярой силой перелистывать книги. — Сперва мне нужно найти книгу. Да. Книгу.

Тут он резко встал и схватил меня за руку. Я дернулся, побежал вниз по лестнице, упав с последних пяти ступеней. Он засмеялся мне в спину, четки в его руки шуршали все быстрее. Я слышал, как шаг его стал тяжелее, словно на ногах его были каменные туфли. Он стал спускаться ко мне. Его молитвы — тогда я почему-то так и решил — звучали в голове, словно удары, я не слышал кроме них ничего, даже собственного сердца. А потом наступила тьма, и…

Я окинул взглядом комнату. Во сне, видно, я упал, и теперь лежал на полу. Мой взгляд не сразу, но различил узоры тени деревьев на потолке, которые освещались фонарями за окном. Видно, Катя (так звали мою жену) забыла задернуть шторы. В одной руке я держал свою книгу, видно, забыл убрать ее перед сном и так и уснул.

Помню, я подумал: «Какое счастье! Это был всего лишь сон!»

Я поднес руку ко лбу, пальцами я держал четки…

 

© Валентина Авраменко, 2017

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Чувакин Олег Анатольевич — автор рассказов, сказок, повестей, романов, эссе. Публиковался в журналах и альманахах: «Юность», «Литературная учёба», «Врата Сибири», «Полдень. XXI век» и других.

Номинант международного конкурса В. П. Крапивина (2006, Тюмень, диплом за книгу рассказов «Вторая премия»).

Лауреат конкурса «Литературная критика» (2009, Москва, первое место за статью «Талантам надо помогать»).

Победитель конкурса «Такая разная любовь» (2011, «Самиздат», первое место за рассказ «Чёрные снежинки, лиловые волосы»).

Лонг-листер конкурса «Книгуру» (2011, Москва, детская повесть «Котёнок с сиреневыми глазами»)

Призёр VII конкурса имени Короленко (2019, Санкт-Петербург, рассказ «Красный тоннель»).

По его эссе «Выбора нет» выпускники российских школ пишут сочинения о счастье.

Помощь писателям

Олег Чувакин. Прозаик. Редактор. Литературный обработчик. Вдохновитель

Не стесняйтесь правды жизни. Не беритесь за книгу в одиночку. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за вас рассказ, сказку, повесть, роман. Удивите читателей волшебными образами и великолепным стилем. Хотите всё сделать сами? Олег научит, Олег покажет, Олег вдохновит!
Олег Чувакин рекомендует начинающим писателям:
Пистолет, оружие, роман с острым сюжетом, иллюстрация
Памятка пишущему

Садишься за письменный стол с намерением сочинять? Намерение похвальное! Писать книги — верная дорога к богатству и славе.

Чернила, перьевая ручка, труд писателя, рукопись
Легко ли писать книги?

Писать книги. Легко ли это? Сел за стол, открыл ноутбук, набарабанил сколько-то тысяч знаков — рассказ готов, опубликовать его! Так можно? Нет. Но все думают, что можно.

Чудо, ангел, город, фантастика, начинающий писатель, автор, советы, стиль, красота
Мои советы начинающим писателям

Полезные советы начинающим писателям. Как приучить себя к систематическому литературному труду и добиться красоты слога. Как перестать мучиться и начать творить.

Олег Чувакин
Он любит летний лес, зимние сугробы, медленное чтение и сочинение рассказов. Научитесь создавать прекрасные литературные тексты вместе с ним!

2 комментария:

  1. Рекомендация автору: избегать частого употребления глагола «быть». В тексте слишком много его. Н-р: «В доме было еще жарче; окна были крепко заперты, где-то ручки были переплетены толстым скотчем». «Дверь в башню была приоткрыта, и я увидел, что окна были плотно задернуты» и т.п.
    А так есть все задатки для дальнейшего творческого развития. Удачи!

Отзовитесь!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.