Владимир Резник: «Мой первый гонорар»

Владимир Резник, отзыв, конкурс, История любви, победитель, рассказ, Час Волка

 

О чём только не писал, а вот о любви и не пытался! Не выделял я раньше эту тему. Она для меня или входила невычленяемой составляющей в канву жизни, или (что чаще) оставалась на уровне понятного и приятного рефлекса и особого описания не требовала. Но вот получил два месяца тому назад письмо-приглашение от Олега и задумался. С одной стороны, «История любви» — тема не моя, избегал я всегда в неё углубляться, а с другой — по предыдущему году запомнилась атмосфера конкурса: лёгкая и дружелюбная, без той злобно-напряжённой завистливой ауры, что окутывает все подобные затеи на «Самиздате» и иже с ним сайтах, где всяк норовит лягнуть собрата-графомана побольнее. Впрочем, подозреваю, что нечто аналогичное происходит и здесь. Просто благодаря организатору и модератору этого конкурса Олегу Чувакину мы видим лишь верхушку этого айсберга — белую и чистенькую. Сколько при этом делается черновой работы по отсеву, очистке и правке; сколько приходится ему перечитать всякого, дабы отобрать то, что хотя бы не стыдно выставить на своём сайте, мы не знаем — и как-то даже и не хочется.

Владимир Резник, США, автор, рассказ, Час Волка

Владимир Резник (США)

Покопавшись в черновиках, я нашёл подходящие заготовки, переписал, доработал и подумал, что, наверное, да — эта тема имеет право на независимое существование. Вот тогда решился, послал рассказ на конкурс. И не пожалел! Конкурс удался. Все рассказы, вышедшие в финал, на мой взгляд, очень хорошего уровня. Количество склок (по крайней мере, то, что мы видим снаружи) — минимально. Чёткая формулировка задания и внятные критерии отбора; гибкость, терпимость и доброжелательность жюри — всё высочайшего уровня.

Мы живём и пишем в непростое время (а когда оно было «простым»?). Толстые литературные журналы превратились в закрытые клубы для своих, издательства заняты чистой коммерцией, и их можно понять. Тем ценнее, что появилась и живёт, держась исключительно на энтузиазме создателя, такая площадка, как «Счастье слова», живут и её конкурсы, где авторы, как начинающие, так и пишущие давно, могут проявить себя, найти своего читателя и получить, что крайне важно, доброжелательную и профессиональную критику и непредвзятую оценку. Это придаёт уверенности и создаёт стимул работать над собой дальше.

Спасибо всем!

P. S. И ещё одна деталь. Несмотря на то, что пишу давно, и уже опубликованы более трёх десятков моих рассказов и книжка, это мой первый литературный заработок! Мой первый гонорар. Неожиданно… и приятно.

 

© Владимир Резник

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

💝

4 комментария:

  1. Татьяна Попова

    Спасибо за рассказ! Желаю вдохновения и гонораров:)!

  2. Поздравляю!! Удачи! Вы большой молодец!

  3. Поздравлю вас, Владимир!

  4. Ольга Карпова

    Присоединяюсь ко всем поздравлениям и желаю дальнейших творческих удач!

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.