Где бы ты ни был

Вода, река, лето

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Оксана Залилова (р. 1978). Родилась в Барнауле, живёт в Тольятти. Образование высшее экономическое.


 

Река легонько покачивала надувной плотик — неуместно-яркое пятно на синевато-серой водной глади. Убаюканный этим покачиванием, Денис дремал, по колено свесив ноги в воду. Где-то в глубине, наверное, было холодно и зябко, но поверхность казалась парным молоком. Изредка его тревожило почти невесомое прикосновение мелкой рыбёшки к пальцам ног, но вскоре он перестал обращать на это внимание.

— Мы не обгорим? — Звонкий женский голос вытянул его из приятной полудрёмы, в которую он с таким удовольствием погрузился.

Денис приоткрыл глаза и увидел над собой безупречно синее небо. А через мгновение на фоне безмятежной синевы появилось усыпанное веснушками улыбающееся женское лицо под широкополой соломенной шляпой. Ирина. Жена.

— Слушай… — Денис снова прикрыл глаза, — меня так разморило, что я почти забыл о твоём существовании…

Он тут же получил чувствительный тычок в бок, но даже не шевельнулся, а только крякнул и в знак извинения погладил жену по гладкому загорелому бедру. Ирина склонилась ниже, выбившиеся из-под шляпы светлые пряди пощекотали ему лицо.

— А про существование двоих детей ты тоже забыл? — вкрадчиво прошептала она.

— Да-да… — Денис опять ощутил прикосновение к ноге, не столь лёгкое как раньше — видно, под их плотиком прошла рыба покрупнее. Ничего удивительного — они колыхались на воде примерно в тридцати метрах от берега. — Ещё работа в понедельник, размен квартиры… Всё я помню…

Снова наступила тишина, нарушаемая только едва слышным дыханием сонной реки.

— А возвращаться не пора? В душ бы. Жарко… — снова подала голос жена, и Денис едва не застонал.

— Дай мне ещё минут десять … — пробормотал он.

— Ладно… — Ирина засмеялась и замолчала, однако тут же неподалёку заурчал мотор.

— Сговорились? — приподнявшись и глядя из-под ладони на проплывающий мимо катер, поинтересовался Денис. — Ладно, сейчас нырну разок, и к берегу.

Он сел, с удовольствием потянулся и соскользнул с гладкого плотика. С мягким плеском водная гладь сомкнулась над его головой. Сразу же исчезло ощущение парного тепла — вода на самом деле оказалась колючей и холодной. В голове вспыхнула резкая боль, перед глазами расплылись огненные круги.

Денис с силой ударил руками и ногами, стремясь выбраться на поверхность, но взбунтовавшееся тело почти не слушалось.

Перед мысленным взором мелькнули лица дочерей. Красиво изогнутые, так часто смеющиеся губы Ирины. А он так и не успел разменять квартиру из-за скандалов с горе-соседом, и теперь жене самой придётся решать этот вопрос…

Наверху всплеснуло, что-то заслонило тускнеющее пятно света, и Денис ощутил, как его протянутых рук на миг коснулись чьи-то пальцы. Он рванулся им навстречу и тут же с жуткой определённостью понял, что сейчас не выдержит и сделает смертельный вдох.

Не дышать! Денис судорожно вдохнул и тысячи ледяных игл вонзились в лёгкие. Грудная клетка словно взорвалась, сознание вспыхнуло ослепительным фейерверком и тут же погасло. Он коротко всхлипнул и открыл глаза…

…Вокруг по-прежнему было темно, и, хоть ледяной холод исчез, всё равно было прохладно. Денис провёл ладонями вдоль тела и понял, что лежит на кровати. Рядом кто-то пошевелился, и через пару секунд в комнате вспыхнул свет. От неожиданности Денис зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел Ирину. В длинной ночной сорочке, с распущенными волосами, бледная — жена больше походила на привидение, чем на живого человека.

— С ума сошла? — прикрывая глаза, недовольно спросил он. — Выключи свет, чего ты?

Ирина протянула руку к выключателю. Свет погас. Жена скользнула в постель, оставшись лежать на краешке. Денис ещё успел этому удивиться, как сон навалился на него. Он не знал, что до самого утра Ирина так и не сомкнула глаз.

 

 

* * *

 

Когда он проснулся утром, в комнате было уже светло. Ирина сидела в кресле у окна и листала журнал. Поёживаясь под одеялом от зябкой прохлады, Денис смотрел на неё сквозь полуприкрытые веки и чем дольше смотрел, тем больше ему казалось, что сегодня она выглядит как-то иначе, чем вчера. Заметив, что он проснулся, жена отложила журнал на край столика. Выпрямилась, словно в ожидании.

— А мне приснилось, будто я утонул, — из-под одеяла усмехнулся Денис. — Как тебе?

Ирина вздрогнула, задела рукой журнал. Взмахнув страницами, тот упал на пол. Денис проследил за ним взглядом.

— Почему так холодно? — спросил он.

— Зима же, — после едва заметной паузы тихо отозвалась жена.

Денис резко сел и увидел в окне заснеженные макушки тополей. Бред какой-то. Он потёр холодные пальцы, снова перевёл взгляд на упавший журнал. Поморщился — никогда ещё утро не казалось ему столь неприветливым.

— Мы что, поругались вчера? — Ничего такого он не помнил, но поинтересоваться стоило.

Жена встала и, не ответив, пошла к двери.

— Блинчики будешь?

Точно поругались. Денис хмыкнул.

— Ну, буду.

Она внимательно посмотрела на него и вышла.

— А почему так тихо? — крикнул он ей вослед: утра выходных дней всегда были наполнены смехом и шумной вознёй детей. — Кто-то заболел?

— Девочки в школе, — донеслось из кухни. Значит, не выходной.

— А почему я тогда дома? — вслух удивился Денис и вдруг понял, что не знает, какое сегодня число.

Он немного посидел, собираясь с мыслями. В голове царил полнейший беспорядок. Почему ему так упорно кажется, что буквально вчера было лето? Всему виной нелепый сон, решил Денис и, встав с кровати, подошёл к окну. Его взгляд упёрся в росшую посреди двора заснеженную ель. Он не помнил её. Откуда она взялась?

Денис уткнулся лбом в холодное стекло. Ель навела его на мысль, от которой ему стало нехорошо — он совершенно не помнил, был ли уже Новый год или нет. Дарил ли он дочкам и жене подарки? Наряжали ли они ёлку?

Что же у него с головой?!

— Ириш! — Он вышел в коридор. Паркет неприятно холодил босые ноги. Зима, а отопление барахлит. Он сделал в памяти зарубку разобраться с этим и вошёл в кухню. Ирина стояла у плиты, в шортах и маечке, босая, словно царящий в квартире холод был ей нипочём. Шипело раскалённое на сковороде масло, пыхтел закипающий чайник. Уютные домашние звуки.

— Слушай, я, кажется, с ума сошёл. — Денис попытался усмехнуться и сам почувствовал, насколько жалкой вышла попытка. — Я не помню, был ли Новый год…

Старался говорить спокойно, а внутри вовсю стучали тревожные молоточки. Стоял, прислонившись к косяку, стискивал судорожно переплетённые пальцы. Ирина отвернулась от плиты, положила на тарелку исходящий паром первый блин. Денис следил за ней взглядом. Ждал удивления или смеха, однако дождался совсем другого — Ирина вдруг всхлипнула.

— Уже февраль, — в её глазах блестели слёзы, — ты просто потерял память после несчастного случая.

Денис с силой потёр пересохшее горло. С усилием сглотнул. Снова сцепил холодные пальцы.

— После какого случая? — хрипло выдохнул он, сразу отчего-то вспомнив и ледяную воду, и страшную боль в голове и груди. Ирина вытерла глаза, слабо улыбнулась.

— Ты чуть не утонул летом. На реке.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Затем Ирина отвернулась, сдвинула сковородку на холодную конфорку.

— Твоя память пропадает и возвращается, — соскребая сгоревший блин, механическим голосом пояснила она. — Частями… Обрывками… Доктор сказал — редкий случай.

Она выбросила в мусорное ведро остатки блина. Выпрямилась перед плитой. Свела тонкие плечи, замерла. Денис молча смотрел на неё. Внутри было пусто. Он даже не ощущал запаха горелого. Потерял память? Бред какой-то.

Он сел за стол, взял блин. Скрутил его клинышком, откусил. События утра напрочь отбили у него аппетит — румяный ажурный блин абсолютно не имел вкуса. Денис с трудом доел его.

— Я что, на больничном? — уточнил он.

Ирина кивнула и вылила на сковороду тесто.

— А как девочки к этому относятся? — Денис вздохнул. — Слушай, а ведь я хорошо помню дочек. Настя и Лиза…

— Я же сказала — редкий случай, — по-прежнему не оборачиваясь, повторила Ирина.

— Доктор сказал, — поправил он её. Жена бросила на него непонимающий взгляд. Тряхнула головой, отвернулась.

— Когда мне на приём? — практично поинтересовался Денис. — Я хочу во всём разобраться. Удивляюсь, как я раньше не взялся за это всерьёз.

Ирина положила на тарелку блин, на мгновение замерла у стола.

— Так когда? — повторил он, пытаясь поймать её взгляд, но жена быстро отошла.

— Не помню, надо талон посмотреть. Давай после завтрака, — попросила она.

Когда стопка блинов выросла до приличных размеров, Ирина села за стол, и Денис вдруг понял, что не так в её внешности — она отрезала чёлку, а волосы стали намного длиннее, чем он помнил. Ничего удивительного, если учесть, что со дня несчастного случая прошло больше пяти месяцев.

Засвистел закипевший чайник.

— Заварю чай. — Денис встал. Открыл шкафчик, с недоумением оглядел коробочки с зелёными и фруктовыми чаями. А где его чёрный? Они всегда пили смешанный чай. Говорили друг другу, что пятьдесят на пятьдесят, но Ирина добавляла побольше любимого им чёрного, а Денис — обожаемый женой зелёный с фруктами.

Всё ещё удивляясь, но не желая превращать утро в допрос, Денис засыпал в заварник две ложки зелёного с бергамотом, залил кипятком. Выждал положенные пять минут, разлил по чашкам и вернулся за стол.

Отпив глоток, он с удивлением понял, что чай, как и блины, не имеет вкуса. Да и аромата не ощущалось. Может, у него, кроме потери памяти, и другие осложнения есть? Он прихлёбывал безвкусный чай и смотрел, как Ирина, задумчиво глядя в окно, ест блин. Как они живут эти последние месяцы? Легко ли ей с ним? Может, на лечение уходит много денег? А он не работает… Сколько ему платят за больничный? Денис видел, что Ирина встревожена, но никак не мог решиться задать ей все те вопросы, что мучили его самого. Он отпил ещё глоток, набираясь смелости.

— А… когда придут девочки? — В последний момент он так и не смог сказать то, что хотел.

— Они… задержатся… — Денису показалось, что Ирина на мгновение замялась.

— Почему? — Он пристально смотрел на неё.

— Их мои родители заберут, — уже увереннее ответила жена. — У них там планы какие-то.

— А что твои родители дома делают? — удивился Денис.

Ирина вдруг зарделась и отвернулась, но быстро справилась с собой. Механически улыбнулась.

— Так они оба на пенсии.

Час от часу не легче. Насколько Денис помнил, тестю и тёще до пенсии оставалось ещё несколько лет.

— Когда успели? — уткнувшись в чашку с остывшим чаем, буркнул он.

Ирина не ответила, спрятала лицо за кружкой чая.

— Ну и ну! — Денис постарался улыбнуться, но улыбка вышла кривой. Сколько же на самом деле прошло времени с несчастного случая?

Дверной звонок нарушил повисшую тишину. Ирина встала первой. Открыла дверь и вдруг начала отступать в коридор. Денис едва успел удивиться её поведению, как вдруг с удивительной ясностью осознал, что она отчаянно нуждается в помощи. В его помощи.

Отбросив чашку, он рванулся к жене. Быстро, как никогда. Буквально врос между нею и входной дверью. И только потом взглянул туда. Перед тем как ослепительная вспышка разорвала мир, он успел увидеть соседа-наркомана, его пустые белёсые глаза и прыгающий в трясущейся руке пистолет.

Пуля вошла в грудь и осталась где-то там, внутри. Денис вскинул руку к ране, зажав её. От шока он совершенно не чувствовал боли. Сколько у него времени до того, как он упадёт: одна минута, три?

Сосед перевалился через порог. Денис рванулся к нему, ударил по руке, выбив оружие. Впечатал кулак в бледное плоское лицо. Соседа вынесло обратно в подъезд. Загрохотали по лестнице шаги. Денис захлопнул входную дверь, закрыл замок и, отшвырнув ногой пистолет, повернулся к Ирине. Её глаза были пугающе распахнуты, синева почти исчезла в черноте расширенных зрачков, но всё же в них был не страх, а что-то другое. Изумление? Благодарность?

— Звони в полицию, — сказал он. Ирина кивнула, взяла мобильный. Денис опустил глаза на грудь и увидел свою прижатую к ране левую ладонь. Медленно отвёл руку.

Ладонь была чистой. Денис тяжело опустился прямо на пол. Он ничего не понимал. Ведь он ясно ощутил удар от пули. Сквозь туман в голове он слышал, как Ирина что-то говорит по телефону.

— А где кровь? — Он чувствовал, как расползается по лицу неуместная глупая улыбка, но ничего не мог с собой поделать.

Ирина отложила телефон.

— Господи… — Её голос задрожал, и она села рядом с ним. Дважды глубоко вздохнула, словно набираясь решимости, и Денису вдруг стало страшно.

Они встретились взглядами, сцепились ими намертво. Взялись за руки. Её тёплые пальцы переплелись с его ледяными.

— Тогда, на реке, ты умер, — чётко выговаривая слова, произнесла жена.

Денис моргнул. Подсознательно он уже ожидал чего-то подобного. Этот холод, отсутствие вкуса, запахов, крови… Где-то в животе начал скапливаться лёд.

— Утонул, — продолжила Ирина. — Прыгнул в холодную воду распаренным. Потом сказали, что был инсульт…

Она замолчала. Денис закрыл глаза и прижал её руки к своему лицу.

— Продолжай, — хрипло попросил он.

— Когда я увидела тебя в первый раз — примерно через месяц после твоей смерти — я потеряла сознание. Девочки испугались, получилась суматоха, они не пошли в школу. И в тот же день там случился пожар, были жертвы. Я не сразу связала эти события… — Она помолчала. — Потом я много думала об этом, пыталась поделиться с мамой и подругами, но все списали это на стресс. Девочки тебя не видели. В итоге я и сама решила, что мне всё показалось.

А потом ты пришёл снова. Где-то через полтора года после первого случая. Я тебя, в общем-то, и не видела. Только слышала. Лиза тогда болела, осталась дома одна. Зачем-то полезла в буфет, разбила банку. Осколки сильно порезали ей руки. Если бы не ты, всё могло бы кончиться очень плохо. Ты позвонил мне на работу. Я просто онемела, ничего не могла понять — ты разговаривал со мной так, будто мы расстались утром. Накричал на меня за несообразительность.

Ирина неуверенно засмеялась. Денис не удержался и тоже улыбнулся.

— Разобрав, о чём ты говоришь, я всё поняла. И поверила. Сразу же вызвала «скорую». Когда они приехали, дверь в квартиру была открыта. Лиза уже была без сознания, но все решили, что она открыла дверь раньше. Тебя я не застала. Но в тот день я поняла, что ты не осознаёшь своей смерти, ведь оба раза ты вёл себя так, словно мы и не расставались. Когда ты звонил мне по телефону, то сказал, что в «скорой» тебя не слышат, потому и велел мне самой звонить туда. Тогда я поняла, что, кроме меня, тебя никто не видит и не слышит.

Несколько секунд они смотрели друга на друга.

— Почему только ты? — спросил Денис.

— Я думала и об этом. — Ирина вздохнула. — Тогда я ведь тоже чуть не утонула. Прыгнула за тобой… Нас вытащили парни с проплывающего мимо катера.

И Денис вспомнил: всплеск воды, прикосновение чьих-то пальцев к своим протянутым рукам. Значит, жена пыталась спасти его…

— И что было потом?

— Нас вытащили из воды. — Ирина вздрогнула. — Тебя не смогли спасти, а меня откачали. Уже на берегу. Но я была мертва больше трёх минут. Думаю, поэтому я и вижу тебя. А больше никто. Я сначала боялась, что девочки увидят, испугаются. А потом стала бояться, что ты увидишь их и поймёшь, что тебя нет.

Она замолчала. Молчал и Денис, растерянный, ошарашенный её словами.

— Когда я увидела тебя сегодня ночью, — продолжила Ирина, — я поняла, что что-то произойдёт. Я отправила девочек в школу пораньше и попросила родителей забрать их. Не хотела, чтобы ты понял…

— Что я умер? — уточнил Денис.

— Да. Я не понимала, как буду объяснять тебе это.

— Вот и объяснила. Прикольно придумала про доктора.

Он вдруг понял, что лёд, появившийся внутри него, уже никогда не растает. Ель во дворе такая большая…

— Сколько времени я мёртв? — обречённо поинтересовался он.

Ирина сильнее сжала его пальцы.

— Семь лет.

Куски льда внутри превратились в ледяную глыбу.

— Что-то ещё? — Денис чувствовал, что она не договорила.

— После твоей смерти я ходила к гадалке… В том состоянии мне была нужна любая поддержка. Я хотела понять, почему так случилось… Чего ждать…

Её голос дрогнул.

— Она сказала мне, что недавно смерть прошла рядом и унесла кого-то дорогого. Сказала, что судьба приготовила мне ещё две потери. А потом и саму меня ждёт смерть. Но я видела, что она сомневается. Тогда она ещё раз разложила карты… Так долго смотрела на них… Наконец, сказала, что кто-то, кто любит меня и дочек больше собственной жизни, сделает всё, чтобы спасти нас. Я не знала, о ком думать… А оказалось — вот…

Она замолчала, освободила руки, погладила Дениса по лицу.

— Это ты. Ты вернулся. Ты нас всех спас. Девочек… Меня…

— И на этом всё? — Денис улыбался, но внутри всё сжималось от боли. Было невыносимо думать о том, что он больше никогда не увидит жену и детей.

Но зато теперь они в безопасности, пришло осознание. И тут же лёд внутри начал таять. Стало так тепло, что Денису показалось, что он и сам сейчас растает, превратится в облачко пара. Ирина заметила его беспокойство и заволновалась сама.

— Что случилось?

— Не знаю… — Денис чувствовал, как тепло распространяется по телу, течёт по рукам, перемещается ближе к груди.

Во дворе завыла сирена — прибыла полиция.

К ощущению тепла добавилось покалывание, и Денис понял — его время истекло.

— Кажется, мне пора…

Больше он не знал, что сказать, какие слова подобрать. Ведь он не думал, что всё произойдёт так скоро. Поэтому он просто смотрел на свои руки и ему начинало казаться, что кончики пальцев словно бы растворяются в воздухе. А потом он понял, что это ему вовсе не кажется, а происходит на самом деле. На мгновение он запаниковал, но внутренний голос уверил его, что происходящее с ним — правильно. И всё же он не удержался от того, чтобы не закрыть глаза.

И тут же ощутил, как по его лицу скользнули шелковистые волосы — Ирина прильнула к нему, обняла крепко, как никогда.

— Милый…

Он открыл глаза. Она чуть отодвинулась, и их взгляды встретились.

— Ты знай, — произнесла она, — где бы ты ни был, я всё равно буду любить тебя…

В дверь позвонили — настойчиво и резко, как звонят люди, облечённые властью. Денис на мгновение отвлёкся, а когда захотел ответить, то покалывание уже добралось до сердца. Он не знал, то ли это продолжение того, что творилось с ним, то ли так он реагирует на слова Ирины, но уже покалывало и в горле, и он так ничего и не ответил. Но он был уверен, что она знает о том, о чём он не смог сказать.

Чувствуя приятное покачивание, Денис постепенно погружался в сон. И растворяясь в тёплом потоке, он знал, что гадалка ошиблась в одном: три раза — не предел, и он всегда придёт на помощь своим любимым. Где бы он ни был.

 

© Оксана Залилова

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Прочти читательские отзывы и возьми даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
💝

3
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Инна Ким
Гость
Инна Ким

Хотя мне было сразу понятно, что герой мёртв, но все равно все очень понравилось. Трогательный и трепетный рассказ о любви до гробовой доски — и после. Желаю Вам успеха!

Елена
Гость
Елена

Спасибо! Очень интересная идея, и написано ярко, живо, герои реальные. Идея очень романтичная. Примерно две трети повествования я думала, что жена тоже умерла вместе с ним. По рассказу можно снять милый и добрый романтический фильм. Удачи вам!

Netta
Гость
Netta

Отлично! Мне очень понравилось. Прекрасно нагнетается атмосфера, и вы очень правильно выбрали рассказчика, получилось очень достоверно. Отличные диалоги.
Сцена с пистолетом — немножко рояль в кустах, а ещё макушки тополей не могут быть заснеженными, у них же ветки торчат вертикально вверх :)
Но в остальном — супер! Спасибо :)